Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 18 января 2019 г. N Ф06-42015/18 по делу N А65-11761/2018

Обзор документа

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 18 января 2019 г. N Ф06-42015/18 по делу N А65-11761/2018

г. Казань    
18 января 2019 г. Дело N А65-11761/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 15 января 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 18 января 2019 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Логинова О.В.,

судей Егоровой М.В., Ольховикова А.Н.,

при участии представителей:

общества с ограниченной ответственностью "Инвэнт" - Галимзяновой С.А. (доверенность от 09.01.2019 N 01-ИНВ/2019),

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан - Сердюковой М.Ю. (доверенность от 26.01.2018 N 2.4-0-23/00690), Саутиной Е.А. (доверенность от 15.01.2019 N 2.4-0-23/00172), Олехнович Ж.М. (доверенность от 02.04.2018 N 2.4-0-23/03310), Шигабетдинова Р.Р. (доверенность от 18.04.2018 N 2.4-0-23/04188),

Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан - Шигабетдинова Р.Р. (доверенность от 26.06.2018 N 2.1-39/30),

в отсутствие:

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Республике Татарстан - не явился, извещен,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные общества с ограниченной ответственностью "Инвэнт" и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.07.2018 (судья Андриянова Л.В.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.10.2018 (председательствующий судья Засыпкина Т.С., судьи Апаркин В.Н., Филиппова Е.Г.)

по делу N А65-11761/2018

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Инвэнт" (ОГРН 1051622004170, ИНН 1655089805), Лаишевский район, с.Столбище, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Республике Татарстан, с привлечением третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан, об оспаривании решения от 11.12.2017 N 1-15,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Инвэнт" (далее - ООО "Инвэнт", общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан (далее - инспекция, налоговый орган) о признании незаконным решения от 11.12.2017 N 1-15 в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 18 000 000 руб. и соответствующих сумм штрафов и пени (пункт 2.1.1), уменьшения убытка по налогу на прибыль за 2013 год в размере 21 833 402 руб. (пункт 2.3.2), уменьшения убытка по налогу на прибыль на сумму 40 666 522 руб. за 2013 год (пункт 2.3.3), уменьшения убытка по налогу на прибыль за 2013 год на сумму 2 062 493,34 руб. (пункт 2.3.4), доначисления налога на прибыль за 2014 год в размере 6 136 415 руб., соответствующих сумм штрафов и пени (пункт 2.3.7), уменьшения убытка по налогу на прибыль за 2015 год на сумму 21 678 087,2 руб. (пункт 2.3.8).

В порядке статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) в качестве соответчика по делу привлечена Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 4 по Республике Татарстан (далее - инспекция N 4).

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.07.2018 заявленные требования удовлетворены частично.

Решение налогового органа признано незаконным в части доначисления НДС в размере 18 000 000 руб. и соответствующих сумм штрафов и пени (пункт 2.1.1), уменьшения убытка по налогу на прибыль на сумму 40 666 522 руб. за 2013 год (пункт 2.3.3), уменьшения убытка по налогу на прибыль за 2013 год на сумму 2 062 493,34 руб. (пункт 2.3.4), доначисления налога на прибыль за 2014 год в размере 6 136 415 руб., соответствующих сумм штрафов и пени (пункт 2.3.7), уменьшения убытка по налогу на прибыль за 2015 год на сумму 21 678 087,2 руб. (пункт 2.3.8).

На инспекцию N 4 возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и интересов заявителя. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.10.2018 решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.07.2018 оставлено без изменения.

Инспекция, не согласившись с принятыми судебными актами в части удовлетворения требований заявителя, обратилась в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неполное выяснение обстоятельств дела и нарушение судами норм материального права, просит отменить их и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Общество, не согласившись с принятыми судебными актами в части отказа в удовлетворении заявленных требований, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить их и принять по делу новый судебный акт.

Представитель заявителя в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе общества, отклонил кассационную жалобу налогового органа по основаниям, изложенным в отзыве.

Представители налогового органа в судебном заседании поддержали доводы, изложенные в своей кассационной жалобе, отклонили кассационную жалобу общества по основаниям, изложенным в отзыве.

В кассационной жалобе общество, ссылаясь на неполное исследование судами предыдущих инстанций всех обстоятельств по делу, выражает несогласие с обжалуемыми судебными актами в части выводов судов о получении обществом необоснованной налоговой выгоды от сделки по уступке прав требования с ОАО "Татнефтегазстройкомплект".

