Новости и аналитика Интервью Цисана Шамликашвили: "Качественный профстандарт – это хороший вклад в здоровый фундамент развития медиации в будущем"

Цисана Шамликашвили: "Качественный профстандарт – это хороший вклад в здоровый фундамент развития медиации в будущем"

"Качественный профстандарт – это хороший вклад в здоровый фундамент развития медиации в будущем" 

– Цисана Автандиловна, Национальная организация медиаторов, президентом которой вы являетесь, выступила разработчиком проекта профессионального стандарта "Специалист в области медиации". Какие задачи вы ставите перед собою, беря на себя эту миссию?

– Честно говоря, мы не стремились разрабатывать профессиональный стандарт в столь короткий срок... Ведь медиация – это достаточно новое явление для российского общества. Для любой профессиональной деятельности очень важно, чтобы была наработана практика, достаточно весомая, которую можно было бы анализировать, систематизировать. Чтобы уже на основании этого описать деятельность в структурированной, стандартизированной форме.

Но так получилось, что кампания по разработке профстандартов началась в 2012 году и соответственно нам как ведущей организации в сфере медиации было предложено разработать профстандарт "Специалиста в области медиации". Мы, являясь основоположниками системной интеграции этого направления в нашей стране. Опираясь на уникальный опыт, приобретенный за последние десять лет, мы знаем, что такое медиация, и что из себя должна представлять деятельность медиатора, какими медиатор должен обладать качествами, что он реально должен делать, чего он не должен делать.

Именно поэтому мы взяли на себя этот нелегкий труд. Но не для того, чтобы проделать эту работу единолично, а опираясь на профессиональное сообщество, которое в нашей стране уже постепенно формируется, взаимодействуя с теми, кто сегодня на этом рынке позиционирует себя как практикующие медиаторы или как провайдеры медиативных услуг. Мы взяли на себя труд разработать своего рода костяк, основу, который дорабатывается в диалоге с профессиональным сообществом, другими заинтересованными сторонами. После обсуждения и доработки Профстандарт будет утвержден Министерством труда.

Вместе с тем, в соответствии с Положением о профстандартах они могут и должны дорабатываться, обновляться каждые пять лет. Что дает нам возможность через какое-то время вернуться к этим стандартам, уже опираясь на сложившуюся практику, и, при необходимости, внести какие-то изменения, если это будет целесообразно.

– Правильно ли мы понимаем, что вы инициировали широкое обсуждение этих стандартов в профессиональном сообществе?

– Более того, уже в заявке на разработку профессиональных стандартов мы обозначили ряд организаций, так называеые привлекаемые организации, которые принимают участие в работе еще в процессе подготовки проекта, а затем и на всех этапах обсуждения и доработки. Среди них были и такие, которые в строгом смысле слова не могут быть причислены к экспертным организациям в области медиации. Но эти организации проявляли заинтересованность и в процессе работы над стандартами мы учитывали их мнение.

На первом этапе была создана рабочая группа, которая постепенно расширялась. Мы создали условия для совместной работы представителей различных организаций. Информация о профстандарте постоянно рассылается во все, известные нам организации, чья деятельность связана с медиацией. Прежде всего, это провайдеры медиативных услуг и образовательные организации, реализующие программы по медиации. Это несколько десятков различных организаций. Кроме того мы стараемся привлечь к обсуждению и адвокатское сообщество, и представителей работодателей (Торгово-промышленная палата, РСПП и т.д.) и ведущие вузы (МГУ, МГЮУ, МГППУ и др.), а также индивидуальных медиаторов. На сегодняшний день уже от большинства привлекаемых организаций нами получены отзывы, предложения и замечания, которые в том числе послужили предметом живого обсуждения в рамках круглых столов.

На сайте Национальной организации медиаторов, которая также играет активную роль в обсуждении профстандарта, уже опубликован проект профессионального стандарта, в котором учтены замечания и предложения наших коллег и партнеров. Планируется еще ряд обсуждений. Ведь очень важно, чтобы профстандарт был понятен и принят теми, кто вовлечен в медиативную деятельность.

