Новости и аналитика Интервью Елена Альшанская: "Экономя на детях-сиротах сегодня, мы в будущем потратим из государственного бюджета на этих людей гораздо больше"

Елена Альшанская: "Экономя на детях-сиротах сегодня, мы в будущем потратим из государственного бюджета на этих людей гораздо больше"

Елена Альшанская1 сентября вступило в силу новое Положение о деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (постановление Правительства РФ от 24 мая 2014 г. № 481). О новых тенденциях в организации работы сиротских учреждений порталу ГАРАНТ.РУ рассказала президент благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская.

Елена Леонидовна, для чего, на Ваш взгляд, был предусмотрен такой длительный переходный период (чуть больше года) между принятием Положения и вступлением его в силу?

Период этот нельзя назвать длительным, мне кажется, он даже недостаточен, так как речь идет о коренной реформе деятельности сиротских учреждений. Главная цель реформы – сделать пребывание детей в учреждении краткосрочным, обеспечить активное устройство или возвращение ребенка в семью, а сами условия пребывания в учреждении приблизить к семейным.

То, что это возможно, показывает опыт, который в нашей стране уже есть. С 90-х годов в России на базе разных детских домов проводился эксперимент, в том числе в сфере организации жизни детей как в обычных домах и квартирах. Эти учреждения всегда показывали и лучшие результаты в семейном устройстве. Хорошие показатели у детей, выросших в детских домах семейного типа. Однако почти двадцать лет опыт этих площадок был невостребован.

И хотя опыт того же детского дома № 19 г. Москвы, в том числе, лег в основу законопроекта, сегодня многие малокомплектные, устроенные по семейному типу, детские дома закрылись и продолжают закрываться в некоторых регионах. Исполнительные власти экономят ресурсы и не обращают внимания на то, что их действия делают невозможным обеспечение устройства детей в интернатных учреждениях согласно принятому Положению.

Ведь теперь для воспитанников детских домов необходимо создать условия, максимально похожие на семейные, что предполагает отдельные, устроенные по квартирному типу группы, не больше восьми или шести воспитанников с постоянным составом воспитателей в каждой группе. Обеспечить это в огромных, комбинатного типа детских домах и интернатах невозможно. Закрывая малокомплектные детские дома и укрупняя и так большие учреждения для сирот, регионы загоняют себя в ловушку. При таких условиях они не смогут выполнить требования Положения.

Надо понимать, что польза от изменения условий работы детских домов – это не только нормальные условия для успешной жизни ребенка, но и реальная долговременная экономия для государства. Ведь дети-сироты, недополучившие внимания, любви, заботы, вступая во взрослую жизнь, часто не могут нормально реализоваться, становятся жертвами мошенников, попадают в преступные сообщества. И вместо того чтобы, как все реализовавшие себя люди, платить налоги государству, продолжают требовать от государства все новые и новые вложения. Так что экономя на детях-сиротах сегодня, мы из государственного бюджета потратим на этих людей в будущем гораздо больше.

К сожалению, некоторые регионы не думают о долговременном экономическом планировании. Понятно, что сегодня есть дополнительный повод для экономии. Ведь реформа совпала с экономическим кризисом, и государственные структуры вынуждены экономить, в том числе и на социальных проектах. Однако надеюсь, что правительство возьмет эту ситуацию под свой контроль и будет организовывать проверки работы сиротских учреждений на федеральном уровне. Но надо также и учитывать то, что никто не ждет стопроцентной готовности к реализации Положения от всех сиротских учреждений к 1 сентября. Для того, чтобы перестроиться и соответствовать новому законодательству, нужно провести огромную работу. Пока что в большинстве сиротских учреждений делаются отдельные шаги в этом направлении. В Положении нет такого указания, согласно которому губернаторы должны, например, в течение года все многокомплектные детские дома закрыть, но региональные власти сами должны понимать, что создать в них условия, приближенные к семейным, не представляется возможным, и искать выходы из ситуации. Например, открывать малокомплектные учреждения для детей-сирот (или хотя бы не закрывать те, которые есть). А большие отдавать под школы, колледжи, центры реабилитации.

Вы упомянули о том, что в организациях для детей-сирот создаются благоприятные условия пребывания, приближенные к семейным. Положение действительно предписывает, что численность детей в воспитательной группе не должна превышать восьми человек, а в возрасте до четырех лет – шести человек. При этом предусмотрено, что дети будут проживать в помещениях, созданных по квартирному типу. Как Вы оцениваете эти требования с точки зрения их целесообразности и возможности реализации на практике?