Налоговый орган в своей кассационной жалобе, ссылаясь на неправильное применение судами предыдущих инстанций норм материального права, указывает на несоблюдение обществом режима коммерческой тайны технической документации, являющимся отличительным признаком ноу-хау.

Согласно статье 286 АПК РФ кассационная инстанция проверяет законность судебных актов, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Изучив материалы дела, заслушав представителей заявителя и ответчика, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, и проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 АПК РФ правильность применения судами первой и апелляционной инстанции, норм материального и процессуального права, суд кассационной инстанции оснований для удовлетворения жалобы не находит.

Как следует из материалов дела, налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) всех налогов и сборов за период с 01.01.2013 по 31.12.2015.

По результатам проверки инспекцией принято решение от 11.12.2017 N 1-15 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в виде штрафа в размере 671 040 руб.

Этим же решением обществу доначислены налог на прибыль организаций, НДС, налог на имущество организаций в общей сумме в размере 24 692 973 руб., начислены пени в размере 9 655 156 руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан от 16.03.2018 N 2.8-18/007375@ решение налогового органа отменено в части выводов по взаимоотношениям с индивидуальным предпринимателем Моховой А.А., в остальной части - оставлено без изменения.

Считая решение инспекции незаконным, общество оспорило его в судебном порядке.

Суды первой и апелляционной инстанций, исходя из анализа исследованных доказательств, имеющихся в материалах дела, и установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, пришли к выводу об удовлетворении заявленных требований в части, при этом правомерно исходили из следующего.

Основанием для доначисления НДС в сумме 18 000 000 руб. послужила передача заявителем на территории РФ исключительных прав на использование изобретений на основании незарегистрированного в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности сублицензионного договора, заключенного между заявителем (сублицензиар) и ООО "Таткабель" (сублицензиат), в 4 квартале 2013 года.

Согласно пункту 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) объектом налогообложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

При этом статьей 149 НК РФ установлен перечень операций, освобождаемых от налогообложения НДС.

В силу подпункта 26 пункта 2 статьи 149 НК РФ не облагается НДС (освобождается от налогообложения) реализация на территории РФ исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также прав на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора.

Материалами дела установлено, что между заявителем (сублицензиар) и ООО "Таткабель" (сублицензиат) 23.07.2013 был заключен сублицензионный договор, по условиям которого сублицензиар на основании лицензионных договоров от 14.12.2012 N РД0115269, от 28.05.2013 N РД0124754 и письменных согласий правообладателя ("Джи ЭНД ДаблЮ ЭЛЕКТРИК КОМПАНИ (US)") от 01.04.2013 безвозмездно предоставляет сублицензиату право использования изобретений:

- самозапирающийся соединитель для концевой кабельной муфты (патент РФ N 2467438, выданный 20.11.2012, дата начала отсчета срока действия патента 17.10.2007),

- объединенная концевая заделка для использования вне помещения для кабеля высокого напряжения (патент РФ N 2395862, выданный 27.07.2010, дата начала отсчета срока действия патента 11.05.2006),

- концевая кабельная муфта для применения с высоковольтным кабелем (патент РФ N 2448382, выданный 20.04.2012, дата начала отсчета срока действия патента 08.08.2007), путем ввоза на территорию Российской Федерации, изготовления, применения, предложения о продаже, продажи, иного введения в гражданский оборот или хранения для этих целей продуктов, в которых использованы изобретения, на срок - со дня вступления в силу договора до 26.07.2021 включительно на условиях исключительной лицензии (без сохранения за сублицензиаром права самостоятельного использования изобретений на территории РФ), на срок с 27.07.2021 включительно до окончания срока действия исключительного права на изобретения на условиях простой неисключительной лицензии.

Сублицензионный договор от 23.07.2013 зарегистрирован Федеральной службой по интеллектуальной собственности 31.10.2013 за N РД0134737.

Между заявителем (лицензиат) и ООО "Таткабель" (сублицензиат) заключено соглашение об оказании технической поддержки и о порядке предоставления сублицензии от 05.08.2013 N 100/2-ИНФ/СЛ.

В статье 4 соглашения стороны согласовали сублицензионный сбор - единовременный невозмещаемый взнос, равный 100 000 000 руб., оплачиваемый за предоставление сублицензии на техническую информацию и патенты сублицензиатом лицензиату.

Как правильно указали суды, нормами гражданского законодательства (статьи 1467, 1469 Гражданского кодекса Российской Федерации) не установлено, каким способом лицо обязано обеспечивать конфиденциальность секрета.

