Новости и аналитика Интервью Приоритетные направления образовательной и научной деятельности Российской академии правосудия: задачи, достижения и перспективы

Приоритетные направления образовательной и научной деятельности Российской академии правосудия: задачи, достижения и перспективы

Предлагаем ознакомиться с видеозаписью интернет-конференции.

20 мая 2013 года в ИА "ГАРАНТ" состоялась интернет-конференция с Ректором Российской академии правосудия Ершовым Валентином Валентиновичем.

Ведущая: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория!
Мы начинаем нашу интернет-конференцию. Разрешите представить нашего гостя Ершова Валентина Валентиновича —Ректора Российской академии правосудия.

Ершов В.В.: Добрый день!

Ведущая: Уважаемый Валентин Валентинович, позвольте поприветствовать Вас в ИА "Гарант" и поблагодарить за то, что Вы нашли время приехать к нам и ответить на вопросы нашей интернет-аудитории!

Тема сегодняшней конференции: "Приоритетные направления образовательной и научной деятельности Российской академии правосудия: задачи, достижения и перспективы".

Позвольте напомнить, что сегодняшняя интернет-конференция транслируется в on-line режиме на правовом портале www.garant.ru.

К моменту начала нашей интернет-конференции поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня и хотим предложить нашему уважаемому гостю.
Итак, первый вопрос. Валентин Валентинович, Российская академия правосудия нередко упоминается наряду с МГУ, МГЮА и другими престижными учебными заведениями. Как Вам и руководимому вами коллективу удается обеспечить такое высокое положение академии среди российских вузов? В чем Вы видите проблемы современного юридического образования? В какой степени они касаются Вашей Академии?

Ершов В.В.: Во-первых, спасибо большое за приглашение. Хотелось бы пару слов сказать о нашей академии, о кадровом составе, потому что, кадры-это главное, они решают все, как известно. Наша академия в настоящее время празднует свое 15-летие. 11 мая 2013 года нам исполнилось 15 лет. 23 мая мы официально празднуем этот день в нашей академии. За этот срок мы добились ощутимых успехов. Академия есть не только в Москве, но и в 10 городах находятся наши филиалы: в Хабаровске, Иркутске, Томске, в Челябинске, в Казани, в Нижнем Новгороде, в Воронеже, в Ростове, в Краснодаре и в Санкт-Петербурге. Как известно, филиалы не являются юридическими лицами, это единое юридическое лицо, где бы ни учился студент, в дипломе будет написано – город Москва. В настоящее время в академии, и мы этим гордимся, работает 2714 человек, это огромное количество. Из них 71% – это основные работники, т.е. работники, работающие с трудовой книжкой. Это очень яркий показатель успеха любого вуза, во-первых. Во-вторых, у нас очень большой преподавательский состав, у нас работает 1635 преподавателей, 60% из них это преподаватели, работающие с трудовой книжкой, так называемые, основные работники. 1114 преподавателей имеют ученую степень, из них 210 преподавателей имеют степень доктора наук и 904 преподавателя – степень кандидата наук. Можно с уважением говорить о нашей академии. Кроме того, в нашей академия работает 68 заслуженных юристов РФ, 12 заслуженных деятелей наук РФ и 36 почетных работников высшего профессионального образования. Я думаю, что это первый ключ к нашему успеху. А второй ключ, думаю, состоит в том, что мы выработали иную концепцию, отличную от многих других вузов РФ и в мире. Концепция состоит в том, что мы исходим из специализированного образования, начиная с самого раннего возраста и заканчивая последним днем работы в качестве профессионала в любом органе, где бы человек не работал. На практике это выражается в том, что сегодня у нас есть колледж, где мы обучаем начиная с 9-го класса, затем второй этап – это вуз. Сегодня в нашей академии можно получить не только высшее юридическое, но и высшее экономическое образование. А начиная с этого года, еще и лингвистическое и высшее экспертное образование. Следующий этап – это профессиональная переподготовка молодых судей, которые только пришли на работу в суд. Далее этап – это повышение квалификации судей. Один раз в три года судей должны принять на повышение квалификации, и только у нас судьи обучаются в Российской академии правосудия. У нас действует целый ряд научных подразделений, которые занимаются фундаментальными, прикладными научными исследованиями. Я думаю, что это еще один ключ к нашему успеху, состоящий в том, что мы даем образование не просто в вузе, не просто диплом о высшем юридическом образовании, а даем непрерывное образование и непрерывное специализированное образование. Вот это те наиболее яркие показатели, которые дают нам возможность отличаться от других вузов.

