Новости и аналитика Новости Нормы о минимальном размере компенсации за нарушение авторских и смежных прав и незаконное использование товарного знака проверят на конституционность

Нормы о минимальном размере компенсации за нарушение авторских и смежных прав и незаконное использование товарного знака проверят на конституционность

С соответствующей просьбой в Суд обратился Арбитражный суд Алтайского края, в производстве которого в настоящее время находятся два дела по требованиям о взыскании такой компенсации. Арбитражный суд считает, что определяющие ее размер нормы ГК РФ допускают возможность привлечения лица к гражданско-правовой ответственности без учета характера совершенного им нарушения исключительных прав и объема последствий этого нарушения для правообладателя. КС РФ рассмотрел данное обращение в открытом заседании 8 ноября.
 

Суть оспариваемых норм

ГК РФ устанавливает, что при нарушении исключительных прав на отдельные виды результатов интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации правообладатель вправе требовать от нарушителя не возмещения убытков, а выплаты компенсации. Главное отличие такой меры защиты нарушенного права в том, что компенсация подлежит взысканию при доказанности самого факта нарушения, доказывать же размер причиненных убытков правообладатель не должен (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Статья 1301, ст. 1311 и п. 4 ст. 1515 ГК РФ (далее – оспариваемые нормы) предусматривают возможность взыскания такой компенсации за нарушение авторских прав, смежных прав на произведение и незаконное использование товарного знака соответственно. Сумма компенсации, согласно оспариваемым нормам, может составлять от 10 тыс. до 5 млн руб. Конкретный ее размер – в указанных пределах – определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости (абз. 2 п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

При этом если одним деянием нарушены права сразу на несколько объектов исключительных прав, компенсация взыскивается по каждому из них. В случае же когда права на все эти объекты принадлежат одному правообладателю, общий размер взыскания может быть снижен судом, но в любом случае он должен составлять не менее 50% суммы минимальных размеров компенсации за допущенные нарушения (абз. 4 п. 3 ст. 1252 ГК РФ).
 

Фабулы дел

В одном из дел, послуживших основанием для обращения в КС РФ, истец – ООО "К" – требует взыскать с ответчика – ИП Л. – компенсацию за нарушение авторских прав на музыкальные произведения и исключительных прав на фонограммы музыкальных произведений в размере 859 тыс. руб. Нарушение ответчика заключается в продаже контрафактного MP3-диска, содержащего 90 песен. Учитывая, что каждая песня, равно как и каждая фонограмма, является самостоятельным объектом защиты, истец указал, что при продаже одного диска 90 раз нарушены авторские права на музыкальные произведения и 89 раз – смежные права на фонограммы песен, и изначально требовал взыскать с ответчика 1,79 млн руб., то есть по 10 тыс. руб. за каждое нарушение, однако впоследствии уменьшил сумму исковых требований до указанного выше размера.

Суд частично удовлетворил требования истца и присудил в его пользу компенсацию в размере 15 тыс. руб. (решение Арбитражного суда Алтайского края от 8 июня 2015 г. по делу № А03-22533/2014). Снижая сумму возмещения, суд основывался на том, что степень вины ответчика незначительна, доказан факт продажи только одного контрафактного товара, стоимость которого невелика (75 руб.), истец вправе предъявить требования не только к конечному продавцу, но и к производителю товара и перепродающим его лицам. Также суд принял во внимание тяжелое материальное положение ИП Л., имеющей малолетнего ребенка-инвалида. Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, согласившись с выводом о том, что взыскание компенсации в размере 859 тыс. руб. за продажу контрафактного товара стоимостью 75 руб. невозможно, так как в этом случае явно нарушаются принципы разумности и справедливости (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 г. по делу № А03-22533/2014).

Однако суд кассационной инстанции указал, что нижестоящие суды неправильно истолковали и применили п. 3 ст. 1252, ст. 1301 и ст. 1311 ГК РФ, и подчеркнул, что суды обязаны взыскивать за каждое нарушение не менее 10 тыс. руб., поскольку такой минимум прямо установлен законом. Кроме того, он отметил, что в рассматриваемом деле не может применяться и положение о возможности снижения на 50% общей суммы взыскиваемой компенсации в случае нарушения прав одного правообладателя, поскольку оно распространяется только на правоотношения, возникшие после 1 октября 2014 года, а нарушение имело место в 2013 году. Решения нижестоящих судов были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 января 2016 г. по делу № А03-22533/2014).

Для составления искового заявления о защите прав на использование товарного знака и взыскании компенсации воспользуйтесь "Конструктором правовых документов" в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

Во втором исковом производстве объединены требования ЗАО "А" к девяти ИП о взыскании компенсации за незаконное использование товарных знаков, а именно за продажу наборов игрушек в виде персонажей детского мультфильма (дело № А03-21306/2015). По мнению истца, каждый ИП при продаже одного набора игрушек нарушил его исключительные права на несколько товарных знаков (до шести), поэтому заявленные требования варьируются от 49 тыс. до 60 тыс. руб. Арбитражный суд Алтайского края считает такой размер компенсации несоразмерным последствиям нарушения, так как стоимость одного набора игрушек составляет 200 руб.