Статьей 5 соглашения об оказании технической поддержки и о порядке предоставления сублицензии N 100/2-ИНФ/СЛ заявитель и ООО "Таткабель" установили обязательство сублицензиата поддерживать конфиденциальность и не разглашать третьим сторонам техническую информацию, патенты до тех пор, пока она не станет общедоступной в результате опубликования лицензиатом или лицензиаром. Сублицензиат и лицензиат должны предпринимать все разумные меры по предотвращению разглашения конфиденциальной информации, которая должна оставаться исключительной и эксклюзивной собственностью лицензиата или лицензиара.

Как установлено судами, все предусмотренные соглашением услуги связаны с секретами производства, а также с подготовкой и организацией производства лицензионной продукции, согласно статье 3 Соглашения на момент его заключения лицензиат предоставил сублицензиату всю техническую информацию и патенты, которые могут потребоваться сублицензиату для производства и сборки лицензионных продуктов.

В связи с чем, судами предыдущих инстанций правомерно отклонены доводы налогового органа о том, что отличительным и единственным признаком "ноу-хау" является установление режима коммерческой тайны; общество документально не подтвердило использование им в процессе производства технической документации, имеющей гриф "коммерческая тайна"; не представило приказы о заключении договоров с работниками о неразглашении информации либо другие документы, подтверждающие особый порядок доступа к указанной документации.

Согласно предмету Сублицензионного соглашения (пункт 3 статьи 1) следует, что обладатель исключительного права на секрет производства (ООО "Инвэнт") предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (ООО "Таткабель) право использования соответствующего секрета производства в установленных договором пределах.

Таким образом, довод налогового органа о том, что соглашение не является лицензионным договором на передачу секретов производства (ноу-хау), поскольку по нему также оказываются иные услуги, обоснованно признан судами предыдущих инстанций несостоятельным.

Доказательств того, что техническая информация, указанная в соглашении и входящая в состав передаваемого секрета производства, находится в свободном доступе для третьих лиц; что заявителю были переданы исключительно патенты на лицензионные продукты, наличие которых является достаточным для самостоятельной организации производства лицензионных продуктов, налоговым органом в материалы дела не представлены.

Неправильное отражение в бухгалтерском учете спорных операций не изменяет сути и содержания заключенного соглашения, в связи с чем, с учетом вышеизложенного, суды обоснованно признали правомерным применение заявителем льготы по НДС на основании подпункта 26 пункта 2 статьи 149 НК РФ при реализации лицензии на изобретения и секреты производства.

Основанием для принятия пунктов 2.3.3, 2.3.4, 2.3.7, 2.3.8 оспариваемого решения стали выводы налогового органа о необоснованном завышении заявителем убытка в размере 40 666 522 руб. по налогу на прибыль в результате включения в состав расходов затрат на приобретение лицензии и технической документации по договору с "G&W Electric Company" (2.3.3). Также включение в состав расходов по налогу на прибыль суммы курсовой разницы с указанной кредиторской задолженности в 2013-2015 гг. (2.3.4, 2.3.7, 2.3.8 решения).

По мнению налогового органа, лицензионный договор от 25.12.2012 является безвозмездным, а соглашение о предоставлении лицензии и оказании технической поддержки от 26.07.2011 N 201/1-ИНВ/У не зарегистрировано в установленном порядке.

В соответствии с пунктом 1 статьи 272 НК РФ при применении метода начисления в целях налогообложения прибыли организаций расходы признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты. Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.

В случае, если сделка не содержит таких условий и связь между доходами и расходами не может быть определена четко или определяется косвенным путем, расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно.

В силу пункта 10 статьи 272 НК РФ расходы, выраженные в иностранной валюте, для целей налогообложения пересчитываются в рубли по официальному курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации на дату признания соответствующего расхода.

Согласно подпункту 5 пункта 1 статьи 265 НК РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией.

К таким расходам относятся, в частности: расходы в виде отрицательной курсовой разницы, возникающей от переоценки имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте, за исключением авансов, выданных (полученных) в том числе по валютным счетам в банках, проводимой в связи с изменением официального курса иностранной валюты к рублю Российской Федерации, установленного Центральным банком Российской Федерации.

Отрицательной курсовой разницей в целях настоящей главы признается курсовая разница, возникающая при уценке имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований, выраженных в иностранной валюте, или при дооценке выраженных в иностранной валюте обязательств.

Материалами дела установлено, что между "G&W Electric Company" (Лицензиар) и заявителем (Лицензиат) 26.07.2011 заключено соглашение о предоставлении лицензии и оказании технической поддержки N 201/1-ИНВ/У (далее - Соглашение от 26.07.2011).