Ведущая: Спасибо! Следующий вопрос. Валентин Валентинович, какие преимущества дает Российской академии правосудия ведомственный статус в сравнении с другими вузами, готовящими юристов?

Ершов В.В.: Я думаю, что нашим огромным преимуществом является то, что мы даем студентам и слушателям не только право в книгах, как это обычно бывает, а право в жизни, реальное право, которое сегодня применяется в судах и в других органах государственной власти, потому что право в книгах, как правило, очень быстро устаревает., устаревают учебники, устаревают законы. И это имеет принципиально важное, практическое значение. Поэтому такого уровня обучение и такого рода качество обучения, оно безусловно, я думаю, дает возможность выпускать наших выпускников в совершенно другом профессиональном уровне.

Ведущая: Спасибо! Валентин Валентинович, вы уже говорили о том, что непрерывное образование является вашим конкурентным преимуществом. Оправдывает ли себя система непрерывного образования, реализованная в Российской академии правосудия, когда выпускники колледжа поступают на программы бакалавров? Есть ли возможность трудоустроиться в судебной системе по специальности выпускнику колледжа, если он решит получить практические навыки профессии, прежде чем продолжить образование?

Ершов В.В.: Это ключ к успеху любого вуза, в том числе и нашей академии правосудия. Более того, могу сказать, что мы сейчас создаем школу, в которой будут обучаться с первого класса будущие судьи РФ. Далее мы предполагаем, что у этой школы будут создаваться филиалы в тех городах, где есть филиалы академии, тем самым, непрерывное образование будет даваться с самого раннего возраста. Я думаю, что это принципиально важно, потому что сегодня, к сожалению, очень многие выпускники школ приходят недостаточно подготовленными в академию для получения высшего юридического образования. Поэтому первый год, или даже, может быть, два, приходиться заниматься их дополнительным воспитанием, переобучением, подтягиванием до необходимого уровня. Это имеет принципиально важное значение. Что касается работы бакалавров, то бакалавры, как правило, получают у нас диплом бакалавров, они переходят на работе на следующую ступень, обучаются, получают диплом магистра, поэтому такая проблема просто не стоит. Но я захватил с собой Указ Президента РФ от 31 декабря 2005 г. N 1574 "О Реестре должностей федеральной государственной гражданской службы", в нем есть новые изменения, дополнения. Согласно этому реестру, существуют младшие группы должностей, предусматривающие специалистов 1, 2, 3 разряда. И в реальной жизни многие бакалавры трудоустраивались на работу с таким дипломом – с одной стороны. С другой стороны – поступают на заочные формы обучения, в результате чего получают уже диплом магистра.

Ведущая: Спасибо большое! Следующий вопрос. Валентин Валентинович, Российская академия правосудия и ее филиалы ведут профессиональную переподготовку и повышение квалификации судей и работников аппаратов судов. С какими сложностями и проблемами приходится сталкиваться при организации работы в регионах?

Ершов В.В.: Надо уточнить вопрос. Подготовкой кандидатов в судьи мы не занимаемся. Поскольку я возглавляю Высшую экзаменационную комиссию судей РФ и курирую все региональные комиссии, то с моей точки зрения, было бы не этично, как Ректору академии, председателю Высшей экзаменационной комиссии РФ, заниматься отбором кандидатов на должность судей. Только по этой причине мы этим вопросом не занимаемся. Мы будем заниматься только профессиональной переподготовкой впервые назначенных судей в РФ, как федеральных, так и мировых. Это принципиальная новелла, во всем мире прежде всего занимаются подготовкой кандидатов в судьи, а потом их назначают на должности судьи. У нас имеет место очень большой отсев на этапе сдачи экзаменов, на этапе кадровой комиссии, на этапе квалификационных коллегий, и это не позволило нам идти этим же путем. Мы пошли другим путем. Наш путь состоит в том, что по действующему законодательству уже два года мы занимаемся профессиональной переподготовкой впервые назначенных федеральных и мировых судей. За эти два года мы проучили уже около 2 тысяч. Это означает, что кандидатура уже отобрана, что человек уже является судьей, что уже есть указ о его назначении, и что он уже год выполняет свои обязанности судьи. И в течение этого первого года его работы он приезжает к нам на профессиональную переподготовку. В этой связи проблема встает в том, что у нас пока не хватает площадей, гостиниц для проживания этих судей. Что касается повышения квалификации, то по закону судья должен обучаться один раз в три года: один раз в вышестоящем суде, один раз – в академии правосудия. Также проблема встает в том, что у нас не хватает учебных площадей и гостиниц. Но надеемся, что в ближайшее время эта проблема будет решена. Буквально в июне мы получим новые, большие площади, и решим вопросы, связанные с учебными площадями и с гостиницами.