Мы, по правде говоря, рассчитывали на большую активность. Если исходить из того, что в стране, по крайней мере, заявляющих себя как ведущих деятельность в сфере медиации несколько десятков организаций, то активность очень низкая. Как это часто бывает, больше критики, порой не аргументированной, чем конструктивных предложений. Все это свидетельствует о том, что профессиональное сообщество находится на самых ранних стадиях развития и у многих еще не сформированы даже представления о самой деятельности, а есть лишь желание позиционировать себя в качестве медиатора.

Что же, на первых порах это вполне приемлемо. Болезни роста они неизбежны. С заинтересованностью постепенно приходят знания и опыт.

Поэтому я рада случаю обратиться и через ваше издание к представителям профессионального сообщества медиаторов принять участие в этой работе.

Сколько времени вы отводите на обсуждение проекта с профессиональным сообществом, его доработку и принятие экспертным советом? То есть, как вы думаете, когда будет принят этот стандарт?

– Надо сказать, что работа над стандартом – это всегда очень длительный процесс. И мы, приступая к разработке в рамках заявки Минтруда, начинали далеко не с чистого листа. Мы практически начали работу над профстандартом еще в начале 2012 года, приступив к разработке национальной рамки квалификации в области медиации на площадке РСПП. Для нас осуществление этой работы было шагом к формальному признанию медиативной деятельности как профессии.

Поэтому можно считать, что мы разрабатываем профстандарт уже с 2012 года. Обсуждение, обмен мнениями среди экспертов и представителей заинтересованных сторон ведется постоянно.

Надеемся, что весной к началу лета профстандарт будет принят. Но мы бы не стали слишком форсировать эту ситуацию. Нам очень важно, чтобы профессиональному сообществу стандарт был понятен.

Сегодня, когда мы говорим о профессиональном сообществе, это понятие очень и очень зыбкое. Кого причислять к профессиональному сообществу? Тех, кто себя так назвал? Понятно, что сегодня у нас профессиональное сообщество еще не сформировано. И ясное и четкое понимание того, что же такое медиация, есть не у всех. Люди даже не очень понимают разницу между третейским судом и медиацией, между вынесением суждения и медиацией, между посредничеством и медиацией, между примирением и медиацией.

Сегодня все явственнее становится необходимость усилий, которые предпринимались и предпринимаются для разграничения всех эти понятий. Судьи, получившие возможность понять суть медиации часто отмечают, что успех медиации во многом зависит от четкого понимания, что это такое, чтобы у самих медиаторов было четкое представление о том, какую задачу они призваны решать, какую роль они играют.

– Принятие профстандартов, может быть, как раз будет способствовать упорядочению этой ситуации и в самом профессиональном сообществе?  

– Не думаю, что это будет каким-то решающим или переломным моментом. Но, безусловно, качественный профстандарт –  это хороший вклад в здоровый фундамент развития медиации в будущем. 

– А что же изменится после принятия этих профстандартов? Что изменится в работе компаний, образовательных организаций, самих медиаторов и т.п. с принятием профстандартов?

– Во-первых, хотелось бы верить, что профстандарт станет как бы одной из основ для тех, кто является именно организационными пользователями медиации. Чтобы они понимали, чего им ждать от человека, которого они приглашают в качестве медиатора или обращаются к его помощи. Во-вторых, хотелось бы, чтобы это было определенным ориентиром для самих медиаторов и для тех же образовательных организаций. Потому что, к несчастью, сегодня учить медиации у нас готовы очень многие – те, кто порой не имеют для этого никакой основы. А для того, чтобы начать готовить медиаторов, надо пройти длинный путь. И может быть, профстандарт станет одним из ориентиров.

Обучение медиации – это дополнительное образование. Для ДПО не предусмотрены федеральные стандарты. Но, тем не менее, может быть, со временем возникнет такая возможность разработать стандарты профессионального образования медиаторов. Пусть они даже не будут носить формально обязательный характер, не будут иметь статус федеральных стандартов, то есть жестко обязательных, но все-таки границы и ориентиры необходимы для подготовки специалистов в любой сфере. Тем более, когда это абсолютно новый вид деятельности. К счастью, есть программа, утвержденная Минобром РФ в соответствии с постановлением Правительства РФ.

