Новости и аналитика Новости В России появится база экстремистских материалов

В России появится база экстремистских материалов

В России появится база экстремистских материаловВ России появится закрытая база экстремистских материалов, доступ к которой получат только сотрудники правоохранительных органов и эксперты. Об этом сообщил заместитель начальника Главного управления по противодействию экстремизму МВД России Владимир Макаров на прошедших 1 апреля в Общественной палате РФ слушаниях по теме: "Правовое противодействие экстремизму и проблемы экспертизы".

Напомним, на сегодняшний день Минюстом России сформирован федеральный список экстремистских материалов, распространение которых на территории РФ запрещено. Он содержит наименования и индивидуализирующие признаки признанных экстремистскими информационных материалов. В указанный список тот или иной материал (книга, газета, брошюра, текст песен, листовка и др.) включается на основании поступившей в министерство копии вступившего в законную силу решения суда о признании его экстремистским. Экспертное сообщество неоднократно отмечало, что существование данного списка не решает проблемы распространения таких материалов – нередко их название просто заменяется на другое, а содержание не изменяется. Кроме того, одни и те же материалы нередко становятся предметом экспертного исследования, что влечет за собой и временные, и финансовые затраты. В связи с этим Межведомственной комиссией по противодействию экстремизму, заместителем ответственного секретаря которой является Владимир Макаров, и было принято решение о создании базы с ограниченным доступом, содержащей не только наименования экстремистских материалов, но и их содержание (в нее будут включены тексты, изображения, аудио- и видеоматерилы).

 

    ДЛЯ СПРАВКИ

    Экстремистские материалы – предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы (п. 3 ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности").

    Определение экстремистской деятельности (экстремизма) содержится в п. З ст. 1 указанного закона.


 

    ЦИТАТА

    Николай Сванидзе
    Фото: oprf.ru

    Николай Сванидзе, председатель Комиссии ОП РФ по межнациональным отношениям и свободе совести: 

    "Сейчас это особенно важно и актуально в связи с теми очень важными и даже острыми событиями, свидетелями и участниками которых мы являемся, которые связаны с ситуацией международной и внутренней тоже, потому что международная ситуация, она, разумеется, проявляет себя и внутри страны, и очень активно проявляет, и будет еще проявлять.

    Что касается самой проблемы экстремизма, сегодня я скажу только об одном. <...> В связи с размытостью юридических границ и размытостью трактовок закона сегодня есть нарастающая угроза того, что в качестве экстремистских толкуются и будут интерпретироваться действия, которые не просто являются оппозиционными или рассматриваются властью как оппозиционные, а просто даже рассматриваются как несогласованные с властью. И сейчас подобное толкование экстремизма получает довольно широкое распространение, что, на мой взгляд, несет очень серьезную угрозу не только для правовой системы, но и для общества в целом".


 

Участники слушаний обратили внимание на то, что некоторые формулировки антиэкстремистского законодательства1 довольно расплывчаты и толкуются в ряде случаев неоднозначно. Граждане, в том числе представители власти и правоохранительных органов, довольно произвольно пользуются такими понятиями, как "экстремизм", "фашизм" и др. Институт экспертизы в этой области создавался именно для того, чтобы избежать каких-либо произвольных их интерпретаций, отметил директор Информационно-аналитического центра "СОВА" Александр Верховский. Однако в настоящее время сложилась такая практика, когда экспертиза назначается абсолютно во всех делах, где фигурирует слово "экстремизм", хотя совсем не всегда применение специальных знаний действительно необходимо для расследования или вынесения решения по делу. Таким образом, правоприменитель, по сути, создает предпосылки для снижения качества экспертиз, поскольку массовый спрос на их проведение рождает массовое количество экспертиз, далеко не всегда проводимых надлежащим образом. В связи с этим Верховский предложил обдумать идею об ограничении случаев привлечения экспертов ведомственными инструкциями.

Отметим, что в настоящее время существует несколько методик исследования текстов на предмет наличия или отсутствия в них признаков экстремизма, причем экспертное сообщество сходится во мнении о том, что выработать некую единую методику в этой области невозможно. К слову, в ходе слушаний была презентована новая методика такого исследования текстов, разработанная специалистами Санкт-Петербургского государственного университета. Один из ее разработчиков – Сергей Кузнецов, директор Центра изучения проблем экстремизма СПбГУ, – отметил, что эксперт должен устанавливать коммуникативные задачи и целевую направленность высказывания, но не более того. Решение о признании материала экстремистским выносится исключительно судом, поэтому эксперт не вправе отвечать на вопросы типа: "Является ли данное высказывание экстремистским или нет?". Напомним, запрет на решение экспертами правовых вопросов закреплен в Постановлении Пленума ВС РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам".