Ведущая: Следующий вопрос. Существует ли статистика, отражающая количество тех выпускников Российской академии правосудия, которые трудоустраиваются в судебной системе? Какие факторы могут, по Вашему мнению, в большей степени повлиять на выбор выпускников?

Ершов В.В.: Существует. Она очень благоприятна для нас. У нас свыше 90% выпускников академии работают по специальности – это первое. Это очень хороший показатель, потому что традиционно он гораздо более низкий. Причем не просто где-то работают, а работают именно по специальности. И второе – свыше 30% наших выпускников работают не вообще где-нибудь, а работают именно в судебной системе, и мы этим гордимся. Почему так происходит? Потому что мы выпускаем выпускников для работы не вообще везде, а для работы именно в судебной системе и на это построена вся наша система обучения. Это связано и с нашей практикой, которая проходит в судах. Это связано и с написанием курсовых и дипломных работ. Очень часто руководители наших ГАКов являются работниками судов, в том числе, председатель Верховного суда РФ Вячеслав Михайлович Лебедев. Он реально приходит к нам на ГАКи, отбирает лучших выпускников только с красными дипломами и очень много наших выпускников академии работают потом в Верховном суде РФ. Лица, отработавшие свыше пяти лет, часто из Верховного суда РФ приходят на работу федеральными судьями города Москвы и там тоже успешно работают в этом качестве.

Ведущая: Спасибо! Следующий вопрос. Валентин Валентинович, не секрет, что решения наших судов не должны побуждать граждан обращаться в Европейский суд по правам человека. Как и в каком объеме в Академии изучают проблемы и значимость Европейского суда?

Ершов В.В.: Это важный вопрос. В любом процессе, в любом деле как минимум две стороны, и они имеют прямо противоположные интересы. Как правило, даже если истец или ответчик не прав, он обжалует судебное решение либо в национальный суд, либо в Европейский суд. Именно поэтому граждане в этот суд и обращаются. И дело вовсе не в том, что решения некачественные, несправедливые, а в том, что сегодня у граждан есть такая возможность. И они такой возможностью активно пользуются. Наша академия – один из немногих вузов, который имеет кафедру европейского права, кроме международного права. И эта кафедра специально занимается анализом деятельности работы Европейского суда. В настоящее время готовится проект Пленума Верховного суда РФ по применению Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Мы в этом активно участвуем. Надеемся, в июне этого года Пленум Верховного суда РФ примет такое постановление. Там разъясняется много серьезных вопросов, в частности, вопрос о том, что суды РФ обязаны применять конвенцию, толкование Европейского суда, причем не только против России, но и против других государств в том случае, если это постановление Европейского суда основано на аналогичном законодательстве иностранного государства и аналогичной судебной практике. Это принципиальнейший вопрос для нас. В этой связи необходимо очень хорошо знать не только постановления, вынесенные против России, но и постановления, вынесенные против других государств. И здесь очень большая проблема. Мне кажется, было бы замечательно, если бы наша академия объединила усилия с компанией "Гарант". Проблема связана с переводом постановлений Европейского суда, потому что, как известно, официальных переводов нет. Есть переводы неофициальные, а неофициальный перевод не является обязательным. А судья должен применять Европейскую конвенцию в толковании Европейского суда. Как это возможно сделать, если нет официальных переводов? Это очень серьезная проблема. Поэтому необходимо поставить этот вопрос на общегосударственном уровне, заниматься анализом всех постановлений Европейского суда, принятых не только против России, но и против других государств, классифицировать их по различным основаниям, по отраслям права, по субъектам и т. д. И нужно их обязательно публиковать, в том числе, в системе "Гарант", чтобы они были доступны не только для судей, но и для участников процесса, для адвокатов, прокуроров. Это огромная, колоссальная работа, как в техническом плане, так и в интеллектуальном.

