Новости и аналитика Новости Можно ли изъять у банкрота единственное жилье, право собственности на которое было зарегистрировано после возбуждения дела о банкротстве?

Можно ли изъять у банкрота единственное жилье, право собственности на которое было зарегистрировано после возбуждения дела о банкротстве?

Можно ли изъять у банкрота единственное жилье, право собственности на которое было зарегистрировано после возбуждения дела о банкротстве?
ladyann / Depositphotos.com

Конституционный Суд Российской Федерации уже давно – в 2012 году – постановил, что цель исполнительского (имущественного) иммунитета, установленного в отношении жилых помещений, являющихся для должников и членов их семей единственным пригодным для постоянного проживания жильем (абз. 2 ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса), – не в том, чтобы в любом случае сохранить за должником принадлежащее ему жилое помещение, а в том, чтобы гарантировать этому лицу и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования. В связи с этим федеральному законодателю было рекомендовано установить пределы действия исполнительского иммунитета, чтобы в ситуации, когда единственное жилье должника по своим характеристикам явно превышает разумную потребность самого должника и членов его семьи в жилище, можно было, с одной стороны, обеспечить возможность удовлетворения требований кредитора, а с другой – сохранить для должника и его семьи жилищные условия, достаточные для нормального существования (Постановление КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П).

Поскольку до сих пор соответствующие изменения в законодательство не внесены, КС РФ пошел дальше и весной этого года уточнил свою позицию, указав, что нормы об исполнительском иммунитете – абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и связанное с ним положение п. 3 ст. 213.25 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (далее – Закон № 127-ФЗ), устанавливающее правило об исключении из конкурсной массы имущества, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание, – не могут являться нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на единственное жилое помещение должника в ситуации, когда суд считает применение исполнительского иммунитета необоснованным (Постановление КС РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П; далее – Постановление № 15).

То есть Суд фактически разрешил не применять исполнительский иммунитет при условии, что такое неприменение не приведет к тому, что должник и члены его семьи останутся без пригодного для проживания жилого помещения, площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, в пределах того же населенного пункта, где должник и его семья проживают. Таким образом, схема, которую на практике пытаются реализовывать кредиторы: предоставить должникам пригодные для проживания жилые помещения меньшей площади, чем их единственное жилье, и за счет средств от реализации последнего получить удовлетворение своих требований, становится допустимой. На это прямо указал КС РФ, подчеркнув, что порядок предоставления кредитором должнику такого замещающего помещения будет устанавливать суд.

Кроме того, КС РФ напомнил, что суды могут отказывать в применении исполнительского иммунитета и в случае, если будет установлено, что само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, связано со злоупотреблением правом, и перечислил некоторые обстоятельства, которые суды вправе учитывать, оценивая поведение должника в период, предшествующий взысканию долга.

Принятие Постановления № 15-П не снимает с федерального законодателя обязанность внести в законодательство изменения, закрепляющие пределы действия исполнительского иммунитета, порядок и критерии оценки жилья как явно превышающего по своим характеристикам уровень, достаточный для нормального существования (площадь помещения, конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), а также порядок обращения взыскания на так называемое роскошное жилье. Однако теперь, надо полагать, судебная практика по такого рода спорам будет строиться, скорее, на возможности неприменения исполнительского иммунитета – разумеется, при соблюдении всех условий, обозначенных КС РФ в данном постановлении.

Верховный Суд Российской Федерации в одном из своих недавних решений уже ориентировался на необходимость учета правовых позиций, изложенных в Постановлении № 15-П (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 июля 2021 г. № 303-ЭС20-18761), поэтому соответствующее дело следует разобрать подробно.  

 

Фабула дела и позиции судов

Составить исковое заявление помогут юристы – партнеры компании "Гарант".

Оставить заявку на подбор юриста

Гражданин Б. – должник, признанный банкротом, в ходе процедуры реализации его имущества обратился в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы земельного участка площадью 2,1 тыс. кв. м и расположенного на нем жилого дома площадью 366,4 кв. м. на основании абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и п. 3 ст. 213.25 Закона № 127-ФЗ, указав, что этот дом является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Арбитражный суд, рассмотрев данное заявление, в его удовлетворении отказал, придя к выводу о том, что должник искусственно создал ситуацию, в которой спорное жилье стало для него единственным. Суд установил, что право собственности должника на спорный дом было зарегистрировано после введения процедуры реализации его имущества – 16 января 2020 года (процедура реализации была введена 14 января того же года). При этом регистрация по месту жительства должника в принадлежащем ему доме была осуществлена только 8 мая 2020 года, и в тот же день он обратился в суд с заявлением об исключении дома из конкурсной массы. До этой даты должник был зарегистрирован по месту жительства в квартире, принадлежащей его матери. Суд посчитал, что возможной целью этих действий – регистрации в спорном жилом доме и попытки наделить его имущественным приоритетом – является вывод из конкурсной массы единственного ликвидного имущества и причинение вреда кредиторам, и квалифицировал действия должника как злоупотребление правом в соответствии с ч. 1 ст. 10 Гражданского кодекса (Определение Арбитражного суда Хабаровского края от 21 сентября 2020 г. по делу № А73-12816/2019).

Суд апелляционной инстанции оставил данное решение в силе, отклонив приведенные в апелляционной жалобе доводы должника о том, что поздняя смена регистрации по месту жительства была обусловлена длительностью регистрационных процедур при оформлении прав на жилье, как необоснованные, так как из материалов дела следует, в частности, что строительство дома было завершено в 2012 году, а за оформлением технического плана здания должник обратился только в декабре 2019 года – уже после возбуждения дела о банкротстве (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17 ноября 2020 г. № 06АП-5327/2020).

В кассационной жалобе должник снова указал, что иного жилья, кроме спорного дома, у него нет, прав на квартиру матери, в которой он был зарегистрирован до регистрации в этом доме, он не имеет. По его мнению, факт регистрации в спорном доме в ходе процедуры банкротства не может служить основанием для признания его действий злоупотреблением правом, тем более что информация о наличии в собственности земельного участка и расположенного на нем дома была доведена до финансового управляющего должником задолго до обращения в суд с заявлением об исключении данного имущества из конкурсной массы. При этом никаких сделок с этой недвижимостью, что позволяло бы говорить об умышленном придании спорному дому статуса единственного жилья, не совершалось. Кроме того, требования кредитора должника – банка – основываются на договоре поручительства, в отношении основного должника по которому также проводится процедура реализации имущества, в связи с чем исключение спорного дома из конкурсной массы должника – поручителя не нарушает права кредитора.

Рассмотрев данную жалобу, арбитражный круг округа встал на сторону должника. Суд отметил, что единственным основанием для вывода нижестоящих судов о недобросовестности действий должника послужил факт регистрации его права собственности и постановки на регистрационный учет по месту жительства в спорном доме после введения процедуры реализации имущества. При этом регистрационный учет представляет собой лишь фиксацию сведений о месте жительства лица, но никак не связан с имущественными правами. Таким образом, поскольку тот факт, что должник не имеет иного жилья, кроме спорного, не был опровергнут, а доказательств совершения должником действий, направленных на искусственное придание жилому дому статуса единственно пригодного для проживания, в материалы дела не было представлено, у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении заявления должника, посчитал суд и принял решение об исключении из конкурсной массы должника спорного дома и земельного участка, на котором он расположен (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 28 января 2021 г. № Ф03-5967/2020).

 

Оценка ВС РФ решений нижестоящих судов

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия), на рассмотрение которой была передана кассационная жалоба банка – кредитора должника, не поддержала ни одну из нижестоящих инстанций.

Так, коллегия подчеркнула, что согласно ст. 31 Жилищного кодекса члены семьи собственника, проживающие с ним в принадлежащем ему жилом помещении, – к ним относятся его супруг, а также дети и родители – вправе пользоваться данным помещением наравне с самим собственником. И если должник имеет такое право и пользуется жилым помещением, принадлежащим его родителю, обращение взыскания на принадлежащее должнику на праве собственности жилое помещение возможно.

