Новости и аналитика Интервью Основные направления государственной политики по развитию субъектов малого и среднего предпринимательства: правовые основы и особенности реализации

Основные направления государственной политики по развитию субъектов малого и среднего предпринимательства: правовые основы и особенности реализации

Ларионова Н.И. Предлагаем ознакомиться с видеозаписью интернет-интервью.

31 июля 2013 года в 11.00 в ИА "ГАРАНТ" состоялось интернет-интервью с Директором Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Министерства экономического развития Российской Федерации Ларионовой Натальей Игоревной.

Тема интернет-интервью: "Основные направления государственной политики по развитию субъектов малого и среднего предпринимательства: правовые основы и особенности реализации".

Ведущий интернет-интервью – Сергей Царь (ИА "ГАРАНТ").

Ведущий:Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем наше интернет-интервью. Разрешите представить нашего гостя – Ларионову Наталью Игоревну — Директора Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Министерства экономического развития Российской Федерации.

Уважаемая Наталья Игоревна, позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы нашли время прийти сегодня на наше интернет-интервью.

Малый и средний бизнес в развитой рыночной экономике является одним из наиболее важных секторов рынка, служит генератором структурных изменений в экономике и обществе, выступает в качестве катализатора экономического роста, способствует увеличению валового регионального продукта и решению острых социальных проблем регионов.

Среди основных направлений государственной политики по развитию субъектов малого и среднего предпринимательства можно выделить совершенствование специальных налоговых режимов, упрощение правил ведения налогового, бухгалтерского учета и статистической отчетности, обеспечение доступа к финансовым ресурсам, установление льготного порядка приватизации государственного и муниципального имущества и другие.

В последнее время было реализовано несколько законодательных инициатив, направленных на стимулирование предпринимательской деятельности. Так, в июле 2013 года было продлено действие так называемого закона "О малой приватизации", что позволит значительно увеличить число помещений, выкупаемых субъектами малого и среднего предпринимательства. Кроме того, внесены изменения в Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации", предусматривающие в качестве одной из мер государственной политики в области развития малого и среднего предпринимательства упрощенный (особый) порядок ведения малыми предприятиями кассовых операций и расширяющие перечень объектов инфраструктуры, необходимых для поддержки предпринимательской деятельности.

Также в июле 2013 года принят законопроект, предусматривающий дифференцированный подход к определению сумм страховых взносов, уплачиваемых самозанятыми гражданами в зависимости от получаемых ими доходов от предпринимательской деятельности.

В ходе интернет-интервью планируется обсудить основные направления государственной политики по развитию субъектов малого и среднего предпринимательства, особенности реализации поставленных перед Департаментом развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции задач, а также специфику нормативно-правового регулирования в данной сфере.

Ответы на эти и многие другие актуальные вопросы в ходе интернет-интервью даст Директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Министерства экономического развития Российской Федерации Ларионова Наталья Игоревна.

Позвольте задать первый вопрос. Насколько реализованным, Вы считаете, потенциал малого и среднего бизнеса, и каких экономических результатов можно достичь, развивая его в полной мере?

Ларионова Н.И.: Спасибо! Добрый день, Сергей! Добрый день, участники конференции! Конечно, вопрос, с одной стороны, глобальный, с другой – вопрос целеполагания и экономического соизмерения себя с другими странами. Каковы наши показатели сейчас? Малый бизнес дает 20% ВВП, порядка 25% занятости. С кем мы можем себя сравнивать? Если рассмотреть ведущие страны Европы, то в Германии и Италии доля ВВП составляет 55%, доля в занятости – 60-70%. Если  мы обратим внимание на страны АТЭС, то там показатели еще выше в силу сложившегося экономического уклада. Доля занятости может достигать 90% от всех вовлеченных в трудовые отношения работников. Конечно, отставание есть, но я напомню, что мы стартовали где-то лет 20 назад. В данной ситуации нет чисто математического решения этой задачи, к примеру: давайте увеличим в два или три раза. Бизнес в перечисленных странах развивался эволюционно и традиционно. Наша задача сложнее, так как у нас бизнес, наоборот, традиционно не был представлен последние 70 лет советской власти. И эту задачу нельзя решить революционными методами. Как-то уже, слава богу, прошли историю поиска такого золотого административного барьера. Около 8-ми лет назад всем казалось, что если мы сейчас найдем необходимую строчку в некотором законе и исключим ее, то малый бизнес наконец-то начнет расти. Потом все начали дружно искать такую «золотую» меру поддержки. Присутствовало ощущение, что сейчас мы введем какую-либо субсидию, и сразу же рванет малый бизнес. Сейчас уже все понимают, на сколько на самом деле это кропотливая работа, связанная и с работой с административными барьерами, и, безусловно, с совершенствованием и применением лучшего опыта в сфере поддержки. Здесь требуется работа с людьми, с внедрением в практику российской жизни построения карьеры, формирования такого мотива, как создание собственного бизнеса. Поэтому, действительно, есть, куда расти. Очень важно сформировавшееся осознание, что именно малый и средний бизнес выступает в роли драйвера и экономического роста, и занятости населения, и инноваций.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос. Какие федеральные программы развития  субъектов малого и среднего предпринимательства, которые направлены на достижение целей государственной политики, будут реализованы до конца 2013 года?