Большие детские дома устроены по следующим принципам: воспитанники живут в больших группах, все дети в которых примерно одного возраста. Например, группы в доме ребенка могут быть организованы таким образом: от 0 до 1 года, от 1 года до 3 лет, от 3 лет до 5 лет. В больших интернатах для детей с инвалидностью в группе могут жить по 15-20 человек. Перешагнув определенный возрастной этап, дети из одной группы перемещаются в другую. Да и в рамках одной группы, учитывая стандартный график – "сутки-через трое", постоянно в течение дня и в течение недели меняются воспитатели. Ребенок, вырванный из семьи или потерявший семью, и так испытывает огромный стресс. Для него установить отношения доверия с взрослым сложно и тем не менее жизненно важно, поэтому постоянно повторять для него ситуации смены места жизни и ухаживающих за ним взрослых – значит каждый раз наносить ребенку травму. Это приведет к неумению такого ребенка уже во взрослом возрасте устанавливать долговременные и стабильные отношения с другими людьми.

Кроме того, когда ребенок живет всегда только среди детей своего возраста, у него формируется совершенно искаженное представление о том, как устроен мир. Он видит одних и тех же детей и приходящих и уходящих взрослых. Он не представляет, что мир за стеной детского дома устроен по-другому.

Питаются дети чаще всего в общих столовых, рассчитанных на всех воспитанников. Мы прекрасно понимаем, как важен в семье элемент совместного принятия пищи, как важно постепенно подключать ребенка к помощи на кухне. В детском доме прием пищи обезличен и похож на конвейер. А как продукты попадают в тарелки или большие чаны, превращаясь в еду, дети часто не представляют до самых старших классов. Вот такую искаженную картину мира мы создаем для этих детей уже многие и многие десятилетия.

Так что менять придется все, и это потребует финансовых вложений. В любом случае, это забота исполнительной власти регионов Российской Федерации, губернаторов.

Когда подобная реформа проводилась в Англии, власти поняли, что огромные строения с комнатами-залами для жизни, приближенной к семейной, не годятся. Большие здания сиротских учреждений продали, на вырученные деньги купили новые, небольшие, такие, которые по своему планированию подходили для групп, устроенных по семейному типу.

В целях обеспечения прав ребенка, в том числе права жить в семье, для каждого из подопечных сиротских учреждений будет разрабатываться индивидуальный план воспитательной работы. Пересматриваться он должен как минимум раз в полгода. Какие условия, на Ваш взгляд, необходимо выполнить при разработке и реализации такого плана, чтобы он оказался действительно эффективным?

Этот типовой документ сейчас разрабатывается Минобрнауки России. Представители благотворительных фондов еще не видели его. Но мы очень надеемся, что нас привлекут к работе над этим документом. С моей точки зрения, чтобы индивидуальный план был рабочим, необходимо четко регламентировать порядок действий от поступления ребенка в сиротское учреждение до его вывода из этого учреждения в семью. В плане должны быть отражены: картина личной жизни ребенка в кровной семье, план действий, которые предпринимаются, чтобы вернуть ребенка в семью, а также работа с кровными родственниками ребенка.

Если вернуть ребенка в родную семью все же не удалось или такой не существует, необходим, на мой взгляд, следующий шаг – устроить ребенка в приемную семью. В плане должны быть определены особенности и потребности конкретного ребенка, чтобы подобрать с их учетом потенциальных родителей, которые смогут максимально эти потребности обеспечить. С точки зрения развития – это оценка состояния ребенка на входе и помощь в коррекции и реабилитации. При этом надо учитывать, что перемещение ребенка на проживание в учреждение – это всегда травма и стресс.

Если в плане будет прописан конкретный алгоритм действий, то обратить его в пустую формальность будет сложно. Не допустить этого поможет и контроль со стороны исполнительной власти. Нужно оценивать результат действий: возвращаются ли дети в родные семьи, устраиваются ли в новые. Настолько постоянно такое устройство. Если нет, это показатель формального подхода к отчетности.

В соответствии с Положением дети, чьи родители не в состоянии исполнять свои обязанности, могут быть временно помещены в организацию для детей-сирот по заявлению законных представителей, а также с учетом мнения детей, достигших 10-летнего возраста. Помогает ли эта мера преодолеть кризисную ситуацию в семье?

Очень редко помогает. В единичных случаях, например, когда родители болеют и им не с кем оставить ребенка. Это мера адекватной помощи семье.

На самом деле это очень важный момент, который мы старались изменить, но он упирается в ряд более высоких по рангу правовых актов, например, таких, как Семейный кодекс РФ. Поэтому при принятии Положения нам удалось сделать в этой области очень мало. Поясню, что я имею в виду.

В сиротских учреждениях сегодня очень много детей, которые находятся там по заявлению родителей. И эти дети могут там жить годами, но не считаются сиротами. Их никто не устраивает в семьи, данные о них не попадают в сиротскую статистику. Конечно, у семьи наверняка были какие-то объективные причины для такого решения – бедность, сложная жизненная ситуация,но вместо адекватной помощи со стороны государства родители часто получают предложение сдать на время своего ребенка в детский дом. К сожалению, это плохая помощь семье. Вместо сохранения ребенка в семье государство способствует разлучению родителей с детьми.