Ведущая: Спасибо! Постараемся быть полезными Вам в этом плане. Следующий вопрос. Валентин Валентинович, как вы уже говорили, Российская академия правосудия реализует ряд современных программ обучения. Существуют ли значимые особенности использования данных программ в РАП, и какие нововведения применялись в процессе их реализации?

Ершов В.В.: Естественно, учитываются все современные технологии: применяем электронное интенсивное обучение и другие формы современного обучения. Но, на мой взгляд, проблема состоит в том, что надо достаточно точно понимать, что все-таки главное – это не технические средства, которые являются средствами донесения информации до конкретного потребителя, а главным является проблема интеллектуальных продуктов. Это принципиально важное значение. На мой взгляд, необходимо объединение интеллектуальных усилий конкретных научных работников, практических работников с одной стороны, с другой стороны – продумать вопрос информационных носителей. Чтобы это был не просто носитель, а современный носитель. Это принципиально важно.

Ведущая: Спасибо! Следующий вопрос, как известно, Российская академия правосудия активно сотрудничает с зарубежными ВУЗами. Каков порядок данного международного взаимодействия, и каких результатов академии удалось добиться на международной арене?

Ершов В.В.: Академия ведет сотрудничество с самыми разными учреждениями. И в рамках повышения квалификации, и в рамках обучения студентов и пр. Например, только что мы приехали из Турции. В Турции есть замечательная академия, она называется Академия правосудия Турции, занимается обучением судей и прокуроров. У нас с ней есть договор, и он активно развивается. Активно развивается также наш договор с Национальной магистратурой Франции. Она считается одной из центральных школ повышения квалификации. Есть аналогичные центры повышения квалификации в Париже, в Испании, в Португалии, в Америке, в Канаде и т.д. Практически со всеми такими центрами имеются договоры, с ними поддерживаются партнерские отношения, из этих центров к нам постоянно приезжают преподаватели. Мы так же приезжаем в эти центры и обмениваемся с коллегами своим опытом. Тоже самое касается и обмена с вузами. Наиболее яркий пример такого обмена — это обмен нашими студентами по совместной программе с Лондонским университетом. У нас заключен договор договор, и наши студенты обучаются как в нашей академии, так и в Лондонском университете, получают диплом бакалавра. И это имеет колоссальное значение. В этом году мы очень удачно выступили на конкурсе им. Филипа Джессопа, заняли 24-е место в мире, что является очень хорошим результатом. А по письменному конкурсу со стороны ответчика – мы заняли первое место в мире. Естественно, я этим горжусь. Первое место в мире для молодой академии, которой только 15 лет – это очень хороший результат! Аналогичная программа сотрудничества имеется с французским университетом, которой мы тоже очень гордимся. Мы не закрытый вуз, мы – открытый вуз. И мы занимаемся сравнительным правоведением, как на уровне повышения квалификации, так и на уровне студентов.

Ведущая: Спасибо, Валентин Валентинович! Следующий вопрос. Известно, что в Российской академии правосудия создана и используется собственная Система электронного обучения. Какие задачи выполняет данный сервис и насколько эффективно? Предусмотрено ли использование других возможностей современных информационных технологий в деятельности Академии?

Ершов В.В.: Мы просто обязаны этим заниматься. У нас имеются все современные технологии. У нас очень хорошо поставлена работа с филиалами с элементами дистанционного обучения. Студенты тоже активно участвуют в новых формах обучения. Моделируются судебные процессы, используется мультимедиа. В общем, используются все современные формы обучения, в том числе, электронные ведомости и т.д. Поэтому мы считаем, что мы активно и плодотворно работаем.

Ведущая: Спасибо! Валентин Валентинович, как вы уже говорили, с 2002 года Вы являетесь бессменным Председателем Экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи. Председатель Верховного Суда России В.М. Лебедев как-то озвучил, что до 30 процентов кандидатов, претендующих на должность федерального судьи, не выдерживают экзамена. В чем вы видите причину этого и как можно повлиять на ситуацию?