Ларионова Н.И.: Я бы не ограничивалась 2013-м годом. Сейчас мы постепенно переходим к программному принципу формирования политики. Запланировано принятие свыше 40 программ. К примеру, есть 15-я государственная программа «Экономическое развитие  и инновационная экономика». Мероприятия данной программы распланированы до 2018-2020 годов. В рамках этой большой программы есть подпрограмма развития малого и среднего бизнеса. Хотелось бы обратить внимание, что сейчас в принципе сложно выделить какие-то особые, точечные меры, которые нужны для малого и среднего бизнеса. Все, что делается в реформе законодательства, мы условно называем административными барьерами, даже если там нет слов «малый и средний бизнес», мы понимаем, что это работает в первую очередь именно для малых и средних компаний. Поэтому стоит смотреть шире, прочитать, если есть интерес, всю программу, не только раздел для малого и среднего бизнеса, чтобы иметь представление о дальнейших действиях государства. Повторюсь, для нас это основное направление работы. Мы запланировали меры, связанные и с налогами, и с налоговым администрированием, и с трудовым законодательством. Существует программа финансовой поддержки предпринимательства. Но хотела бы привести дополнительный аргумент к сказанному выше. Допустим, вы открыли программу, связанную с развитием образования,  там ставится задача увеличения частного дошкольного образования. А это тоже про малый бизнес, просто расположено в другом разделе. Или, я надеюсь, кто интересуются политикой, в курсе: буквально позавчера, когда рассматривался вопрос о стратегии развития медицины, Президент РФ сказал, что именно развитие сектора частной медицины становится одним из приоритетов. А это тоже — малый и средний бизнес. Поэтому, скажем так, он где-то явно, а где-то незаметно, но вкраплен в огромное количество государственных программ.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос. Расскажите подробнее о национальной системе гарантийных фондов, с которой Правительство РФ связывает задачу расширения государственной поддержки малого и среднего бизнеса в стране, и о роли Федерального гарантийного фонда?

Ларионова Н.И.: Безусловно, доступ к финансам – важнейший вопрос. И он важен всегда: стартуешь ли ты, развиваешься или выходишь на экспорт. Финансовое обеспечение деятельности компании является приоритетным. Если мы обратимся к опыту развитых экономических стран, то заметим, что вопрос финансового обеспечения малого бизнеса там тоже не снят с повестки. Он везде включен в повестку деятельности правительств. И используемые инструменты и институты, как правило, совпадают. То есть определенные решения возникают в различных экономиках, но являются универсальными. К теме гарантийных фондов, государственного гарантирования Россия подошла в районе 2006-2007 годов, но особый акцент на этой программе был сделан во время кризиса 2009-2010 годов, когда проблема состояла не в том, чтобы ставки пошли вверх, а в том, что из-за отсутствия залогового обеспечения стало невозможно взять кредит. Большая проблема, и ее решением стал гарантийный фонд, что касается скорее не ставки, а доступа к кредиту. Предприниматель представляет в банк бизнес-план, и вроде все хорошо, и кредитный менеджер оценивает кредитование как возможное, однако есть только одно «но» - отсутствие залогового обеспечения. Здесь срабатывает сформировавшаяся система региональных гарантийных фондов, которая подставляет свое плечо и предоставляет до 70% обеспечения, требуемого банком. История с гарантированием развивалась именно как региональная система гарантийных фондов. Но она развивалась, и сейчас ее капитализация составляет 40 миллиардов рублей. Совершенно очевидно, мы вышли на новый, качественный уровень, и уже отдельное региональное развитие здесь, скорее всего, не дает использовать потенциал гарантийного фонда полностью. Поэтому стало очевидным, что нужен центр, и методологический в том числе, потому что это серьезный финансовый институт с достаточно большой, даже по меркам банковской системы, капитализацией. У нас сейчас требования к минимальному капиталу банка – 300 миллионов. У нас огромное число гарантийных фондов, наверное половина превышает этот показатель, это серьезный финансовый институт с серьезным риск-менеджментом, с работой с клиентами. Поэтому, действительно, надо систематизировать, вводить единые процедуры работы с клиентом, расчета рисков, работы с банками. Совершенно очевидно – это не работа чиновника, мы как Департамент в какой-то мере с ней справляемся, но это все-таки необходима работа профессионалов другого уровня, специалистов. Мы предложили создать Федеральный гарантийный фонд, который с одной стороны будет условно выполнять роль центрального банка для наших гарантийных фондов, а с другой обеспечивать финансовый момент. Мы считаем, что Федеральный фонд может расширить возможности гарантийных фондов. Мы говорим о субгарантиях, когда Федеральный фонд может выступать гарантом по отношению к региональным гарантийным фондам. Ближайшее, что приходит на ум, – это перестрахование, система разделения рисков. Существует много вариантов, что гарантировать и как гарантировать. Безопаснее брать на себя такие крупные проекты. На прошлой неделе проходило очень интересное мероприятие, которое проводила Ассоциация индустриальных парков. В принципе, создание индустриального парка предполагает вложение около 2-3 миллиардов рублей. Для таких проектов и подходит Федеральный гарантийный фонд. Это, в хорошем смысле средние проекты, региональные, в которых заложен существенный потенциал развития, на котором действительно можно «стартануть». Это чисто проектный подход, потому что еще ничего не создано, но предполагается генерация доходов. Поэтому с одной стороны – это систематизация нашей работы, унификация и стандартизация. С другой – новые финансовые возможности, новые финансовые инструменты для малого и среднего бизнеса.