В соответствии со статьей 4 Соглашения от 26.07.2011 за предоставление лицензии на техническую информацию заявитель оплачивает "G&W Electric Company" единовременный невозмещаемый взнос в размере 3 260 000 долларов США в определенном порядке (30% в течение двух недель с даты вступления в силу соглашения, 30% в течение двух недель с момента получения обществом информации: дизайн-проект, техническая информация и иное, 30 % в течение двух недель с момента получения технической информации, обучения двух специалистов, приобретения оборудования, 10% окончательный платеж в течение двух недель после успешного производственного испытания).

Между "G&W Electric Company" (Лицензиар) и заявителем (Лицензиат) 25.12.2012 заключен лицензионный договор, зарегистрированный Федеральной службой по интеллектуальной собственности за N РД0115268.

24.08.2011 и 16.12.2011 заявителем перечислены денежные средства в размере 60% от стоимости, установленной статьей 4 Соглашения от 26.07.2011.

Как правильно указано судами предыдущих инстанций, Соглашение от 26.07.2011 не подлежит государственной регистрации в силу передачи информации, не являющейся объектом государственной регистрации. При этом, техническая информация была получена заявителем и данное обстоятельство налоговым органом не опровергнуто.

Ссылка налогового органа на безвозмездность лицензионного договора от 25.12.2012 также правомерно отклонена судами, поскольку в целях получения лицензии обществом перечислены денежные средства 1 956 000 долларов США в соответствии с Соглашением от 26.07.2011.

Исполнение Соглашения от 26.07.2011 подтверждается Протоколом передачи патентов и технической информации в рамках Соглашения об оказании технической поддержки и о порядке предоставления сублицензии от 27.08.2013, подписанного заявителем и ООО "Таткабель". Передача прав на изобретения и на техническую информацию сублицензиату на основании вышеуказанного документа подтверждает, что заявитель, в свою очередь, получил техническую информацию (секреты производства) от "G&W ELECTRIC COMPANY". В вышеуказанном протоколе также содержится информация о документах, содержащих секреты производства, переданных заявителем в адрес ООО "Таткабель".

Обучение специалистов Лицензиата на заводе в Шанхае подтверждается направлением группы инженеров ООО "Таткабель" в составе: Лебедева О.О., Бурганутдинова Н.З., Файзуллина М.А., Исаева М., а также переводчика Маснева Е., что подтверждается авансовыми отчетами (с приложением подтверждающих документов) и Приказами о направлении в командировку указанных лиц в Китай. Монтаж производственного оборудования и производственного испытания опытной продукции подтверждается Протоколом от 29.03.2013.

В связи с чем, судами предыдущих инстанций обоснованно отклонены доводы налогового органа со ссылкой налогового органа на письмо ООО "Инвэнт" от 25.07.2014 N ИНВ-01/217 о невыполнении отдельных условий Соглашения от 26.07.2011. При наличии других доказательств, свидетельствующих о выполнении указанных условий, данное письмо такие доказательства не опровергает.

Кроме того, как правильно отмечено судами, нарушение заявителем требований валютного законодательства в части непредставления документов не является основанием для применения неблагоприятных последствий при исчислении и уплате налогов.

Таким образом, в указанной части оспариваемое решение правомерно признано судами незаконным.

Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены. Доводы кассационных жалоб рассмотрены судами и им дана надлежащая правовая оценка. Переоценка исследованных судами доказательств в силу статьи 286 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.07.2018 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.10.2018 по делу N А65-11761/2018 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья О.В. Логинов
Судьи М.В. Егорова
А.Н. Ольховиков

Обзор документа


По НК передача исключительных прав на изобретения и секреты производства, а также прав на использование этих объектов по лицензионному договору освобождается от НДС. Суд округа вслед за предыдущими инстанциями подтвердил, что организация правомерно применила эту льготу. Выводы налоговой инспекции, которая доначислила НДС, ошибочны.

Налоговики указывали, что режим коммерческой тайны - отличительный признак ноу-хау. Но организация такой режим не обеспечила. Она не заключила с работниками договоры о неразглашении информации. Суды отклонили эти доводы, поскольку ГК не устанавливает, каким способом нужно обеспечивать конфиденциальность секрета. По мнению инспекции, заключенное организацией соглашение вовсе не лицензионный договор на передачу секретов производства, поскольку по нему также оказываются иные услуги. Этот довод также несостоятелен. Кроме того, неправильное отражение спорных операций в бухучете не меняет суть и содержание соглашения.