Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение Московского городского суда от 09 июля 2014 N 4г-3252/14 (ключевые темы: нравственные страдания - уголовное преследование - истечение срока давности - возмещение вреда, причиненного преступлением - причинение морального вреда)

Определение Московского городского суда от 09 июля 2014 N 4г-3252/14 (ключевые темы: нравственные страдания - уголовное преследование - истечение срока давности - возмещение вреда, причиненного преступлением - причинение морального вреда)

Определение Московского городского суда от 09 июля 2014 N 4г-3252/14



Судья Московского городского суда Князев А.А., рассмотрев кассационную жалобу ответчика Васильева И.А., подписанную его представителем Васильевым А.В., поступившую в суд кассационной инстанции 27 июня 2014 года, на решение Савеловского районного суда города Москвы от 16 мая 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 марта 2014 года по гражданскому делу по иску Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. к Васильеву И.А. о возмещении вреда, причиненного преступлением,

установил:

Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. обратились в суд с иском к Васильеву И.А. о возмещении вреда, причиненного преступлением, ссылаясь на нарушение своих прав со стороны ответчика.

Решением Савеловского районного суда города Москвы от 16 мая 2013 года заявленные Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. исковые требований удовлетворены частично; постановлено:

- взыскать с Васильева И.А. в пользу Кучеренко С.А. - _ руб.;

- взыскать с Васильева И.А. в пользу Кучеренко А.И. - _ руб.;

- в остальной части иска отказать;

- взыскать с Васильева И.А. в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере _ руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 марта 2014 года решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ответчик Васильев И.А. ставит вопрос об отмене решения суда и апелляционного определения судебной коллегии, считая их незаконными и необоснованными.

Изучив кассационную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам кассационной жалобы не усматривается.

Из представленных документов следует, что 25 августа 2010 года около 13 часов 20 минут истцы Кучеренко С.А. и Кучеренко А.И. находились на своем земельном участке N _ в СНТ "_" по адресу: _ область, _ район, пос. _, _ квартал _ лесничества; в результате конфликта, возникшего между Кучеренко С.А., Кучеренко А.И. и Васильевой Т.Н., Васильевым И.А., последний в результате применения газового пистолета в отношении Кучеренко С.А. и Кучеренко А.И., причинил им легкий вред здоровью; из выписки из карты вызова скорой медицинской помощи N _ от 25 августа 2010 года следует, что Кучеренко С.А. получила телесные повреждения, выразившиеся в виде химического ожога глаз и кожи; из заключения эксперта N _, составленного на основании постановления мирового судьи судебного участка N 247 Солнечногорского судебного района Московской области следует, что Кучеренко С.А. получила химический ожог слизистых оболочек и конъюнктивы обоих глаз, кожи, глазничных областей, слизистой оболочки гортаноглотки; данные повреждения образовались от воздействия химического вещества и могли образоваться при выстреле из газового пистолета при указанных потерпевшей обстоятельствах; Кучеренко С.А. причинен легкий вред здоровью; из карты вызова медицинской помощи N _ от 25 августа 2010 года следует, что Кучеренко А.И. получил телесные повреждения, выразившиеся в виде химического ожога глаз и кожи; из заключения эксперта N _ следует, что Кучеренко А.И. получен химический ожог слизистых оболочек глаз, кожи глазничных областей; данные повреждения образовались от воздействия химического газообразного вещества и могли образоваться при применении газового пистолета при обстоятельствах, указанных потерпевшим; 08 августа 2011 года и.о. дознавателя Отдела МВД России по Солнечногорскому району капитаном милиции Раевским Е.В. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Кучеренко С.А. в отношении Васильева И.А.; из постановления следует, что в действиях Васильева И.А. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренные ст. 115 УК РФ, однако, дела данной категории являются делами частного обвинения и рассматриваются судом по заявлению потерпевшего; 27 августа 2012 года постановлением мирового судьи судебного участка N 247 Солнечногорского судебного района Московской области прекращено уголовное дело в отношении Васильева И.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования; истцам разъяснено право обращения в суд с исковым заявлением о возмещении вреда, причиненного преступлением и компенсации морального вреда в порядке гражданского судопроизводства; 29 октября 2012 года постановлением Солнечногорского городского суда Московской области постановление мирового судьи судебного участка N 247 Солнечногорского судебного района Московской области от 27 августа 2012 года оставлено без изменения.