Кроме того, совершение должником в преддверии или в рамках процедуры банкротства действий, направленных на изменение регистрации по месту жительства, исключительно с целью создания объекта, защищенного исполнительским иммунитетом, может быть квалифицировано как злоупотребление правом, и в таком случае суд вправе отказать в применении данного иммунитета к такому объекту. При этом ему рекомендуется учесть и сопоставить следующие обстоятельства:

  • время предъявления претензии, иска о взыскании долга, вынесения решения о присуждении долга, возбуждения исполнительного производства, возбуждения дела о банкротстве;
  • причины изменения должником регистрации по месту жительства: было ли это сделано, чтобы зафиксировать сложившееся еще до предъявления кредитором требований положение дел, или все же с целью уклониться от погашения долга;
  • наличие или отсутствие объективных причин для смены места жительства.

Однако в рассматриваемом деле суды первой и апелляционной инстанций, по мнению коллегии, поторопились с выводами о недобросовестности действий должника. Несмотря на то что предполагается – на основании ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. № 5242-I "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" в том числе, – что место жительства лица определяется данными регистрационного учета, данное лицо может иметь не совпадающее с местом регистрации место жительства и вправе подтвердить это в рамках судебного разбирательства, что не противоречит сложившейся судебной практике. В данном случае должник отмечал, что адрес его регистрации по месту жительства и место фактического проживания не совпадали: задолго до возбуждения дела о банкротстве он начал жить в спорном доме, самостоятельно достраивая его, выполняя отделочные и другие работы и предпринимая меры по регистрации данного объекта недвижимости. Задержка в регистрации была обусловлена в том числе судебными спорами с владельцем соседнего земельного участка об установлении границ. Эти обстоятельства не были надлежащим образом оценены судами, что является прямым нарушением требований ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса, заключила коллегия.

Позиция суда округа также признана ошибочной. Во-первых, учитывая положения ст. 31 Жилищного кодекса РФ, нельзя говорить о том, что должник не имел никаких прав в отношении квартиры матери, подчеркнула коллегия. Во-вторых, суд округа должен был обратить внимание на то, что связанные с установлением фактического места жительства должника обстоятельства не были проверены судами первой и апелляционной инстанций, а не просто констатировать отсутствие в действиях должника признаков злоупотребления правом.

 

Применение новой позиции КС РФ

Подчеркнув, что вынесение КС РФ постановления, содержащего толкование каких-либо норм, обязывает суды применять соответствующие положения именно в таком истолковании, в том числе при рассмотрении дел, производство по которым было возбуждено и решения нижестоящих судов состоялись до вступления в силу такого постановления (в соответствии с ч. 5 ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ), коллегия посчитала необходимым применить в рассматриваемом деле правовые позиции, содержащиеся в Постановлении № 15-П. Главный их смысл, напомним, заключается в том, что правила об исполнительском иммунитете не исключают возможности ухудшения жилищных условий должника и членов его семьи, но такое ухудшение не должно вынуждать должника к переезду в другой населенный пункт, и он в любом случае не должен остаться без пригодного для проживания жилья, площадью не меньшей, чем по нормам предоставления жилья по социальному найму. Кроме того, отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл, в связи с чем необходимо учитывать соотношение рыночной стоимости жилого помещения должника и величины долга (что предполагает также необходимость оценки замещающего жилья и издержек конкурсной массы на продажу принадлежащего должнику помещения и покупку замещающего).

По мнению КС РФ, в процедуре банкротства замещающее жилье может быть предоставлено должнику кредитором в установленном судом порядке. Коллегия же, в свою очередь, отметила, что в таком случае кредитор принимает на себя возможный риск того, что вырученные от продажи принадлежащего должнику жилья средства могут не покрыть расходы на приобретение замещающего помещения (в случае, например, изменения конъюнктуры рынка недвижимости).

При этом коллегия допускает также возможность приобретения замещающего жилого помещения в процедуре банкротства финансовым управляющим – за счет средств от продажи жилья должника. Но в таком случае необходимо будет оформить сделку купли-продажи так, чтобы право собственности должника на продаваемое помещение прекращалось не ранее, чем возникнет право собственности на замещающее жилье, и предусмотреть возможность прекращения торгов в случае снижения цены ниже уровня, который позволит эффективно пополнить конкурсную массу (с учетом затрат на приобретение замещающего жилья).

До направления в суд, в производстве которого находится дело о банкротстве, ходатайства об ограничении исполнительского иммунитета путем предоставления замещающего жилья вопрос о приобретении такого жилья должен быть вынесен на обсуждение собрания кредиторов – по аналогии с принятием решения об обращении в суд с ходатайством о введении реализации имущества должника (данный вопрос в соответствии с абз. 5 п. 12 ст. 213.8 Закона № 127-ФЗ относится к исключительной компетенции собрания кредиторов), полагает коллегия. Свое мнение о том, имеет ли жилье должника признаки роскошного (излишнего), об экономической целесообразности его реализации в целях погашения требований кредиторов, условиях, на которых кредитор (или собрание) готовы предоставить должнику замещающее жилье, и требованиях, которым оно должно соответствовать, вправе высказать все кредиторы, финансовый управляющий, должник и иные заинтересованные лица.

Арбитражный суд, приняв решение об ограничении исполнительского иммунитета и предоставлении должнику замещающего жилья, должен утвердить условия и порядок его предоставления. Оформляется такое решение, как отметила коллегия, определением арбитражного суда (по правилам п. 1 ст. 60 Закона № 127-ФЗ), которое может быть обжаловано.

Основываясь на вышеизложенных положениях, коллегия привела конкретную схему действий судов, которая должна быть реализована в рассматриваемом деле. При отсутствии в действиях должника признаков злоупотребления правом судам следует обязать финансового управляющего имуществом должника провести собрание кредиторов для обсуждения вопроса о предоставлении должнику замещающего жилья, установить рыночную стоимость жилого дома и земельного участка, на котором он расположен, стоимость замещающего жилого помещения, а также величину издержек, связанных с продажей дома и участка и покупкой замещающего жилья. После этого нужно рассчитать, насколько пополнится конкурсная масса после замены жилого помещения должника, и определить, не будет ли эта сумма малозначительной, что не позволит признать продажу дома и участка эффективным способом погашения требований кредиторов.

Кроме того, необходимо (и суды должны были это сделать) проверить доводы должника о том, что основной должник кредитора по обязательствам, в котором он выступает поручителем, имеет активы, достаточные для погашения долга перед банком. Подтверждение этих доводов исключит необходимость продажи спорных земли и дома: в ситуации, когда имущество основного должника реализуется и есть объективные основания полагать, что выручки от его продажи хватит для удовлетворения требований кредитора, суд, рассматривающий дело о банкротстве гражданина-поручителя, при утверждении порядка обращения взыскания на его жилое помещение может установить, что данное жилье подлежит реализации лишь при недостаточности для проведения расчетов с кредитором имущества основного должника, заключила коллегия.   

Данная схема, надо полагать, и будет использована судом первой инстанции, куда коллегия, отменив все акты нижестоящих судов, направила на новое рассмотрение обособленный спор об исключении из конкурсной массы должника принадлежащих ему земельного участка и расположенного на нем дома.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме:

Читайте также:

КС РФ определил условия, когда можно взыскивать единственное жилье у должника

КС РФ определил условия, когда можно взыскивать единственное жилье у должника

Оспариваемая норма ГПК РФ отныне не будет основанием полного запрета на изъятие жилья должников.

ВС РФ пояснил, в каком случае отказ от иска в рамках общеискового производства может быть обжалован по правилам банкротного законодательства

ВС РФ пояснил, в каком случае отказ от иска в рамках общеискового производства может быть обжалован по правилам банкротного законодательства

Речь идет о возможности применения в такой ситуации специальных оснований оспаривания подозрительных сделок должника.

Конкурсный управляющий вправе при содействии суда получить сведения о родственниках контролирующих должника лиц

Конкурсный управляющий вправе при содействии суда получить сведения о родственниках контролирующих должника лиц

ВС РФ отменил ранее принятые судебные акты и удовлетворил заявление конкурсного управляющего.