В тексте обращения в КС РФ арбитражный суд указал, что формулировка оспариваемых норм ограничивает полномочия судов по уменьшению суммы взыскиваемой компенсации до размера, соответствующего фактическим последствиям нарушения гражданских прав и требованиям разумности и справедливости. Это приводит к тому, что при доказанности утверждения истца о наличии нескольких нарушений авторских или смежных прав на произведение, исключительных прав на товарные знаки суд в случае, когда за каждое нарушение истец требует минимальную сумму компенсации, то есть 10 тыс. руб., не может повлиять на определение итогового размера взыскания и обязан автоматически выносить решение о полном удовлетворении исковых требований.

Также суд полагает, что освобождение истца от обязанности доказывать размер своих имущественных потерь может привести к его недобросовестному поведению, когда он не предпринимает никаких мер к предотвращению нарушения его исключительных прав, поскольку размер компенсации на основании судебного решения существенно выше, чем вознаграждение, которое правообладатель может получить при дальнейшем правомерном использовании произведений. "Множество фонограмм музыкальных произведений размещены в Интернете и доступны неопределенному кругу лиц как для прослушивания, так и для бесплатного копирования. Удовлетворение исковых требований к мелким предпринимателям, однократно продавшим диски, объективно не может привести к прекращению нарушения исключительных прав истца в дальнейшем. Истец не предпринимает никаких мер для удаления музыкальных произведений из сети Интернет, однако в массовом порядке тайно производит закупку контрафактных дисков у мелких предпринимателей", – отмечается в тексте обращения в КС РФ.
 

Позиция органов власти

Мнения органов власти о том, соответствуют ли Конституции РФ оспариваемые нормы, разделились. Так, Госдума, Совет Федерации и Генеральная прокуратура РФ встали на сторону правообладателей и попросили КС РФ признать оспариваемые нормы конституционными. Как подчеркнул представитель Совета Федерации Петр Кучеренко, реальный размер понесенных убытков нельзя сравнивать с ценой товара, поскольку нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации имеют длящийся характер. Кстати, такой позиции придерживается и Суд по интеллектуальным правам, отмечая, что при принятии оспариваемых норм законодатель руководствовался тем, что реальное количество нарушений и их объем установить, как правило, невозможно. При этом он не исключает возможности их корректировки на основании правоприменительной практики, подтверждающей факт чрезмерной защиты прав правообладателя.

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, напротив, полагает, что сомнения в конституционности оспариваемых норм обоснованны. "Мультипликационный подход при подсчете количества произведений и введение в гражданское законодательство минимального размера компенсации привели к формированию противоречивой практики, не отвечающей принципу соразмерности гражданско-правовой ответственности, – отметил он. – Это позволяет правообладателям избежать возмещения реально причиненного ущерба, и, соответственно, довольно непростой процедуры обоснования его размера". В результате это может привести к массовому тиражированию судебных решений о взыскании значимых по объему компенсаций в сфере нарушения авторских и смежных прав, хотя применение оспариваемых норм не должно преследовать какую-либо иную цель, кроме восстановления имущественного положения потерпевшего, которое имело место до нарушения исключительного права, поскольку компенсация вводилась как упрощенный способ возмещения убытков, заключил представитель президента.

На необходимость соблюдения принципа справедливости при определении суммы компенсации указал и полномочный представитель Правительства РФ в КС РФ Михаил Барщевский. Кроме того, он подчеркнул нелогичность закрепленного в кодексе подхода, согласно которому суд наделен правом снижать до разумных пределов размер неустойки, которая является по своей природе мерой наказания (ст. 333 ГК РФ), а уменьшить размер компенсации, которая наказанием не является, не может.

Представитель Минюста России Мария Мельникова в свою очередь подчеркнула, что в ряде случаев суды могут назначать наказание ниже низшего предела, установленного законодательством, даже в случае привлечения лиц к административной ответственности. Поэтому, по мнению министерства, в случае совершения незначительного однократного гражданско-правового нарушения суд должен иметь возможность назначить – с учетом характера совершенного нарушения, имущественного и финансового положения нарушителя – справедливый и соразмерный последствиям нарушения размер компенсации либо снизить требуемую правообладателем сумму компенсации в случае ее очевидной несоразмерности.

***

Посчитает ли КС РФ справедливыми нормы, устанавливающие неизменяемый нижний предел размера компенсации за нарушение исключительных прав на некоторые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после провозглашения соответствующего решения Суда.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме:

Читайте также:

Особенности борьбы с контрафактом, или Как защитить свой товарный знак?
Законом предусмотрен ряд методов защиты исключительного права на бренд – какие из них являются более предпочтительными и с какими сложностями может при этом столкнуться правообладатель?

Незаконное использование исключительных прав на объект делает его контрафактным или нет?

Незаконное использование исключительных прав на объект делает его контрафактным или нет?
Недавно ВС РФ на примере сложившейся судебной практики ответил на этот вопрос.

Определен порядок возмещения затрат на зарубежное патентование

Определен порядок возмещения затрат на зарубежное патентование
Необходимый объем средств уже предусмотрен в бюджете на 2016 год.