Ведущий: Спасибо большое, Наталья Игоревна! Следующий вопрос. Какими практическими аспектами вызвана необходимость расширения инфраструктуры поддержки среднего и малого предпринимательства, предусмотренные изменением п.2 статьи 15 Федерального закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ»?

Ларионова Н.И.: Знаете, когда мы начинали, писали Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», у нас не было широкой инфраструктуры, но уже формировались некоторые ростки в регионах. Была поставлена задача охватить, включить в этот перечень все. Но жизнь не стоит на месте, за пять лет родились новые формы, родились новые интересные технологии. 3D прототипирование уже широко шагнуло в нашу жизнь, о чем мы в 2008 году еще не знали, аддитивные технологии, очень интересно развивается тема кластеров. Жизнь показала и подсказала, что надо расширять. Закон – не догма в данном конкретном случае. И в регионах мы стали создавать эти проекты как пилотные. В ряде регионов получилось хорошо, а следовательно настало время легализовать эти объекты, назвать их, привлечь к ним внимание, показать возможности. Закон очень часто выполняет PR-роль, и я считаю, что этого не надо бояться. Он должен с одной стороны быть инструментом, а с другой – показывать возможности. Если говорить о тех же центрах прототипирования — сейчас эта тема не особо раскрученная, но такие центры существуют, например, замечательный центр есть в Новосибирске. Когда мы в законе показываем, что это приоритет федерального правительства, регионы и бизнес подтягиваются, интересуются. Поэтому задача с одной стороны чисто технологическая: ввести в правовое поле то, что мы уже сделали. И с другой стороны – осветить направления работы, которые сейчас нам видятся важными и приоритетными.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос. Если говорить о молодых, начинающих предпринимателях, с чего им стоит начинать? На что в первую очередь стоит  обратить свое внимание? Существуют ли какие-то государственные программы поддержки таких предпринимателей?

Ларионова Н.И.: С чего начинать? Я была на Селигере, там есть смена предпринимателей. И был один день, назывался «День тишины» — ни слова о бизнесе! Накладывался штраф, если произносишь слово «бизнес». Мы просто сидели и разговаривали о мотивах: почему, у кого какие родители, откуда пошло желание заняться предпринимательством. Очень интересная девушка, если я не ошибаюсь, с Алтая, сказала: «Я как представила, закончив школу, поступив в институт, что в определенный момент мне надо будет каждый день ездить на работу и сидеть там с 9 до 6, мне что-то так стало скучно. Я решила создать свой бизнес». Формирование мотива очень сложно, но он может быть точно таким же. Я думаю, в итоге ей пришлось вставать и к 9-ти часам утра, а вероятно и вовсе спать не ложиться, но ей это нравится. Поэтому для старта надо в первую очередь иметь желание, никакая государственная программа, никакая государственная поддержка не создаст вам мотив. Зачем я хочу быть предпринимателем? Если вы убеждены, что это точно ваше и хотелось бы начать, у нас с Федеральным агентством по делам молодежи как раз в 33 регионах действует комплексная программа поддержки начинающих предпринимателей. Она начинается с тестирования, обучения, в рамках программы начинающим предпринимателям помогают получить поддержку: это могут быть гранты, субсидии. Естественным продолжением является формирование молодежного предпринимательского сообщества, где уже и менторство возникает. Поэтому для начала можно посмотреть на нашем сайте и на сайте Росмолодежи, есть ли в вашем регионе такая программа, она называется «Ты – предприниматель». Если есть, то считайте, что вам повезло. Для тех регионов, где программы нет, отмечу, что во всех субъектах РФ существует система консультаций и образовательных программ. В большинстве функционируют центры поддержки предпринимательства, фонды поддержки предпринимательства, бизнес-инкубаторы. Если вы зайдете в любую поисковую систему и потратите немного время, вы обязательно найдете тех людей, которые занимаются данной тематикой. Остается только к ним обратиться, и я абсолютно уверена, что вам помогут.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос. На каком уровне развития в России находится социальное предпринимательство, и заметна ли динамика роста такого рода предпринимателей? Чем обусловлены существующие показатели? Нужно ли улучшать сложившуюся картину?