Обратившись в суд с настоящим иском, истцы Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. указывали на то, что 25 августа 2010 года в 13 час. 20 мин. они, находясь на своем земельном участке N _ в СНТ "_" по адресу: _ область, _ район, пос. _, _-ый квартал _ лесничества, подверглись противоправным действиям с применением газового пистолета со стороны ответчика Васильева И.А., находящегося на соседнем земельном участке N _, который подставил лестницу к забору, разделяющему их участки, облил водой Кучеренко С.А. и Кучеренко А.И., бросил в них _ доски, а затем открыл стрельбу из газового оружия; в результате этого Кучеренко С.А. и Кучеренко А.И. причинены телесные повреждения: ожоги лица, глаз и горла; истцы Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. просили суд взыскать с ответчика Васильева И.А. материальный ущерб, выразившийся в порче имущества, принадлежащего истцам, в сумме _ рубля за испорченную лестницу, и компенсировать моральный вред, который они оценили в _ рублей каждому.

Рассматривая настоящее дело, суд, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришел к выводу о частичном удовлетворении заявленных Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. исковых требований; при этом, суд исходил из положений ст. 151 ГК РФ, согласно которым если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда; в соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (п. 1); размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, индивидуальных особенностей потерпевшего (п. 2); как разъяснено в п.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора; согласно п.3 указанного постановления в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя;

в п.п. 2 и 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 разъясняется, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.; согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред; в силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине; суд пришел к выводу о том, что прекращение уголовного преследования Васильева И.А., обвиняемого по ч. 1 ст. 115 УК РФ, ввиду истечения срока давности уголовного преследования, не означает невозможность принятия к нему мер гражданско-правовой ответственности, поскольку Гражданским кодексом Российской Федерации обязанность по доказыванию отсутствия вины либо наличия иных обстоятельств, освобождающих от ответственности, возложена на причинителя вреда; истцы, в свою очередь, обязаны доказать факт причинения морального вреда, его размер, а также наличие причинно-следственной связи между незаконными действиями ответчика и имеющимися у истцов физических и нравственных страданий; суд принял во внимание, что уголовное преследование в отношении Васильева И.А. прекращено по не реабилитирующим основаниям, с согласия самого ответчика; вопрос об отсутствии в его действиях признаков состава преступления судом при рассмотрении уголовного дела не установлен; таким образом, суд пришел к выводу о том, что Васильев И.А. не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих об отсутствии с его стороны вины в причинении истцам Кучеренко А.И. и Кучеренко С.А. телесных повреждений, повлекших физическую боль, то есть физических и нравственных страданий; ответчик Васильев И.А. каких-либо доказательств в опровержение доводов истцов о том, что они подверглись противоправным действиям с применением газового пистолета со стороны ответчика Васильева И.А., причинившим телесные повреждения, не представил; в то же время обстоятельства, на которых истцы Кучеренко А.И. и Кучеренко С.А. основывают свои исковые требования, подтверждаются выписками из карт вызова скорой медицинской помощи N _, N _ от 25 августа 2010 года, заключениями экспертов N _, _, согласно которым Кучеренко С.А., Кучеренко А.И. получили химические ожоги слизистых оболочек и конъюнктивы глаз, кожи, глазничных областей, слизистой оболочки гортаноглотки; данные повреждения образовались от воздействия химического вещества и могли образоваться при выстреле из газового пистолета при указанных потерпевшими обстоятельствах; Кучеренко С.А. и Кучеренко А.И. причинен легкий вред здоровью; поскольку нанесение именно ответчиком Васильевым И.А. вреда здоровью истцам Кучеренко А.И. и Кучеренко С.А. подтверждено совокупностью приведенных доказательств, постольку суд нашел требования истцов доказанными и обоснованными, ответчиком каких-либо доказательств, подтверждающих отсутствие вины в причинении истцам физических и нравственных страданий, не представлено; при этом, суд принял во внимание разъяснения, данные в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", согласно которым следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, то факт причинения ему морального вреда предполагается; определяя размер компенсации морального вреда, подлежащий взысканию с ответчика Васильева И.А. в пользу истцов Кучеренко А.И. и Кучеренко С.А., суд учитывал характер и степень физических и нравственных страданий истцов, фактические обстоятельства дела, степень вины ответчика в допущении нарушения личных прав истцов; принимая во внимание принцип соразмерности, разумности и справедливости, суд пришел к выводу о взыскании с Васильева И.А. в пользу истцов Кучеренко А.И. и Кучеренко С.А. в счет компенсации морального вреда по _ рублей каждому; в соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать суду те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений; суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истцов Кучеренко А.И. и Кучеренко С.А. о взыскании с ответчика Васильева И.А. возмещения материального ущерба, выразившегося в порче имущества, принадлежащего истцам, поскольку истцами не доказан факт причинения вреда их имуществу действиями ответчика Васильева И.А.; при этом, на основании ст. 103 ГПК РФ суд взыскал с ответчика Васильева И.А. в бюджет города Москвы госпошлину в размере _ рублей.