Еще один разработчик указанной методики – Сергей Оленников, к. ю. н., сотрудник кафедры уголовного права юридического факультета СПбГУ, – подчеркнул, что в законодательстве содержится много оценочных терминов, например, "пропаганда", "агитация", "ненависть", "вражда", которые могут толковаться двояко, и от их трактовки зависит, содержит ли деяние признаки состава преступления или нет. К тому же, несмотря на то, что Пленум ВС РФ в Постановлении от 28 июня 2011 г. № 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" довольно подробно разъяснил, как нужно толковать нормы закона, связанные с этими преступлениями, на практике возникают такие ситуации, когда, например, экстремизмом признается критика каких-либо взглядов, а не конкретного человека или группы людей. Также Оленников добавил, что проблемы в толковании тех или иных норм создаются и поправками, вносимыми в законодательство. Так, опасения вызывает вступающая в силу с 9 мая текущего года новая ст. 280.1. УК РФ – "Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации", поскольку ни определения таких действий, ни их перечня в законе не содержится.

Эксперт Дмитрий Дубровский, сотрудник факультета свободных искусств и наук СПбГУ, затронул еще одну важную проблему – отсутствие в России института профессиональной репутации эксперта. По его словам, для повышения качества экспертиз необходимо выносить заключения экспертов на публичное обсуждение, чтобы экспертное сообщество могло оценить, в частности, насколько использованные экспертом методика и научная литература адекватны поставленным перед ним вопросам.

Участники слушаний также подчеркнули, что методики, которые использует эксперт, должны быть как можно более понятными, поскольку в настоящее время судам очень сложно оценить проведенное с их использованием исследование. Кроме того, большинство экспертов считает, что по таким делам должна производиться комплексная экспертиза (например, лингвистом и психологом).

Член ОП РФ Иосиф Дискин проанализировал существующую проблему исследования материалов на предмет выявления в них признаков экстремизма с точки зрения социологии. Он подчеркнул, что эксперт-лингвист не сможет оценить воздействие какого-либо высказывания на конкретного человека или группу лиц. Только специалист-социолог сможет проанализировать его, учитывая сложившую на данный момент социальную обстановку в стране.

 

    ЦИТАТА

    Иосиф Дискин
    Фото: oprf.ru

    Иосиф Дискин, председатель Комиссии ОП РФ по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов Российской Федерации: 

    "Проблема экспертизы важна. Но как действовать в условиях, когда отсутствует единый нравственно-этический консенсус в обществе, и как действовать в условиях, когда в стране кризис социальной науки? Как действовать, когда отсутствуют прочные представления о научных рамках, прочные представления о репутации эксперта? <...>

    В условиях достаточно сильного идейно-политического раскола и в условиях, когда существуют эксперты, придерживающиеся разных идейно-политических представлений, как в этой ситуации быть? <...>

    Прочного экспертного сообщества нет, прочного этического фундамента нет, прочной структуры социальной науки, на которую можно было бы опереться, тоже нет. Что же с таких случаях делать? Единственный способ – конвенция, выработка конвенции, которая является исключением предельных маргинальных случаев из корпуса экспертиз".


 

В заключение Иосиф Дискин отметил, что для решения существующих проблем в данной области необходимо еще:

  • ввести спецкурс по экстремизму для правоприменителей на базе Российской академии правосудия, которая осуществляет, в частности, подготовку, переподготовку и повышение квалификации судей;
  • начать формировать корпус экспертиз (в открытом доступе) по делам экстремистской направленности и выносить их на публичное обсуждение.

Источник: ИА "ГАРАНТ"

 

 Документы по теме:  Новости по теме:

 

  

_________________________

1 К антиэкстремистскому законодательству относится, в частности, Конституция РФ, УК РФ, КоАП РФ, ГК РФ, УПК РФ, ГПК РФ, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ "О противодействии терроризму". Также в правовую базу противодействия экстремизму входят Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-I "О средствах массовой информации", Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ "О свободе совести и религиозных объединениях", Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ "Об общественных объединениях", Федеральный закон от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ "О политических партиях" и др.