Ларионова Н.И.: Социальное предпринимательство как тема начала звучать недавно, активно она присутствует не больше трех года, и сейчас уже набрала вес. Вроде вопросов, «что это?» и «зачем это?» практически не возникает. Это действительно особый вид предпринимательства. Вообще, надо сказать, что в России весь малый бизнес по сути социальный. Я приведу один экономический пример: мы говорили о занятости порядка 25%, если посмотреть долю в налогах, то она составит до 10% в регионах. Очевидно, что эта форма занятости является в первую очередь некой формой экономической активности, а источником налоговых поступлений — во вторую или в третью. С этой точки зрения, можно сказать, что весь бизнес — социальный, но в нем сложились такие виды бизнеса, которые предоставляют рабочие места людям из социально-незащищенных слоев. Мы можем говорить о бывших воспитанниках детских домов, о людях, освободившихся из мест лишения свободы, об инвалидах, об одиноких матерях. И есть такое направление как благотворительность, но все уже пришли к пониманию, что этого все-таки недостаточно. Человеку надо помогать формировать жизненную стратегию, чтобы он мог существовать самостоятельно, а не только на пособие. И у нас в стране сформировался класс предпринимателей, которые принципиально, исходя из своей внутренней убежденности, предоставляют рабочие места именно таким гражданам, выражая свою жизненную позицию. В этом заключается первый тип социального предпринимательства. Второй тип характеризуется видами бизнеса, которые, как правило, не приносят особого вида доходов. Например, работа с детьми, особенно с дошкольниками. Абсолютно ясно, что никогда этот бизнес не будет обладать сумасшедшей рентабельностью. Сейчас мне очень приятно, что в прессе обсуждаются вопросы относительно возраста 50+, 60+, потому что людям надо предлагать возможности быть социализированным, быть вовлеченным в какую-то деятельность, не просто заниматься внуками и домашним хозяйством. Это могут быть и какие-то услуги для непростых групп. В Москве действует парикмахерская для глухонемых людей. Очевидно, что посещая ее, человек с такого рода нарушениями будет чувствовать себя морально более комфортно, нежели он придет в любую другу парикмахерскую. В составе компании могут работать и здоровые люди, но, повторюсь, доходность такого рода бизнеса не будет высокой. Они нужны государству, так как они решают те вопросы, в которых, к сожалению, государство пока не очень артикулирует какие-то государственные меры. Мы считаем, что такой бизнес надо и важно поддерживать. В рамках своей программы предусмотрели отдельные мероприятия, работаем с Агентством стратегических инициатив (АСИ) по созданию центра социальных инноваций, центров компетенций. Хотелось бы отметить и Фонд региональных социальных проектов Вагита Алекперова "Наше будущее", который тоже работает над данным вопросом. Они не субсидии раздают, они предоставляют займы, но помогают ими и консультациями создать именно такого типа бизнес и помогают ему существовать. Опять же повторюсь, я считаю, что если не сводить нашу жизнь к экономической задаче: рост ВВП, рост занятости, — а действительно смотреть шире, то для решения социальных проблем малый и средний бизнес является одним из самых важнейших инструментов в решении социальных проблем.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос, перейдем к статистике. Какие задачи позволяет решить проведение статистических наблюдений за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства, и каковы результаты этих наблюдений за последние годы?

Ларионова Н.И.: Начнем с того, о чем мы говорили: каков вклад предпринимателей? Сплошное статистическое обследование дает ответ на этот вопрос. Хотя важно не просто понять цифру, к примеру, «20», а раз уж мы отвечаем за экономическое развитие, необходимо понять свое местоположение в системе мировых координат. Поэтому определив количество долей, мы сравниваем показатели с другими странами, видим, что где-то мы не дорабатываем, показатели не так хороши, и надо предпринимать определенные действия. Ответы на эти вопросы может дать только сплошное статистическое обследование. Когда мы его готовили, мы просили общественные организации говорить с предпринимателем, подчеркивать важность, потому что каждый конкретный предприниматель всегда утверждал: «Мне это не надо». Возможно, каждому отдельно и не надо, но на самом деле это, безусловно, нужно нам как стране, чтобы потом найти и сформировать то конкретное решение, которое поможет данному предпринимателю. При принятии закона, мы целенаправленно снизили статистическую нагрузку на субъекты малого и среднего бизнеса, микробизнес вообще обследуется один раз в год выборочным образом. Могу сказать, что как чиновник я от этого страдаю, так как мне все время не хватает информации, но выбирая между тем, чтобы получать информацию и обременять предпринимателей какой-то очередной формой, мы выбирали вариант, в котором информация будет поступать раз в пять лет. Конечно, периодически возникает желание ввести ту или иную форму: то для «рыболовов», то для «сельхозников», то еще для кого-то. Безусловно дефицит информации чувствуется, поэтому обращаюсь прежде всего к предпринимателям: нам важно ваше участие в проведении таких обследований, потому что фактически только оттуда раз в пять лет мы получаем диагностику. Знаете, это как проходить диспансеризацию. Вроде ничего не болит, но нужно следить, не намечается ли откуда-нибудь угроз. Вот такая диспансеризация малого и среднего бизнеса просто необходима для принятия правильных решений.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос, тоже немного статистики. Каковы предельные значения выручки и балансовой стоимости активов субъектов малого и среднего предпринимательства в настоящее время?