Ершов В.В.: Да, действительно, вот уже 12-й год как образовалась моя должность в этом качестве. В настоящее время она называется Председатель Высшей экзаменационной комиссии РФ. По закону Высшая экзаменационная комиссия РФ имеет право давать рекомендации для региональных комиссий. В настоящее время подготовлен проект закона, по которому предполагается много новелл. Мы обратимся к членам Пленума Верховного суда с просьбой, чтобы Верховный суд обратился в Госдуму с законодательной инициативой по этому поводу. Статистика действительно очень грустная: примерно 30% наших кандидатов в судьи сдают экзамены на оценку "неудовлетворительно". Еще примерно 20% – на оценку "удовлетворительно". С этими оценками, как правило, в судьи не берут – это первое. Второе, имеет место очень большой отсев на других уровнях: квалификационной коллегии, кадровой коллегии и т.д. В итоге до указа Президента РФ доходит малое количество наших кандидатов в судьи. Основная причина в том, что так готовят кандидатов судьи, так они готовятся в суде, так готовятся в вузах. Причина также состоит в том, что сегодня в вузах никто не готовит именно работников для суда. Дается просто классическое высшее юридическое образование, а для судейских работников этого не всегда бывает достаточно. Мне кажется, что это очень серьезная проблема. Другая проблема заключается в качестве учебников, в качестве нашего законодательства. И это тоже очень большая проблема, потому что кандидат в судьи, как правило, приходит с книжными знаниями, которые он читал в учебниках, знаниями, которые он вычитал в законодательстве, а информация там, как известно, довольно быстро устаревает. А жизнь идет дальше, возникают новые и новые проблемы, которые не описаны ни в учебниках, ни в законодательстве и т.д. Поэтому на все эти вопросы он, как правило, не отвечает. Еще более сложная проблема состоит в том, что очень часто в законах есть пробелы, т.е. нет ответа на какой-либо вопрос. А судья все равно должен вынести решение, даже если в законе пробел или если в законе имеется коллизия. У нас в законе написано одно, в дипломе написано другое. Очень часто разные ответы имеется даже в законах одного уровня. Например, у нас есть двадцать национальных кодексов, из них в 12-ти написано, что Кодекс имеет приоритет перед законами, а в других 8-ми этого не написано. И таких проблем, к сожалению, очень много. Вот эти все проблемы мы и разбираем в нашем специализированном вузе.

Ведущая: Спасибо! Тяжела профессия юриста. Следующий вопрос. В прессе постоянно поднимается вопрос о независимости российских судов. "Независимость судебной власти – это не просто почетная привилегия, а необходимое условие выполнение ею своей конституционной функции в системе разделения властей". Вам, как видному теоретику, обосновавшему в своих работах, необходимость создания независимого и полновластного суда в рамках системы взаимоконтролирующих и взаимодействующих органов государственной власти, будет не трудно дать оценку ситуации и ее оценке Президентом В. В.Путиным и внесистемной оппозицией?

Ершов В.В.: Мне трудно давать оценки кому-либо, я никогда это не делаю, потому что я – публичный человек. Хотел бы высказать лишь свою точку зрения. Одной из самых главных гарантий независимости судей, кроме всех остальных, является, наверное, профессионализм судьи. Главная гарантия любого специалиста, если он профессионал – он никогда не сделает того, чего он делать не должен. Он будет вести себя гордо в этой жизни. Поэтому, с моей точки зрения, и необходимо заниматься специализированным непрерывным образованием. Вот по этому пути мы и идем. Первый этап – это школа, второй этап – это колледж, третий этап – это вуз. Следующий этап – уже подбор кандидатов в судьи. Затем это переподготовка молодых судей. Затем регулярное повышение квалификации судей, один раз в три года. И все это должно быть основано на фундаментальных и прикладных научных исследованиях. Современных, сегодняшних! Не право вчерашнего дня, а сегодняшнее право, которое должно быть востребовано для каждого конкретного специалиста. Чтобы он мог приехать к себе на работу и отвечать на современные вопросы, которые ставит перед ним жизнь.

Ведущая: Спасибо большое! Следующий вопрос. Валентин Валентинович, прокомментируйте, каких организационных и практических мер потребует от судебной системы в целом и от Российской академии правосудия в частности создание системы административной юстиции (из предвыборной программы Президента РФ В.В. Путина)?