Профессиональный стандарт описывает саму деятельность, набор тех трудовых функций, которые человек доkжен выполнять в процессе своей деятельности. В то время как образовательный стандарт описывает знания, умения, навыки.

В связи с этим мы сталкиваемся с достаточно большими сложностями. Потому что, казалось бы, медиатор, который занимается разрешением семейного спора и коммерческого спора, – функции у него более или менее идентичные. При этом мы прекрасно понимаем, что есть объединяющее, но есть и специфика. Но описать это в профстандарте очень сложно, так как здесь различия в первую очередь в знаниях, умениях, навыках. Поэтому мы ввели специализированные сферы. Это вовсе не значит, что один человек может быть медиатором только в какой-то одной сфере. Если он имеет способности и необходимые знания и навыки он может заниматься урегулированием споров в различных сферах, иметь сразу несколько специализаций. Но для этого медиатор должен иметь определенный уровень подготовки, знаний и опыта, то есть владеть спецификой. 

– В Федеральном законе от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" закреплено, что медиатор – это независимое физическое лицо, привлекаемое сторонами в качестве посредников в урегулировании спора для содействия в выработке сторонами решения по существу спора. Что значит "независимое"? Может, ли медиатора принять на работу по бессрочному трудовому договору крупная компания, в деятельности которой возникает масса проблем и разногласий (и для решения которых требуется медиатор)?  

– Да, это, так называемый, "in-house медиатор" Конечно, медиатор должен быть независимым, нейтральным. Без этого трудно ждать от него беспристрастности и непредвзятости. Когда мы говорим о медиации с привлечением медиатора извне, эти условия должны выполняться в полной мере.

Жизнь на месте не стоит, потенциал медиации, принципы на которых основан метод, расширяют сферы и формы ее применения. Международная практика показывает, что медиаторы востребованы в самых разных сферах. В том числе, они могут выступать и как внутрикорпоративные.

Здесь нужно понимать, что тот же корпоративный юрист (юрисконсульт) может и должен владеть медиативными навыками, но это вовсе не значит, что он будет медиатором.

А если мы говорим о кадровом подразделении, которое занимается персоналом, то во многих организациях есть свой "in-house медиатор". Именно он занимается урегулированием споров, которые возникают внутри компании, между ее работниками, подразделениями и т.д.

И таких примеров в международной практике много. Например, во Всемирном банке в связи с тем, что каждый работающий в этой организации заведомо отказывается от своего права обращаться в суд при возникновении трудового спора, там выстроена многоступенчатая внутренняя система урегулирования споров. И в этой системе большое место занимает именно служба медиации, в которой работают штатные медиаторы. Также в США, в Канаде существует ряд судов – их, правда, не очень много, – в которых в службе медиации при суде работают штатные медиаторы.

Все зависит от того, какая модель формируется. Все нарабатывается с опытом и зависит от потребностей организации. Понятно, что если медиатор становится сотрудником организации, то сразу встает вопрос о его независимости. Как он может быть независим? Если он получает зарплату от работодателя, у которого спор с персоналом?

Но в этой ситуации, конечно, вырабатываются разные механизмы. Конечно, трудно быть уверенным в том, что человек будет проявлять полную беспристрастность и независимость, даже если он подписал определенные документы, "обязывающие" его быть непредвзятым.

Если организация содержит в штате "in-house медиатора", то она должна понимать все плюсы и минусы этого. Соответственно, и с теми людьми, в отношении кого используются услуги "in-house медиатора", обязательно должна проводиться определенная разъяснительная работа о преимуществах использования медиации и о том, какие права есть у сторон (вплоть до прекращения процедуры, если есть основания усомниться в беспристрастности внутреннего медиатора).