Ларионова Н.И.: В настоящее время микропредприятия – это компании или индивидуальные предприниматели с числом наемных работников до 15 человек, с годовым оборотом до 60 миллионов рублей, на малых предприятиях занятость от 16 до 100 человек, оборот до 400 миллионов рублей, в средних компаниях занятость от 101 до 250 человек и оборот 1 миллиард рублей. Зачем нужны эти цифры, что они нам дают, куда мы двигаемся? Когда мы их устанавливали и принимали закон, нам указывали на неясность, зачем нужна вся эта информация, утверждая, что она пустая. Но если мы с вами откроем Налоговый кодекс РФ, то увидим, что упрощенная система и патент предоставляются для компаний с оборотом до 60 миллионов рублей, единый налог на вмененный доход для компаний с занятостью 100 человек. Откроем Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности": аудит не обязаны делать компании с оборотом до 400 миллионов рублей. Не всегда могут быть написаны слова «малый и средний бизнес», но сама идеология закона строится с ориентиром на эти показатели, это «штаны на вырост». Если смотреть данные сплошного статистического обследования, малый и средний бизнес далеко не дотягивает до этих показателей. Если мы говорим о среднем предприятии, то эти показатели не сдерживают, нет ощущения, что огромное число компаний не попадает. Но со средним бизнесом интересная история: мы сейчас работаем прежде всего над мерами поддержки, связанной с финансированием, однако этого мало. Оборот маленький, потому что выпадают компании, которые принято называть «газелями»: у них оборот традиционно больше, но они еще не крупный бизнес. И с одной стороны статистика нам не дает оснований изменять показатель в 1 миллиард, но с другой стороны – чисто экономическое ощущение, что именно эти компании, являющиеся сейчас лидерами рынка в росте, немного выпадают из сферы политики, то есть не крупные и не малые —  средние. Я пока не готова предложить решение этой задачи, но мы над ней думаем и пытаемся как-то их сартикулировать. К сожалению, в законе невозможно написать: «а еще есть компании — «газели». Мы должны этот сектор выделить юридическим языком. Это стало очевидно в процессе проработки инструментов финансовой поддержки (кредиты, гарантии).

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос. Насколько действенными в перспективе Вы считаете поправки в Федеральный закон № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», направленные на снятие некоторых ограничений и запретов на часть выкупа субъектами малого предпринимательства арендованной недвижимости?

Ларионова Н. И.: Единственное, я внесу уточнение: действительно у нас был принят закон, связанный с льготной приватизацией. Но основные поправки были не в Федеральный закон № 209-ФЗ, а в Федеральный закон от 22 июля 2008г. № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Просто аудитория с этой темой знакома под номером 209-ФЗ. Изменения, действительно, были сложные, в том числе и в 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Каковы наши оценки? Сейчас свыше 30 тысяч объектов выкуплено. Можно говорить, что много или мало, но это 30 тысяч реальных сделок, 5 миллионов квадратных метров, которые сейчас принадлежат предпринимателям. В запасе у регионов и муниципалитетов мы видим порядка 80-ти тысяч объектов, а там 16-18 миллионов квадратных метров. Мы считаем, что принятые поправки должны обеспечить как минимум еще 30 тысяч. Конечно, хотелось бы больше, но на данный момент ставим такую минимальную планку. Что для этого поменялось в законе? Во-первых, продлен срок его действия. Закон заканчивался 1 июля 2013 года. Во-вторых, мы расширили число предпринимателей, которые могут воспользоваться этой поддержкой. Дело в том, что на нее могут претендовать предприниматели, арендующие помещения не менее двух лет, и до последнего времени эти два года должны были считаться по состоянию на 5 августа 2008 года. Что являлось такой неизменной, зафиксированной точкой. Сейчас эта цифра передвинута на 1 июля 2013 года. Это значит, что предприниматели, которые получили права аренды за последние пять лет, стали участниками этого закона. Также мы сняли ограничения по площади выкупаемых помещений. Это будет важно не только для тех предпринимателей, которые вновь начали арендовать, но и для тех, кому отказывали ранее. Регионы пользовались правом установления максимального порога, в Москве он был 300 квадратных метров, в каких-то регионах 1000, где-то 500. Совершенно естественно, когда бизнес действующий, невозможно выделить какую-то часть, и такому предпринимателю отказывали в выкупе. Вот теперь мы предоставили право подавать заявки повторно, ограничения сняты. Вопрос рассрочки тоже был достаточно болезненным, потому что, к сожалению, муниципалитеты зачастую трактовали рассрочку так: первый взнос 50%, а потом рассрочка. Предпринимателям приходилось отказываться. Сейчас написано четко: равные ежемесячные или ежеквартальные платежи на весь период рассрочки. Увеличили минимальное значение рассрочки в три раза: раньше она была год, сейчас – не менее трех лет. Важная поправка коснулась и стоимости выкупаемого имущества. Раньше в законе была заложена такая конструкция, что предприниматель, муниципалитет или регион проводил оценку, нанимая оценщика, и предъявлял предпринимателю счет к оплате. Согласен предприниматель или нет, но на процедуру есть только месяц. Если не согласен, то помещение может быть продано другому. У нас было большое количество споров. Предприниматели часто проводили независимую оценку, стоимость различалась в два, в три раза. Сейчас же заложена такая система: если предприниматель оспаривает стоимость в суде, то есть совершает некое осознанное юридическое действие, то на период до вступления в силу судебного решения помещение никому продать нельзя. Как оспаривается? Здесь мы просто делаем отсылку на законодательство об оценке, где все процедуры прописаны, а уже далее работает Гражданский и Арбитражный процессуальный кодексы РФ, какой-либо особой процедуры нет. Надо руководствоваться этим законодательством, закон уже вступил в силу. Я призываю всех, кто его ждал, изучить его. И еще одна важная вещь – мы предоставляем право выкупа из перечня имущества, это как раз те 80 тысяч объектов, которые сейчас находятся в перечнях. В соответствии с прежним законодательством помещение, включенное в региональный, муниципальный перечень, выкупать нельзя. Сейчас — можно, только теперь увеличен срок аренды до пяти лет. Мы искали компромисс, так как эта поправка стала самой болезненной для муниципалитетов и регионов. Основной аргумент состоял в том, что существуют государственные, муниципальные нужды, и помещение может потребоваться для их решения в любой момент. Остановились на том, что если в течение 5 лет помещение не потребовалось, то его все-таки нужно продавать.