Ершов В.В.: Да, действительно, к сожалению, эта проблема еще не решена. И сегодня, насколько я знаю, предполагается следующее решение этой проблемы. Во-первых, Президент РФ В. В. Путин внес в Государственную Думу РФ проект Кодекса об административном судопроизводстве. Во-вторых, в судах создаются составы по административным делам. В третьих, Верховный судья РФ создал коллегию по административным делам, возглавляемую первым заместителем Председателя Верховного суда РФ Сельковым Петром Павловичем. Наша задача состоит в том, чтобы будущий Кодекс об административном судопроизводстве эффективно применялся судами. В конце мая мы проводим конференцию, на которую приглашаем всех соответствующих специалистов. И уже дальше будем отслеживать, как этот Кодекс будет работать, какие будут возникать проблемы, будем вырабатывать рекомендации для законодателя. Я думаю, что настоящий ученый – это ученый, который умеет анализировать реальную ситуацию в стране и вырабатывать предложения, а не только говорить о том хорош закон или нет.

Ведущая: Спасибо! Следующий вопрос, тоже своего рода теоретический. Согласно части 3 статьи 46 Конституции РФ каждый вправе обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека. Как с Вашей точки зрения соотносятся решения ЕСПЧ с нормами Конституции РФ и, соответственно, с решениями Конституционного Суда РФ? Должны ли в первую очередь исполняться решения ЕСПЧ (в рамках толкования Конвенции о защите прав человека и основных свобод), или решения Конституционного суда РФ в части толкования Конституции РФ имеют приоритет перед решениями ЕСПЧ?

Ершов В.В.: Принципиальный вопрос. На мой взгляд, он недостаточно решен в Конституции РФ, наших кодексах РФ, и отсюда возникает некая несправедливость этого вопроса – это первое. Второе – напомню, что 30 марта 1998 года был принят Федеральный закон N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", согласно которому, Конвенция в толковании Европейского суда является обязательной для всех органов государственной власти без исключения. Я думаю, что это принципиальный ответ на принципиальный вопрос, который вы мне сейчас задали. В этой связи, в развитии данной проблематики готовится постановление Пленума Верховного суда по применению судами общей юрисдикции Европейской Конвенции по правам человека. Поэтому, с моей точки зрения, мы Конвенцию ратифицировали, мы обязаны ее исполнять.

Ведущая: Спасибо! Следующий вопрос. Валентин Валентинович, сформулируйте, пожалуйста, Ваше отношение к вопросу выборности судей и к выборности судейским сообществом председателей судов.

Ершов В.В.: Да, это очень хороший вопрос. На мой взгляд, ни одна система не является идеальной. У нас был период, когда судьи избирались народом. И там тоже была масса вопросов. Сейчас их назначает Президент РФ, и здесь тоже, наверное, отдельными гражданами могут ставиться определенные вопросы. Поэтому, на мой взгляд, идеальных систем назначения нет ни одной. Всегда есть элементы субъективизма в той или другой системе. Тоже самое касается и выбора самими судьями председателя соответствующего суда. Сейчас мы были в Турции, там судьи тоже избирают своего председателя. И там тоже возникают разные вопросы по этому поводу. Поэтому, к сожалению, идеальной системы нет.

Ведущая: Понятно. Спасибо! Следующий вопрос. Считается, что среди профессионалов-юристов вершины кадровой карьеры достигают именно те, кто принадлежит к судебной системе, к судейскому корпусу. В то же время, очевидно, что судьи остро нуждаются в рекомендациях ученых, ведущих научных школ страны. Расскажите о последних достижениях академической науки и их практической реализации в деятельности судов.