Возвращаясь к Всемирному банку, который уже имеет многолетнюю историю функционирования внутренней службы медиации, можно исследовать и плюсы, и минусы этой системы. Сотрудник банка понимает, что для него выгоднее использовать процедуру медиации, чем обратиться в трибунал. Ведь процедура медиации конфиденциальна, дает самому работнику не только право голоса, но и возможность активного влияния на исход спора. Сотрудники таких организаций, зная, что медиатор тоже работает в этой компании, испытывая, может быть, беспокойство, что он будет не до конца непредвзятым, – все-таки на эту процедуру идут. Потому что она все равно дает ему очень много преимуществ, по сравнению с, допустим, вынесением административного решения, которому он должен будет подчиниться.

– И вытекающий отсюда вопрос: при разработке профессиональных стандартов как-то проводится различие между независимым медиатором и медиатором, который находится внутри корпорации и тем самым, в общем, отражает интересы этой корпорации?

– Нет, в этом нет необходимости. Понятно, что если корпорация озаботилась тем, чтобы иметь в своем штате медиатора, значит, она руководствуется своими ключевыми интересами. В любой организации, корпорации – это сохранение репутации, это снижение всякого рода рисков, в том числе, связанных с судебными разбирательствами и судебными издержками, потеря клиентов и т.д.

Чтобы получить эффект от работы внутреннего медиатора корпорация должна сделать все возможное для обеспечения независимости медиатора. Когда организация нанимает медиатора, она не может рассчитывать на "карманного" медиатора. Тем более понятно, что своего "in-house медиатора" корпорация никому не сможет навязать в качестве медиатора во время двух– или трехсторонней внешней процедуры. Для того чтобы максимально использовать потенциал медиатора, корпорация должна создать все условия, чтобы он был максимально независим, чтобы он воспринимался самими сторонами как независимый. 

– Но следует ли из этого, что непредвзятость должна быть внесена в профстандарт как необходимое качество медиатора, даже если он "in-house медиатор"?  

– Дело все в том, что, непредвзятость должна быть внесена всегда и везде, потому что это часть профессиональной этики и профессиональной деятельности медиатора. Но формат профессиональных стандартов такие понятия не предполагает. Он описывает трудовые функции, хотя в медиации и в работе медиатора этические моменты являются ведущими.

– Не получится ли так, что данный профессиональный стандарт создается больше для соблюдения формальности, ведь как сказано в Правилах разработки, утверждения и применения профессиональных стандартов, они применяются:  
а) работодателями при формировании кадровой политики и в управлении персоналом, при организации обучения и аттестации работников, разработке должностных инструкций, тарификации работ, присвоении тарифных разрядов работникам и установлении систем оплаты труда с учетом особенностей организации производства, труда и управления;
б) образовательными организациями профессионального образования при разработке профессиональных образовательных программ;
в) при разработке в установленном порядке федеральных государственных образовательных стандартов профессионального образования.

А должность специалиста по медиации не является такой же распространенной, как, например, бухгалтер или секретарь?   

– Формальности в определенных, разумных пределах необходимы. Есть вещи, которые полезно иногда прописать... Это своего рода ориентиры. И для того же работодателя. Если работодатель сможет обратиться к профстандарту и прочитать его, то сможет и понять: "А вот такой специалист мне нужен!" Все чаще будут возникать ситуации, когда на работу будут принимать медиаторов. В какой-то мере и потребители медиации, те, кто обращается за разрешением спора с помощью процедуры медиации, тоже выступают своего рода работодателем для данного конкретного медиатора в данном конкретном случае. Когда спорящим сторонам нужно пригласить медиатора, профессиональный стандарт даст им представление о том, а чего им ждать от медиатора как носителя профессии. Мы, во всяком случае, смотрим на это, как на еще один дополнительный кирпичик в общий фундамент медиации, который поможет сформировать понимание обществом, что такое медиация. Профессиональный стандарт будет давать представление о том, что медиатор должен делать. Ну, и конечно, между строк давать представление о том, что медиатор однозначно делать не должен. Медиация абсолютно легитимна в нашей стране, она институционализирована, но еще не интегрирована в достаточной степени. Разработка профессионального стандарта еще один шаг к этой интеграции. Одной из задач развития медиации является профессионализация ее. Сделать со временем медиацию профессией с соблюдением всех необходимых формальностей. Соответственно, разработка профессиональных стандартов как раз является одним из шагов на этом пути.