Ведущий: Спасибо большое! Давайте перейдем к следующему вопросу. Одним из наиболее острых вопросов в деятельности предприятий малого и среднего бизнеса считается проблема страховых платежей во внебюджетные фонды. Какие существуют пути решения этой проблемы? И какие законодательные инициативы уже приняты в этой сфере?

Ларионова Н. И.: Действительно, 2013 год у нас начался под лозунгом страховых взносов. И безусловно, мы как Министерство с сожалением наблюдали развитие этой ситуации. Дело в том, что к 2012 году тема налогов перестала входить даже в тройку болезненных тем для малого бизнеса. Она занимала 5-6 место, что вселяло определенный оптимизм: «мы принимаем те решения, которые бизнес чувствует, мы необходимы». Но увеличение страховых взносов всколыхнуло тему налогов, и сейчас по всем опросам она вышла на первое место. Конечно, предпринимателю все равно: страховой это взнос или налог — это исключительно юридические тонкости. Для предпринимателя это просто платеж. Поэтому до июня месяца шли непростые дискуссии, в том числе и в Правительстве РФ. Хотелось бы все-таки отметить принципиальное отличие страховых взносов от налогов. Все мы, независимо от того, есть прибыль или нет, являемся потребителями и медицинских, и социальных услуг, и всем нам хотя бы минимальная социальная пенсия будет выплачиваться. Предприниматели должны участвовать в формировании социальных, медицинских и пенсионных прав. Во всех случаях, когда объемов собираемых страховых взносов не достаточно, государство закрывает такие финансовые провалы прямыми тратами из бюджета. Чудес не бывает: все, чего не хватает за счет сбора страховых взносов, компенсируется фактически за счет сбора налогов. Но также очевидно, что решения в сфере микробизнеса не могут носить такой математический характер, мы оцениваем, сколько не хватает, делим, умножаем и получаем искомое. Бизнес, как говорит Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ», проголосовал ногами, и по состоянию на 1 июля 2013 года у нас 474 тысячи предпринимателей — абсолютно минусовая разница с тем, с чего мы начали 1 декабря, когда уже был принят закон. Даже в кризисные годы не наблюдалось падения числа индивидуальных предпринимателей, а сейчас такое печальное явление присутствует. Решение найдено для предпринимателей, чей доход не превышает 300 тысяч рублей. Фактически мы вернулись к системе исчисления, которая действовала до 1 января текущего года: расчет взносов, исходя из одного минимального размера оплаты труда. Для предпринимателей, чей доход превышает 300 тысяч рублей предусмотрены взносы, исходя из одного минимального размера оплаты труда плюс 1% от суммы превышения. По нашим оценкам, такой возврат к системе исчисления взносов, составляет порядка 20-30% предпринимательской деятельности. Но это те, по которым, действительно, очень сильно ударило такое решение, поставив на грань выживания. Существует и максимальное ограничение, так как предприниматели у нас разные. Порядка 5% предпринимателей с высокими доходами. Максимальные взносы составляют 8 минимальных размеров оплаты труда, это порядка 130 тысяч рублей, но, повторю, эти взносы будут зачисляться на пенсионные счета. Надо понимать, что действует система зачисления на пенсионные счета. Решение вступит в силу с 1 января 2014 года, в силу юридических процедур принять решение в середине года невозможно, также невозможно принять его задним числом, учитывая систему пересчета для тех, кто уже заплатил. Скажем так, есть вещи, юридически нерешаемые, или решение их слишком сложное. Поэтому мы сейчас работаем с региональными правительствами, попросим их в рамках системы действующих микрофинансовых организаций, которая выполняется за счет федерального регионального бюджета, сделать микрозайм в размере 19 тысяч под нулевую ставку, чтобы предприниматели, которым тяжело заплатить эти повышенные взносы, сохранили свой бизнес и получили поддержку. К тому же сейчас идет широкая дискуссия по некоторым страховым взносам. Это история связанна с окончанием действия льгот для предпринимателей, занятых в сфере производства. В настоящее время они платят 20% — ставка взносов с наемных работников. С 1 января 2014 года она должна увеличиться до 30%. Сейчас ведутся дискуссии, позиция Министерства – сохранить льготную ставку еще на два года и в дальнейшем повышать ее постепенно на 1% в год. Важно подчеркнуть: говоря, что предприниматель платит 20%, его наемные работники не страдают. Это как раз тот случай, когда за счет федерального бюджета на счета конкретных наемных работников такого предпринимателя 10% добавляются, таким образом сотрудники не страдают. Решения сложные, не очевидные, мы не хотим, чтобы страдали сотрудники, и формирование их пенсионных прав, медицинского и социального страхования было связано с системой налогообложения, которую применяет предприниматель, что было бы не честно по отношению к сотруднику.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос. Ожидается ли снижение налогового бремени и насколько эффективны меры введения специальных налоговых режимов в целях поддержания развития малого и среднего предпринимательства?

Ларионова Н. И.: Ожидается ли решение о снижении налогового бремени — такой вопрос  не обсудить, эта дискуссия идет в рамках поручений. Возможно вы уже слышали, что сейчас активно обсуждается вопрос о двухлетних налоговых каникулах. Есть поручение Председателя Правительства РФ по этой теме. Могу пояснить своего рода рабочую версию, которая является позицией Министерства экономического развития РФ, хотя понятно, что вся дискуссия еще впереди. Речь идет об индивидуальных предпринимателях, которые будут вновь зарегистрированы, о первых двух годах их деятельности и о праве один раз получить такую льготу. Почему так? Первый ответ: потому что это администрируемо. Потому что сейчас у всех есть ИНН, и факт использования такой льготы легко отслеживается, и регистрация, перерегистрация не приведут к какому-либо эффекту. Мы обсуждали, как это может выглядеть. Шла дискуссия о возможности ввести какой-нибудь новый, специальный  налоговый режим. Но скорее всего, еще раз замечу, что это рабочая версия Минэкономразвития России, предприниматель будет регистрироваться по установленным процедурам, выбирать тот режим налогообложения, который сам захочет. Напомню, что на данный момент у нас их четыре: общая система, упрощенная система, патент и единый налог на вмененный доход. Тонкость в том, что те, кто применяют общий режим, платят НДС и налог на имущество. А предприниматели, применяющие «упрощенку» и НВД, не платят НДС и не платят налог на имущество. Предприниматель на общем режиме также не платит ни НДС, ни налог на имущество. Соответственно, это необходимо прописать во всех главах Налогового кодекса РФ. Возникает вопрос, а как быть с транспортным налогом? А что если этот бизнес игорный? А есть ли там акцизы? Количество вопросов нарастает как снежный ком, и решение все более путанное. Наше предложение заключается в том, чтобы административно не усложнять это решение, иначе оно не сработает. На бумаге, вероятно, все будет красиво, однако неприменимо практически. К тому же мы рассчитываем на то, что предприниматель сохранит свой бизнес и останется доволен. Чтобы не возникал вопрос: «прошло два года, что мне теперь делать?» — предприниматель останется в рамках того налогового режима, в котором уже находится, никаких сложных процедур перехода с одного режима на другой не будет. Говоря об эффективности, я считаю, что налоговые режимы для человека, который хочет честно делать бизнес, эффективны. Могу привести пример. Ставка налога по патентам составляет 500 рублей в месяц. По моему мнению этот налог вполне можно потянуть. Да, существует разграничение по видам деятельности: торговля, бытовые услуги, сдача жилья в аренду, которая может достигать и 60 тысяч рублей в месяц. И обороты, и доходность другие. По упрощенной системе налогообложения налог может составлять и 1%. Это не большое налогообложение, учитывая общую систему налогообложения в 13%. Там не запрещается работать с убытком, нет никакого вмененного дохода. В этом году впервые введена опция: предприниматель может выбрать любой налоговый режим. Так получается даже 5 форматов, потому что упрощенная система предполагает как «доходы минус расходы», так и налог с оборота. Каждому предпринимателю следует просто сесть с калькулятором, карандашом и листом бумаги и подсчитать, что для него выгодно. И это решение нельзя принять вместо предпринимателя. Я абсолютно уверена в том, что каждый найдет оптимальный режим. К тому же есть еще одна задумка. Действительно, существуют сферы бизнеса и территории, где экономическую активность сложно назвать предпринимательством: сельские местности, изготовление ремесленнических поделок и т.д. По России часто приводят в пример Калининград, где всю зиму жители обрабатывают янтарь и продают, сезон длится 2-3 месяца. Мы серьезно задумались о том, чтобы ввести «самозанятость» как некое юридическое определение в законодательство РФ. Задача сложная, может быть придется менять Гражданский кодекс РФ. Можно предложить опцию, когда человеку не надо регистрироваться индивидуальным предпринимателем, учитывая что он даже не пойдет вставать на учет в налоговую инспекцию, в пенсионный фонд, заводить кассовую книгу. Необходимо искать решение, возможно ввести, как это пока условно называется, «самозанятость», где все должно быть предельно просто, так как для субъектов такой деятельности, скорее всего, и 500 рублей будет много.

Ведущий: Спасибо большое! Следующий вопрос. Наталья Игоревна, как Вы полагаете, к чему может привести введение упрощенного порядка ведения кассовых операций для малых предприятий? К положительным или отрицательным последствиям?

Ларионова Н.И.: Вы знаете, отсутствие требований для индивидуальных предпринимателей к ведению кассовых операций было до 1 января 2012 года. Я, честно говоря, не читала ни одного исследования, где бы подчеркивалось, что это вносит какой-то непоправимый экономический ущерб. Мы не видим никаких особых эффектов. Что получилось? Предпринимателю надо открыть счет в банке, его надо вести, за обслуживание платить 4-5 тысяч в год. Нужно купить и вести 6 видов документов: приходный ордер, расходный ордер, книгу учета приходных-расходных ордеров, кассовую книгу. Вести все эти документы нужно правильно, иначе может быть наложен штраф. Я сама долгое время работала бухгалтером. В букве ошибся, исправить нельзя, надо переписать. Если что-то не подписал вовремя, а пришла проверка-то сразу штраф. Мы до сих пор считаем, что это совершенно не нужно. Мы достигли договоренности с Центральным банком, что все-таки для микро и малых компаний надо делать исключения. Именно поэтому мы и заложили возможность дифференцированного подхода. Для того, чтобы Центральный банк мог сказать, что он освобождает какую-то группу предпринимателей от ведения кассовых операций.

Ведущий: Спасибо! Следующий вопрос. В одной из Ваших статей Вы говорите о том, что эффективность работы по снижению препятствий и ограничений, мешающих осуществлению предпринимательской деятельности, будет, если предприниматели будут выражать свою точку зрения, участвовать в дискуссиях и выступать с какими-либо инициативами. Налажена ли какая-то обратная связь? И куда необходимо обращаться субъектам малого предпринимательства?

Ларионова Н.И.: Выезжая сюда на интернет-конференцию, я поняла, что налажена. Когда идет разработка любого акта, закона или постановления Правительства, мы оперативно информируем об этом общественность. В октябре у нас вышло Распоряжение принять постановление Правительства, затрагивающее вопросы доступа малых компаний к заказам крупных компаний. Это Федеральный закон от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц". Мы буквально вчера разместили уведомление о начале разработки такого акта. Сразу же стали поступать звонки с вопросами и уточнениями, т.е. люди уже прочитали это уведомление. Я делаю вывод, что система работает. Это довольно сложная система, но выглядит она следующим образом: размещается сначала уведомление, собираются предложения, обрабатываются, потом размещается сам нормативный акт, далее так же собираются предложения. Потом у нас есть еще оценка регулирующего воздействия, там точно также идет размещение акта в сети, определяется срок, в течение которого принимаются вопросы. Мы должны ответить на каждый из этих вопросов, объяснить Правительству почему мы не учли предложение какого-либо предпринимателя, если это произошло. А если речь идет о законопроекте, он еще и четвертый раз размещается в системе Ростелекома, уже когда вносится в Правительство РФ. Поэтому, если действительно есть желание работать с документом, активно участвовать в его  обсуждении, то для этого есть масса возможностей. Здесь важно отметить, что есть и общественные организации, которые формируют свои позиции, но во всех дискуссиях так же может участвовать и конкретный гражданин.

Ведущий: Спасибо! Если говорить о бюрократических барьерах, кем, на ваш взгляд, сегодня является государство для предпринимателя: другом, равным партнером, или же все-таки неким контролером-регулятором?

Ларионова Н.И.: Хочется верить, что другом. Скорее, партнером. Конечно, государство должно быть регулятором. Но в своем желании что-то урегулировать оно должно опираться, конечно, на интересы предпринимателей и настраивать систему регулирования под них.  Сейчас, когда мы говорим о малом бизнесе, предприниматель чаще всего сталкивается даже не с государством, а с муниципалитетом. Я не берусь, конечно, говорить, что муниципальные органы власти сейчас являются партнером предпринимателей. У нас, к сожалению, как правило, если что-то происходит, то появляется какой-то федеральный чиновник, или член Совета Федерации, или депутат, или какой-то министр, который начинает разруливать ситуацию до конкретного предпринимателя. Как правило, место приложения усилий - это муниципалитет. Это многофакторная и сложная по происхождению проблема и большая задача, которая перед нами стоит. В мире все по-другому. Мы с американскими представителями обменивались опытом. Там, например, мэр дорожит каждым  предпринимателем, каждым человеком, потому что он понимает, что это его налогоплательщики. Ему это очень важно. Мне бы тоже очень хотелось, чтобы такое понимание начало возникать и у наших муниципалов, мэров.

Ведущий: Спасибо большое! У меня последний вопрос. Я надеюсь, что позитивный. Каких положительных изменений стоит ждать нашим предпринимателям в ближайшее время? На что направлена основная работа Вашего Департамента в этом плане?

Ларионова Н.И.: Мы хотим добиться для производственных компаний сохранения  льгот. Мы хотим решить вопрос с кассовыми операциями, т.е исключить необходимость их применения. У нас идет отдельная работа с Минфином России, связанная с системой бухгалтерского учета. По итогам 2013 года необходимо будет внимательно посмотреть на патентную систему налогообложения, посмотреть, почему она не выстрелила. Безусловно, свою лепту, в отрицательном смысле, внесла история со страховыми взносами, поэтому мы готовы исправлять ошибки и двигаться дальше. В наши «дорожные карты» записано огромное количество мероприятий. Там и вопросы строительства, и подключение к электросетям, и вопросы регистрации бизнеса, и доступа к госзаказу и многое другое. Госзаказ – это вообще отдельное Постановление и по доступу к государственному заказу, и по доступу к заказу от государственных корпораций. Этот вопрос тоже находится в текущей повестке. Будем продолжать и нашу основную программу, будем ее наращивать. Вот такие у нас основные направления на ближайшую перспективу.

Ведущий: Спасибо большое! Наталья Игоревна, я думаю, что тема наша сегодня раскрыта. Предлагаю через год собраться и обсудить уже итоги по тем направлениям, которые Вы сейчас озвучили. Я желаю Вам успехов в Вашем нелегком, тяжелом деле.

Ларионова Н.И.: Спасибо, Сергей. С удовольствием примем участие, если позовете!