Частая причина помещения ребенка в сиротские учреждения – инвалидность. У нас очень мало возможностей для родителей особого ребенка. Нет инклюзивных детских садов и школ, нет коррекционных классов в доступных по месту жительства образовательных учреждениях. Интернаты для детей с инвалидностью, за счет того что их немного, часто находятся далеко от родного дома, и родители постепенно перестают навещать ребенка и забирать его на выходные. Иногда от места проживания семьи до ближайшего интерната того типа, куда могут взять ребенка, ехать больше суток. Ребенок проживает в учреждении, родителей видит редко, отвыкает от них,– а родители привыкают жить без него. В итоге родители и ребенок становятся абсолютно чужими друг другу людьми и испытывают сложности в установлении отношений друг с другом. Часто из детских домов-интернатов системы социальной защиты такие вот псевдо-семейные дети возвращаются не домой, а переходят дальше, во взрослые психоневрологические интернаты.

Получается, что государство предлагает помощь, которая разрушает семью. И этот пункт в Положении мы очень хотели удалить, но не смогли. Единственное, что удалось, – это усложнить процедуру сдачи ребенка в детский дом.

Согласно Положению, теперь при временном помещении ребенка в сиротские учреждения будет подписываться трехсторонний договор между органами опеки, сиротским учреждением и родителями ребенка. В договоре будет четко указан срок, на который ребенок помещается в учреждение, будут оговариваться периодичность посещений ребенка родителями и обязанности сторон. Это важно – бывает, что родители сдают своих детей с инвалидностью в учреждение, получают при этом пенсию на ребенка, не навещают детей и не заботятся о них. Такие тоже есть.

Полагаю, трехсторонний договор позволит решить проблему с нерадивыми родителями, игнорирующими свои обязанности, а также поможет тем родителям, которые не видят другого выхода из сложившейся ситуации, кроме передачи ребенка в сиротские учреждения. Им будет оказана помощь.

В Положении оговорено, что дети должны получать информацию о правах ребенка и службах, которые защищают их права. Обязанность по предоставлению таких сведений возложена на сиротские учреждения, где пребывают дети. Видите ли Вы какие-то препятствия в реализации этой нормы и если да, то какие именно?

Трудно предположить, какие проблемы возникнут с реализацией этой нормы. Сейчас телефон доверия висит на плакатах во многих детских домах, но у детей чаще всего нет доступа к стационарному телефону без стоящего за спиной воспитателя, чтобы можно было позвонить в службы доверия и получить психологическую поддержку или юридическую консультацию. Я не знаю, кто будет объяснять ребенку его права, но думаю, этот вопрос не будет самым проблемным. Скорее, останутся уже существующие сложности с доступом к реализации этих прав.

Помещение для проживания детей должно включать в себя несколько комнат, в том числе помещение для приема и (или) приготовления пищи. Очевидно, это сделано для того, чтобы после выхода из сиротского учреждения ребенок обладал минимумом необходимых бытовых навыков, в частности умел приготовить себе еду. С какими еще бытовыми трудностями сталкиваются выпускники учреждений для детей-сирот, начиная самостоятельную жизнь, и с помощью каких инструментов сиротское учреждение может им помочь?

Дети, выросшие в семье, имеют совсем другое представление о мире, нежели дети, выросшие в многокомплектных детских домах. Такой ребенок видит воспитателей, которые проводят с ними время, получают за это деньги, а вечером уходят в свои семьи. Беда в том, что эти дети не знают, что делают люди в семьях. У них складывается искаженное представление о мире, они не понимают, что надо зарабатывать для того, чтобы купить продукты и приготовить себе пищу. Они надежно усваивают, что государство о них позаботится, а их инициатива в данном вопросе совсем не нужна.

Как раз в детских домах, организованных по семейному типу, дети получают максимальное представление о том, как устроена жизнь, и о том, как устроена семья. Ребенок видит детей и младше, и старше себя, видит их проблемы, отличные от своих. С воспитателями у них налаживается положительный психологический контакт. Возникает доверие. Дети учатся и готовить пищу, и помогать по дому. У них возникает нормальное представление о буднях самостоятельного человека, организующего семью, работающего, воспитывающего детей.

Согласно Положению, учреждения для детей-сирот должны содействовать установлению контакта потенциальных приемных родителей и детей. Указано, что организации должны создавать комфортные условия для таких встреч, оговорена минимальная их периодичность – это выходные и вечернее время в будни, в общей сложности не менее трех раз в неделю. Насколько такая мера поможет приемным родителям подготовиться к своим будущим семейным обязанностям и сократит ли она, на Ваш взгляд, количество случаев отказа приемных семей от ребенка?