Ершов В.В.: Спасибо за вопрос. Я – доктор по теории права, поэтому мне очень приятно этот вопрос услышать. На мой взгляд, важнейший вопрос в деятельности любого юриста – это вопрос, связанный с состоянием права в стране и в мире в целом. С моей точки зрения, сегодня в мире происходят следующие тенденции. Первая состоит в том, что большинство ученых, в том числе за рубежом, и в РФ, исходят из того, что право – это закон с позиции легизма. Право – это законодательство. Считается, что если хочешь быть хорошим судьей, то нужно постоянно изучать судебную практику и законодательство. На самом деле, возникают более сложные вопросы, ответов на которые, к сожалению, нет. Я приведу несколько примеров на эту тему. Например, когда я еще был студентом юрфака МГУ, меня учили, что есть термин "законодательство" в узком смысле слова – только закон, и в широком смысле слова – это все акты любого уровня. Хотя я этого никогда не понимал. И сегодня, к сожалению, эта концепция господствует и в нашей стране. Я приведу только примеры: например, в статье 3 ГК РФ написано, что гражданское законодательство – это закон, это кодексы и принимаемые в соответствии с ними федеральные законы. Т.е. в узком смысле слова. Но в Трудовом кодексе РФ уже написано, что трудовое законодательство – это ТК РФ, это федеральные законы и законы субъектов. В Жилищном кодексе написано, что жилищное законодательство – это Жилищный кодекс РФ, это федеральные законы, это законы субъектов и даже акты органов местного самоуправления. Дальше всех пошел ГПК РФ. В статье 1 ГПК РФ написано, что гражданское законодательство – это Кодекс, это федеральные законы и даже международные договоры, с чем вообще трудно согласится. Это первый пример. Второй пример. Есть Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", согласно которому, постановления Пленума не обязательны для судов общей юрисдикции. А есть Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации", в котором говорится, что обязательны. Можно привести другой пример. В статье 15 Конституции РФ говорится о том, что Конституция имеет прямое действие, но в статье 11 ГПК РФ написано, что "суд, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу". А в АПК РФ написано, что в случае, если имеется коллизия, то суд дело приостанавливает, направляя запрос в Конституционный суд РФ. И такие примеры, когда имеются противоречия в действующем законодательстве, можно приводить бесконечно. Поэтому концепция только легизма, считающая, что в законодательстве есть все ответы на все вопросы, на мой взгляд, не выдерживает критики. Вторая тенденция, которая существует в мире еще более опасная. Я ее называю синтезированный подход к праву, когда право по существу размывается "неправом", как я его называю. И к "неправу" в том числе относятся и технические нормы. Например, мы были во Владивостоке, где нас американские судьи учили так, что любое, подчеркиваю, законное решение, может быть отменено, если оно несправедливое. Когда я спросил, что такое справедливое решение, мне ответили, что оно в каждом конкретном случае индивидуально. Очень часто сегодня пытаются размыть право "неправом" в виде судебных прецедентов, в виде правовых позиций судов и в виде частных договоров. Доходит до того, что любой частный договор, или индивидуальный гражданско-правовой или трудовой договор тоже относят к праву. В том числе сегодня это утверждают очень многие преподаватели юрфака МГУ. С моей точки зрения, более корректная позиция другая: когда к праву относится только право в форме международного и национального права. Причем, подчеркиваю, в единой системе. На мой взгляд, должна быть единая система международного и национального права – это первое. И второе, национальное право, с моей точки зрения, это не только законодательство. Даже в ГК РФ написано, что одна из форм национального права – это обычаи. Я думаю, что дальше обычай будет и в трудовом праве, и в жилищном праве, и в семейном праве и т.д. В трудовом праве давно уже имеется такая форма права, как нормативные, правовые договоры, не частные, а нормативные правовые договоры. И это имеет принципиальное значение. На мой взгляд, еще российской формой права являются основополагающие принципы российского права. К сожалению, в большинстве монографий, диссертаций, статей написано, что принципы права для идей, и что идея – это не право и т.д. И это имеет колоссальное значение. Что касается международного права, то к международному праву относятся только одни международные договоры, что, на мой взгляд, является недостаточным. К международному праву, очевидно, относятся еще и обычаи международного права, но они, как правило, не ощущаются, и их правила не знают юристы России. И отсюда возникает масса проблем. На мой взгляд, очевидно, что к видам международного права относятся еще основополагающие принципы международного права, что тоже не изучается.

Право сегодня нельзя ограничивать только законодательством, на мой взгляд – это первое. Второе – нельзя его размывать "неправом". Право сегодня – это только принципы и нормы права, содержащиеся в формах международного, либо национального права. Другого варианта нет. Если мы все время будем уходить в сторону "неправа", то у нас будут постоянно нарушаться права граждан, постоянно будут отменяться судебные решения и всегда будет масса дел, которые будут рассматриваться бесконечно долго. С другой стороны, я пришел к выводу, что несмотря на то, что мы все занимаемся правом, право, конечно, является недостаточным для регулирования общественных отношений. Необходимо еще и индивидуальное регулирование общественных отношений только в рамках или в пределах права, которое должно быть в этой стране. И к таким видам индивидуального регулирования я отношу регулирование на основании договоров, индивидуальное судебное регулирование, когда в суд вносят судебные акты, на основании права детально регламентируют права и обязанности участников процесса. Сегодня стало модным индивидуальное медиативное регулирование, когда до суда медиатор регулирует какие-то отношения и т.д. В этой связи, в 2013 году я опубликовал ряд своих статей: "Правовое индивидуальное регулирование и общественные отношения как парные категории", "Правовые позиции", "Частные договоры, как средство регулирования общественных отношений". В настоящее время я усиленно работаю над такими статьями как: "Судебное усмотрение", "Судебные прецеденты" и "Индивидуальное правовое регулирование". Все эти статьи будут опубликованы в этом году, и тем самым, замкнется цикл статьей на тему: "Правовое и индивидуальное регулирование", и детально эти вопросы будут рассмотрены по каждому виду правового регулирования и каждому методу индивидуального регулирования. Вот с этим я выхожу к судьям, пытаюсь им рассказывать на конкретных примерах, как можно решать какие-то вопросы, как недостаточен легизм для ответов на современные правовые проблемы.

Ведущая: Спасибо, Валентин Валентинович, за Ваш подробный интересный ответ. Следующий вопрос. Валентин Валентинович, среди множества проблем, нуждающихся в разрешении в рамках судебной реформы, едва ли не самой фундаментальной является кадровая, причем оба ее аспекта – количественный и качественный, на что тоже обращалось внимание на съезде судей. В связи с этим несколько вопросов. Много ли выпускников Академии ориентированы в сферу научного творчества: идут в аспирантуру и делают научную и преподавательскую карьеру? Не мешает ли уход в науку талантливых (наиболее подготовленных, наиболее интеллектуально и нравственно одаренных людей) выпускников обеднению качественного состава отечественных судей, ведь считается, что отличники юридических вузов, за редчайшим исключением, вообще не идут в практическую юриспруденцию, в том числе и в суды (не престижно, опасно). Как вы считаете, какие материальные и социальные стимулы могут помочь привлечению в состав судей талантливой молодежи и видных (состоявшихся) ученых-юристов из юридических вузов и научно-исследовательских учреждений?

Ершов В.В.: Я с этим не согласен. Наша статистика говорит другое. У нас большая аспирантура, обучается 239 аспирантов и 317 соискателей, у нас обучается свыше 500 человек. И могу сказать, что в основном это работающие люди, и работающие, как правило, в судебной системе. И это имеет принципиально важное значение. В целом у нас в аспирантуру поступает или прикрепляется соискателем примерно 10%. Многие из них уже работают. На мой взгляд, лучший вариант, когда человек уже работает, получает практические знания и одновременно обучается в аспирантуре. Я после юрфака МГУ три года проработал судьей, и только после того, как я уже почувствовал в себе силы, почувствовал практическую проблематику, выявил проблемы, которые для меня были интересны и не решены в науке, я поступил в аспирантуру. На мой взгляд, это самый лучший вариант развития событий. У нас в академии работают 29 наших выпускников, что не так много. Ежегодно мы выпускаем свыше 3,5-5 тысяч выпускников в год. Это не такая большая цифра. Такое мнение сложилось у тех, кто не знает реальной ситуации, реального положения вещей, реальной статистики. На мой взгляд, все как раз наоборот. Я твердо убежден в том, что выпускник после окончания вуза пойдет более правильным путем, если сначала пойдет на практическую работу и поработает там несколько лет. В ходе работы у него возникнут какие-то вопросы, будут более осмыслены какие-то проблемы, которые он и продолжит решать на уровне своей диссертации. Поэтому, с моей точки зрения, никакого обеднения нет, скорее, наоборот. Если человек пошел на практическую работу и реально работает, плюс обучается в аспирантуре, то происходит обогащение от практики к теории, от теории к практике. В итоге получается очень хороший специалист!

Ведущая: Спасибо большое! Валентин Валентинович, мы благодарим Вас за Ваши подробные, интересные, исчерпывающие ответы. Позвольте от лица ИА "ГАРАНТ" пожелать Вам успехов в Вашей научной деятельности и пожелать Российской академии правосудия развития и процветания!

Ершов В.В.: Спасибо большое за приглашение!