С данными выводами суда по существу согласилась судебная коллегия, которая по мотивам, изложенным в апелляционном определении судебной коллегии, оставила решение суда без изменения, дополнительно указав на то, что не может быть принят во внимание довод Васильева И.А. о том, что уголовное дело в отношении него прекращено постановлением мирового судьи судебного участка N 247 Солнечногорского судебного района Московской области от 27 августа 2012 года, поскольку уголовное дело прекращено ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, что не является реабилитирующим основанием; прекращение уголовного дела в подобных случаях само по себе не является свидетельством незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования; оно означает не исправление ошибки или иного нарушения закона, а отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, несмотря на то, что основания для осуществления в отношении него уголовного преследования сохраняются; исходя из постановления Солнечногорского городского суда Московской области, которым вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, Васильеву И.А. мировым судьей были разъяснены правовые последствия прекращения уголовного дела ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, Васильев И.А. против указанного прекращения производства по делу не возражал.

Выводы суда и судебной коллегии в судебных постановлениях мотивированы и в кассационной жалобе по существу не опровергнуты, так как никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны суда и судебной коллегии по доводам кассационной жалобы из представленных документов не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции не наделен.

Доводы кассационной жалобы о том, что ответчик Васильев И.А. не был надлежащим образом извещен о рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций, не могут быть приняты во внимание, поскольку из представленных документов следует, что Васильев И.А. о рассмотрении дела извещался судом первой инстанции о назначении судебного заседания по данному гражданскому делу на 16 мая 2013 года и о назначении судебного заседания судебной коллегии на 18 марта 2014 года, в которых постановлены настоящие судебные постановления, заблаговременно по адресу его места жительства; неявка ответчика Васильева И.А. в судебное заседание суда первой инстанции и его последующая неявка в судебное заседание суда апелляционной инстанции не повлияла на полноту, всесторонность и объективность рассмотрения судом настоящего дела и на вынесение законного и обоснованного решения, равно как и на полноту, всесторонность и объективность проверки судебной коллегией законности и обоснованности судебного решения и на постановление судебной коллегией правомерного апелляционного определения; в силу принципа диспозитивности гражданского процесса заинтересованное лицо само определяет пределы и способы защиты своих прав; ответчик Васильев И.А. явно знал о нахождении настоящего гражданского дела в производстве суда первой инстанции и о нахождении настоящего дела в производстве суда апелляционной инстанции, так как апелляционная жалоба на решение суда подавалась именно Васильевым И.А.; соответственно, он не был лишен возможности самостоятельно интересоваться датой очередного судебного заседания по данному делу в суде первой инстанции и датой судебного заседания судебной коллегии; таким образом, судом первой и апелляционной инстанций данное дело правомерно рассмотрено в отсутствие ответчика Васильева И.А., его процессуальные права и законные интересы со стороны суда были гарантированы.

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора (в настоящее время - в кассационном порядке). Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора (в настоящее время - в кассационном порядке) по гражданским делам в Российской Федерации, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Доводы кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности также не отвечают.

При таких данных, вышеуказанные решение суда и апелляционное определение судебной коллегии сомнений в их законности с учетом доводов кассационной жалобы ответчика Васильева И.А. не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 381, 383 ГПК РФ,

определил:

В передаче кассационной жалобы ответчика Васильева И.А. на решение Савеловского районного суда города Москвы от 16 мая 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 марта 2014 года по гражданскому делу по иску Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. к Васильеву И.А. о возмещении вреда, причиненного преступлением - для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда - отказать.

Судья Московского

городского суда А.А. Князев

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: