Новости и аналитика Новости КС РФ: по запросу супруга и близких родственников умершего пациента медорганизация обязана предоставить им всю меддокументацию пациента

КС РФ: по запросу супруга и близких родственников умершего пациента медорганизация обязана предоставить им всю меддокументацию пациента

КС РФ: по запросу супруга и близких родственников умершего пациента медорганизация обязана предоставить им всю меддокументацию пациента
sudok1 / Depositphotos.com

Супруг умершего, его близкие родственники (и неблизкие – если близких нет), а также лицо, которое указано в информированном добровольном согласии пациента (далее – ИДС) в качестве того, кому можно передавать информацию о состоянии его здоровья, например, "гражданский" супруг, – все они вправе получить доступ к медицинской документации умершего пациента с правом ее копирования. Отказ в предоставлении такой информации со ссылкой на врачебную тайну противоречит ч. 2 ст. 24 Конституции  Российской Федерации, согласно которой любая информация должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы непосредственно затрагивают его права и свободы.

На это указал Конституционный Суд РФ (постановление Конституционного Суда РФ от 13 января 2020 г. № 1-П "По делу о проверке конституционности частей 2 и 3 статьи 13, пункта 5 части 5 статьи 19 и части 1 статьи 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки Р.Д. Свечниковой"), рассмотрев жалобу вдовы пациента НИИ гематологии. Имея подозрения, что его кончина связана, в том числе, с некачественным оказанием ему медицинской помощи, вдова безуспешно пыталась получить его медицинскую карту (муж указал ее в одном из ИДС как лицо, которому нужно сообщать информацию о его здоровье). Прокурор одобрил действия медиков по сохранению врачебной тайны. Отказ в предоставлении медкарты был признан законным решениями районного и областного судов, а ВС РФ отказался пересматривать дело. Суды сочли, что наличие ИДС не является основанием для выдачи другому лицу меддокументов, а лишь дает право на получение информации о диагнозе и состоянии здоровья пациента. А право получать меддокументы и читать их остается исключительно у пациента.

Кроме того, по факту смерти было возбуждено уголовное дело, а вся документация была изъята из НИИ гематологии следователем. И хотя вдова была, разумеется, признана потерпевшей, однако ознакомиться с медкартой мужа в рамках уголовного она все же не смогла, – следователь разъяснил, что право на ознакомление с материалами уголовного дела возникнет у нее только после окончания расследования.

Таким образом, к моменту обращения в КС РФ все правовые средства к ознакомлению с меддокументами были исчерпаны.

Конституционный Суд РФ, рассматривая жалобу, напомнил о ранее высказанной им позиции: если сведения о причине смерти и диагнозе заболевания пациента доступны родным пациента в силу закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", то сохранение в тайне от них информации о предпринятых мерах медицинского вмешательства, в том числе о диагностике, лечении, назначенных препаратах, не может во всех случаях быть оправдано необходимостью защиты врачебной тайны, особенно с учетом мотивов и целей обращения за такими сведениями. В таких ситуациях суд либо прокурор, по мнению КС РФ, должны – на основе принципов соразмерности и справедливости – принять решение о необходимости ознакомить родных умершего пациента со сведениями из его истории болезни (определение от 09 июня 2015 г. № 1275-О). Однако КС РФ констатировал, что на практике данные органы не прилагают достаточных усилий, чтобы быстро и эффективно защитить права граждан в этой сфере. Госдума, со своей стороны, тоже бездействует – после упомянутого определения от 09 июня 2015 № 1275-О Закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" был скорректирован 34 раза, но ни одна из этих поправок не облегчила доступ заинтересованных лиц к медицинской документации умершего пациента.

С учетом этого Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ спорные положения Закона об основах охраны здоровья граждан – в той мере, в какой их неопределенность не позволяет определить условия и порядок доступа к медицинской документации умершего пациента его супруга (супруги), близких родственников (членов семьи) и (или) иных лиц, указанных в его ИДС. Федеральному законодателю надлежит внести в спорные нормы необходимые изменения.

А пока соответствующие поправки в Закон № 323-ФЗ не приняты – медицинским организациям надлежит по требованию супруга (супруги), близких родственников (членов семьи) умершего пациента, лиц, указанных в его ИДС, предоставлять им для ознакомления медицинские документы умершего пациента, с возможностью снятия своими силами копий (фотокопий), а если соответствующие медицинские документы существуют в электронной форме – предоставлять соответствующие электронные документы.

Отказать им в этом можно только в одном случае: если при жизни пациент выразил запрет на раскрытие сведений о себе, составляющих врачебную тайну.

Документы по теме:

Читайте также:

Дело о компенсации морального вреда из-за смерти онкопациентки, которой ошибочно сделали мастэктомию, ушло на пересмотр

Дело о компенсации морального вреда из-за смерти онкопациентки, которой ошибочно сделали мастэктомию, ушло на пересмотр

По мнению истцов — родственников умершей пациентки – ей неправильно был установлен диагноз и неправильно выбрана тактика лечения.

Сколько стоит человеческая жизнь? Эксперты обсудили справедливую сумму компенсации морального вреда

Сколько стоит человеческая жизнь? Эксперты обсудили справедливую сумму компенсации морального вреда

Так, "средний" по стране размер компенсации морального ущерба за смерть близкого человека составляет 111 тыс. руб., а медианный – еще ниже: 70 тыс. руб.

ВС РФ: кредит, не возращенный организацией, может быть взыскан банком с руководителя как возмещение ущерба

ВС РФ: кредит, не возращенный организацией, может быть взыскан банком с руководителя как возмещение ущерба

В конкретном случае противоправное поведение лица рассматривалось в качестве самостоятельного состава деликта.

Дочь пациента взыскала с больницы стоимость лекарств, которые попросил купить лечащий врач

Дочь пациента взыскала с больницы стоимость лекарств, которые попросил купить лечащий врач

Суд счел эту просьбу нарушением закона об основах охраны здоровья граждан, а расходы дочери пациента на их приобретение – убытками.