Отказ приемных родителей от детей происходит совсем не оттого, что помещения для встреч были неудобными. Просто изначально родители не понимали, что такое воспитывать травмированного ребенка или каков сам по себе этот ребенок, которого они берут. Когда тихая пожилая пара выбирает гиперактивного подростка, то шансов, что они с ним не справятся – ближе к 100%. И поскольку решение об усыновлении принимается властями на основании формальных критериев, то потом мы и имеем проблему повторных отказов от ребенка.

Поэтому мера, упорядочившая какую-то конкретную процедуру, в том числе и обеспечение достаточного количества встреч потенциальных родителей с приемными детьми, – она не значима сама по себе. Она имеет смысл в комплексе всех мер, предусмотренных Положением. Прежде всего это психологическая подготовка родителей и ребенка и сопровождение семьи после устройства ребенка в семью.

Согласно Положению, сохраняется разделение учреждений для детей-сирот на три типа: образовательные, медицинские и социальные. Есть ли какие-то минусы подобного разделения на практике?

Семейный кодекс РФ разделяет сиротские учреждения на три типа: медицинские, социальные и образовательные. Такое распределение учреждений сиротского типа возникло в шестидесятые годы, когда появилась возможность улучшать состояние здоровья людей с тяжелыми формами инвалидности, а именно, были разработаны специальные коррекционные методики. Плохо слышащие дети помещались в те учреждения, где с ними работали по методикам, развивающим слух, слабо видящие – в те коррекционные учреждения, где развивалось зрение.

И если даже сегодня есть оправдание принципа раздельного обучения детей здоровых и с инвалидностью (они действительно усваивают образовательный материал по-разному), то принцип раздельного проживания детей с разным состоянием здоровья никак себя не оправдывает. И хотя полностью отказаться от разделения детей по типам учреждения не вышло, общественным организациям удалось добиться того, чтобы дети с разными группами здоровья могли проживать в одной группе социального учреждения при создании соответствующих условий. Так что такая возможность уже заложена, будем надеяться что регионы ей воспользуются.

В Положении оговаривается, что организации для детей-сирот могут взаимодействовать с некоммерческими организациями, в том числе с общественными религиозными организациями и благотворительными фондами. Какие трудности испытывают сегодня волонтеры и сиротские учреждения в организации совместной работы и как их можно, по Вашему мнению, преодолеть?

Я положительно оцениваю этот пункт, так как важно, что государство подчеркивает политику, направленную на взаимодействие с благотворительными организациями. Проблем в подобном взаимодействии сегодня не очень много. В последние годы детские дома стали куда более открытыми для волонтерских групп и общественных организаций. Иногда даже чересчур. Случается, детский дом готов принимать в гости любых людей "с улицы" и доверять им детей. Поэтому, конечно, важно договориться о взаимных правилах. Так, для сиротских учреждений Москвы создан специальный регламент, согласно которому они взаимодействуют с благотворительными фондами. Например, волонтеры могут приходить только от организаций, которые обязаны провести собеседование и обучить волонтеров особенностям работы с воспитанниками сиротских учреждений.

Принимали ли участие в разработке Положения учреждения для детей-сирот и благотворительные фонды и если да, то в чем оно заключалось?

Документ разрабатывало Минобрнауки совместно с Минздравом и Минтрудом России. При этом была создана рабочая группа, в которую вошли представители общественных организаций, в том числе и нашей, благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам". Проект документа, с последующими его редакциями, размещался в Интернете, и общественность могла высказывать свои предложения по его изменению.

Представители НКО курировали работу над документом на продолжении этапов его создания. Шли серьезные дискуссии по каждому из пунктов этого документа. Не все нам удалось отстоять, где-то мы понимали, что предлагаемые нами поправки требует изменений на уровне совсем других законов, где-то препятствием была неготовность регионов (например, не удалось добавить пункт про то, что в одном здании сиротского учреждения не могут размещаться больше 30 или хотя бы 60 воспитанников). Но тем не менее удалось договориться о многом. Представители общественных организаций приводили аргументы в пользу того или иного решения, и представители уполномоченных министерств вносили изменения в разрабатываемое Положение.

 

Документы по теме:

Новости по теме:

 

Материалы по теме:

Инфографика: 

Усыновление в России после вступления в силу закона Димы Яковлева

Усыновление в России после вступления в силу "закона Димы Яковлева"
84 600 сирот, еще не нашедших семью, числится сегодня в федеральном банке данных. Хотя их число постепенно уменьшается за счет снижения выявления детей, оставшихся без попечения родителей, одновременно продолжает падать число усыновлений, начавшееся после принятия известного "закона Димы Яковлева". Ко второму юбилею вступления этого закона в силу, мы проанализировали, как изменилась динамика усыновления детей из России гражданами разных стран.

Теги: