Новости и аналитика Интервью Актуальные вопросы совершенствования третейского законодательства в г. Москве

Актуальные вопросы совершенствования третейского законодательства в г. Москве

14 марта в ИА "ГАРАНТ" состоялось интернет-интервью с Председателем Арбитражного третейского суда города Москвы Кравцовым Алексеем Владимировичем.

Тема интернет-интервью: "Актуальные вопросы совершенствования третейского законодательства в г. Москве".

 Ведущая интернет-интервью - Наталия Карпунина (ИА "ГАРАНТ").

Ведущая: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория!
Мы начинаем наше интернет-интервью. Разрешите представить нашего гостя - Алексея Владимировича Кравцова — Председателя Арбитражного третейского суда города Москвы.

Кравцов А. В.: Всем добрый день! 

Ведущая: Уважаемый Алексей Владимирович, позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы нашли время прийти сегодня в ИА «ГАРАНТ» и ответить на вопросы нашей интернет-аудитории.  Тема интернет-интервью: "Актуальные вопросы совершенствования третейского законодательства в г. Москве".Позвольте напомнить, что сегодняшнее интернет-интервью транслируется в on-line режиме на правовом портале www.garant.ru.За последние годы четко прослеживается ежегодное увеличение количества заявлений, поступающих в арбитражные суды, что свидетельствует не только о постепенном росте доверия к судебной системе, но вместе с тем и приводит к существенному увеличению нагрузки на судей.В соответствии с Федеральным Законом от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" функция "разгрузки" судов была возложена на такой институт гражданского общества как третейский суд. Заседания в таком суде проходят, как правило, в одно судебное заседание в десятидневный срок. Решение третейского суда окончательное и обжалованию не подлежит. Перечисленные признаки третейского разбирательства позволяют гражданам и организациям эффективно взыскивать задолженности со своих недобросовестных контрагентов. В мае 2011 года Конституционный Суд РФ уполномочил третейские суды разрешать споры о признании прав на недвижимое имущество.Для совершенствования третейского законодательства в г. Москве было создано Некоммерческое Партнерство "Союз учредителей третейских судов". Это профессиональное объединение, образованное с целью улучшения деятельности организаций, работающих в сфере разрешения споров и конфликтов. Кроме того, деятельность Союза направлена на содействие совершенствования законодательства о третейских судах как Института гражданского общества, которые призваны снизить нагрузку на государственные суды, особенно учитывая массовые увольнения перегруженных судей.За последнее время Союз направил законодательные инициативы в Высший Арбитражный суд РФ, Верховный суд РФ, Совет Федерации РФ, Государственную Думу и др. органы, обладающие властными полномочиями и правами внесения этих инициатив на обсуждение. В частности, Союз учредителей Третейских судей совместно с Комитетом Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества начали совместную работу по совершенствованию законодательства о третейских судах.В ходе интернет-интервью планируется обсудить вопросы совершенствования третейского законодательства в г. Москве, выявить его пробелы и недостатки, обсудить тенденции его совершенствования, а так же иные вопросы повышения эффективности работы Арбитражного третейского суда города Москвы и прочее. Эти и другие актуальные вопросы интернет-аудитории в ходе интернет-интервью разъяснит Председатель Арбитражного третейского суда города Москвы Кравцов Алексей Владимирович.
К моменту начала нашего интервью поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня и хотим предложить нашему уважаемому гостю. Алексей Владимирович, как нам известно, недавно был создан Союз учредителей третейских судов. Расскажите, пожалуйста, для каких целей он был создан и какие проблемы призван решить?

Кравцов А. В.: Спасибо за предоставленную возможность пообщаться с аудиторией! Союз был создан в виде некоммерческого партнерства с целью объединения действующих третейских судов по определенным правилам и стандартам. Не каждый третейский суд может войти в Союз, а только те, которые подходят к установленным Союзом правилам. Его основной целью является совершенствование законодательства о третейских судах в Российской Федерации. Во-вторых, это организация популяризации и пропаганды института третейских судов и самого третейского судопроизводства, а также совершенствование взаимоотношений между третейскими судами и государственными органами, в том числе и государственными судами. Институт третейских судов - относительно молодая отрасль, которая была создана в 2002 году Федеральным законом № 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации". Сформировавшаяся практика не столь обширна и в законах, смежных с ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации". Существует большое количество несовместимостей, а в некоторых моментах даже противоположностей. Поэтому чтобы обеспечить более эффективную деятельность института третейских судов, мы занимаемся вопросами совершенствования законодательства.
Государство очень слабо занимается популяризацией среди населения тех преимуществ и особенностей третейского разбирательства, которые помогают гражданам быстро и эффективно разрешать свои судебные споры. Поэтому эту функцию на себя взял Союз. С помощью третейских судов, организаций, государственных органов, которые ведут взаимодействие, как с некоммерческими организациями, так и в рамках законодательства об их взаимодействии, оказывают поддержку по предоставлению информационных площадок для правового просвещения граждан. Существует некое расстояние между третейскими и государственными судами, потому что, как мне кажется, государственные суды чувствуют некую конкуренцию и не хотят делить свою сферу с кем-то еще. Но третейские суды по закону являются альтернативной формой судебного разрешения споров и поэтому этот институт является институтом гражданского общества, имеет место быть и будет развиваться. По мере работы третейских судов граждане все больше и больше начинают обращаться к этой упрощенной системе. 

Ведущая: Спасибо! Неоднократно заявлялось, что Арбитражный третейский суд города Москвы был образован в 2010 году для того, чтобы разгрузить государственные арбитражные суды, снизить нагрузку на судей, поскольку это по-прежнему является одной из основных проблем. Прошло уже два года. Может быть, Вы подведете какие-то предварительные итоги, сделаете вывод, удалось ли справиться с поставленными задачами на данный момент?

Кравцов А. В.: Когда в 2010 году мы учредили Арбитражный третейский суд города Москвы и приступили к его непосредственной работе, то вопросами третейского судопроизводства занимался только Третейский суд при Торгово-промышленной палате. Он существовал очень давно со своими преимуществами и недостатками, применялся в основном в сфере тех организаций, которые участвовали в работе с Торгово-промышленной палатой. Больше этот институт никаким образом среди населения не применялся. За эти два года нам полностью удалось разработать тактику и стратегию работы, был сформирован штат аппарата суда из числа перешедших в него бывших помощников судей государственных судов, т.е. людей, которые обладают колоссальным опытом делопроизводства и знают все тонкости оформления этих документов. Был сформирован штат судей, который состоит из граждан, обладающих высшим юридическим образованием, стажем работы в определенных отраслях экономики не менее пяти лет и несколькими требованиями, которые требует федеральный закон. В отличие от государственных судей, третейские судьи также обладают опытом практической деятельности в той или иной сфере, в которой судят. Т.е. это люди, которые работали на должностях руководителей юридических служб отраслевых предприятий.

К примеру, у нас три основных отрасли: споры в сфере строительства, споры, связанные со сферой финансово-кредитной системы, банковскими или лизинговыми организациями, а также споры, связанные с участием государственных заказчиков. Соответственно, судьи не только являются юристами, как это обычно имеет место в государственных судах, но еще и знают специфику этого бизнеса, всю его внутреннюю нормативную базу. Это очень существенно влияет на квалификацию и профессионализм принимаемых решений, улучшает отношение к третейскому суду, потому что обращаясь в него, граждане знают, что специфика их отрасли будет учтена при вынесении решений. Но за эти два года, начиная с единичных рассмотрений споров, было рассмотрено 1249 дел из различных сфер экономики. При этом после получения первого решения организация 100% переводит все свои договорные отношения на третейское судопроизводство, потому что в течение десяти дней получает окончательное решение, которое не подлежит обжалованию. И если сравнить это производство с обычным судебным процессом, который длится от полугода до нескольких лет, то все преимущества налицо. Я считаю, что в настоящее время с задачами, которые ставились в самом начале деятельности, мы справились положительно. Динамика достаточно большая и при поддержке государственных органов, которые будут заниматься вместе с нами правовым просвещением, этот институт поможет облегчить работу государственным судам наиболее эффективно разрешать вопросы, связанные с реальным сектором экономики и бизнеса. 

Ведущая: Спасибо! Алексей Владимирович, вы несколько раз упомянули о противостоянии между государственными и третейскими судами. Хотелось бы услышать Ваше мнение, какова сегодня роль Арбитражного третейского суда города Москвы в системе судов страны?

Кравцов А. В.: Изначально институт третейских судов был создан для облегчения работы государственных судей по экономическим спорам. Т.е. мы рассматриваем только экономические споры, в нашу юрисдикцию не входят административные дела, связанные со спорами с государственными органами. Мы не рассматриваем дела, связанные с банкротством, дела в сфере публично-правовых отношений. А все остальные экономические споры, которые прописаны в Гражданском кодексе РФ и которые можно заключить в рамках договора, подведомственны нашему суду и всем третейским судам в целом. Что касается облегчения работы для государственных судов, то я не знаю, каким образом это отражается на работе, например, Арбитражного суда Москвы, потому что информационного взаимодействия с этим судом у нас нет, несмотря на неоднократные обращения к председателю Арбитражного суда Москвы Сергею Юрьевичу Чуче о необходимости организовывать это взаимодействие, потому что по закону мы обязаны работать с государственным судом. Получается, что мы пытаемся наладить эту связь, чтобы облегчить работу и нам, и самому государственному суду, а государственный суд наши предложения игнорирует. На интернет-конференции Сергей Юрьевич Чуча заявил о том, что они готовы заключать с третейскими судами открытый договор, но кроме этого заявления больше никаких действий фактически предпринято не было. Мы различными способами пытаемся поставить эту ситуацию на какую-то реальную работу, привлекаем к этой проблеме Высший Арбитражный Суд РФ, суды высшей юрисдикции. Будем надеяться, что эта ситуация сможет сдвинуться с мертвой точки и такое взаимодействие будет налажено.
Наша основная цель - все-таки не разгружать государственные суды, а быстро и эффективно разрешать споры граждан и юридических лиц между собой. Как институт гражданского общества, мы призваны помогать непосредственно гражданам. 

Ведущая: Спасибо! Алексей Владимирович, вопрос непредвзятости по-прежнему достаточно остро волнует нашу интернет-аудиторию. В очередной раз слушатели хотят убедится в том, каким образом Вы и Ваш суд можете гарантировать полную непредвзятость?

Кравцов А. В.: На мой взгляд, это очень правильный вопрос. И его надо задавать тогда, когда идет выбор третейского суда, решается вопрос, к какому суду обратиться за разрешением спора.
Основным признаком непредвзятости суда, на мой взгляд, может является его самоокупаемость. Наш суд - единственный суд в Москве, который находится на самоокупаемости. При этом где-то 80% из всех зарегистрированных третейских судов являются карманными судами. Это суды, которые образовываются при предприятиях, решающих собственные проблемы со своими контрагентами. Они навязывают им свой третейский суд и таким образом полностью дискредитируют институт третейских судов. Если предприятие образовало при себе третейский суд, платит зарплату всем судьям и обеспечивает помещением, то в этом случае его руководители и совет директоров могут всегда щелкнуть пальцем, и они сделают все то, что нужно.
Наш же суд полностью находится на самоокупаемости. Его единственным учредителем является председатель суда. Он не финансируется каким-либо другим предприятием, т.е. полностью независим финансово и морально, имеет одного руководителя, одного учредителя. И на это обязательно нужно обращать внимание, чтобы проверять, какова неаффилированность этого третейского суда. 

Ведущая: Спасибо! Алексей Владимирович, зачастую граждане высказывают точку зрения о том, что у них нет доверия к государственным судам. Многие россияне убеждены, что суд все равно далеко не беспристрастен и не справедлив, как это заявляется в законах, в Конституции РФ. Что необходимо сделать, на Ваш взгляд, чтобы изменить эту ситуацию и вернуть доверие и уважение граждан к государственному суду?

Кравцов А. В.: Ответ на этот вопрос может выходить из ответа на предыдущий. Для себя нужно понять, кто финансирует государственный суд. Это осуществляет государство. Оно выплачивает судьям зарплату, выдает им служебные квартиры, дает помещение под суд, полностью финансирует судебный процесс, потому что государственная пошлина очень мала и за счет нее содержать помещение, аппарат и все остальное невозможно. Поэтому компенсация идет за счет государства. И как говорится в пословице, «кто платит, тот и заказывает музыку». Граждане это понимают и поэтому доверие к таким решениям очень низкое. Насколько я знаю, этот вопрос очень сильно обсуждается юридическим сообществом и на уровне государства. Необходимо вывести судебную систему из-под прямого контроля государства, чтобы судьи стали независимыми. Я думаю, что уровень такого обсуждения сейчас достаточно высок. И надеюсь, что государственный суд станет независимым в своих решениях и тогда доверие граждан к нему вернется. Но кроме доверия граждан существует проблема затянутости судебных процессов. Почему люди обращаются в наш суд? Каждое решение государственного судьи можно обжаловать в нескольких инстанциях, на каждую инстанцию существует свой срок, недобросовестный контрагент может свободно затянуть любой, даже самый очевидный спор на срок от полугода и до нескольких лет, пользуясь только своими процессуальными правами. За это время любой ответчик, недобросовестный контрагент выведет все свои активы, и когда через полгода получит исполнительный лист, от фирмы ответчика останутся "рожки" и "ножки", 10 тысяч рублей уставного капитала. Обращаясь в государственный суд, организации и граждане заранее понимают, что шансы что-то получить у них сводятся к нулю. А обращаясь к системе третейских судов, эту проблему можно решить очень быстро. Именно поэтому данная система более эффективна и привлекательна.

Ведущая: Какова на сегодняшний день загруженность третейского суда? Сколько дел находится в производстве у одного судьи Арбитражного третейского суда? Сколько дел он рассматривает в среднем за месяц?

Кравцов А. В.: Этот вопрос мне часто задают на совещаниях. Что произойдет, если наша организация будет давать большое количество исков? Не будет ли у вас такой же загрузки, как в государственном суде? Не перегрузитесь ли вы?
Это не может произойти в нашем суде, потому что срок рассмотрения дела составляет десять дней. Это одно судебное заседание. Технически это выглядит так: заявление подается в суд, в этот же день назначается судья и устанавливается дата слушания. Это плюс десять рабочих дней. Суд уведомляет вторую сторону о том, что в отношение нее поступило заявление и сообщает дату рассмотрения спора. Суд осуществляет уведомление не через почту России, уведомление через которую идет две недели в одну сторону, две недели в другую, а делает это экспресс-почтой DHL, которая на следующий день приносит квитанцию об уведомлении. Уведомление проходит быстро, и у второй стороны остается 9 дней для подготовки к судебному рассмотрению.
В назначенное время приезжают стороны, судья и происходит рассмотрение дела. Все желающие дать свои отзывы, документы и обоснования, делают это до заседания. По закону у нас такая процедура. Решение выносится в этот же день, сразу же вступает в законную силу и обжалованию не подлежит. Выдается на руки через 2-3 часа и сразу после этого можно получить исполнительный лист на него. После рассмотрения дела документы поступают в архив, поэтому таких пачек материалов, как у государственного суда, у нас нет. В месяц суд рассматривает примерно 60-80 дел. Мы не боимся нагрузок, потому что у нас все это уходит очень быстро.

Ведущая: А каково количество судей в Вашем суде?

Кравцов А. В.: 16 человек. И это обезличенные судьи, их личные данные находятся только у меня как у председателя суда, а на официальном сайте в списке судей указаны только их фамилии, имена, отчества и специализация. Поэтому вопрос коррупционной составляющей здесь решен абсолютно свободно, т.к. данные этих судей в общем доступе не находятся, а найти человека в Москве по фамилии, имени, отчеству очень сложно и практически невозможно, особенно за 10 дней. Этот вопрос мы решили таким образом.

Ведущая: Спасибо, Алексей Владимирович. Как известно, в этом году арбитражной судебной системе России исполняется 20 лет. Все эти годы арбитражное судопроизводство менялось, совершенствовалась законодательная база, развивалась судебная арбитражная практика. Хотелось был услышать Ваше мнение, как Вы на сегодняшний день оцениваете современное состояние отечественной арбитражной системы? В чем, на Ваш взгляд, его основные проблемы?

Кравцов А. В.: Институт третейских судов был создан в 2002 году, 24 июля ему исполняется 10 лет. У нас тоже круглая дата. С чем мы непосредственно соприкасаемся, так это с процессуальным законодательством, потому что вопросы несовершенства и несогласованности действий государственного суда и третейских судов заключается в том, что такое взаимодействие не оформлено должным образом в процессуальных кодексах и это тормозит нашу работу, т. е. получение конечного результата гражданами. Почему это делается? Почему стоит вопрос о взаимодействии с государственными судами? Потому что когда граждане получают наше судебное решение на руки за десять дней, то после этого они могут получить исполнительный лист. Так как исполнительный лист является бланком государственного образца, то находится в государственном суде. Законом предусмотрено, что победившая сторона может получить этот лист в государственном суде с приложением копии нашего решения. И законом предусмотрен месяц на его получение. Для судов общей юрисдикции в Гражданском процессуальном кодексе РФ предусмотрен максимальный срок выдачи исполнительного листа - 1 месяц. В Арбитражном процессуальном кодексе срок установлен для арбитражных судов и составляет 3 месяца. Мы вынесли эти вопросы на законодательный уровень, и пытаемся повернуть эту ситуацию обратно. У нас уже есть официальный ответ Высшего Арбитражного Суда РФ о том, что этот срок был увеличен из-за того, что судьи очень сильно нагружены. На мой взгляд, решать свои проблемы за счет института гражданского общества и граждан – абсолютно не справедливо. Вот такая проблема, которую я вижу на сегодняшний день.

Ведущая: Спасибо, Алексей Владимирович! У нас был вопрос по этому поводу. Т.е. Вы считаете, что перспективы реализации данной инициативы по поводу уменьшения срока маловероятны?

Кравцов А. В.: Мы это письмо направляли изначально в Высший Арбитражный Суд РФ, позиция которого мне, в принципе, была известна с самого начала. Мы хотели получить официальное подтверждение и вынести этот вопрос непосредственно на правительственный уровень путем внесения изменений не в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, а для того, чтобы Арбитражный процессуальный кодекс привели в соответствие с Федеральным законом «О третейских судах». Закон говорит о том, что все суды должны выносить решение за месяц, Арбитражный процессуальный кодекс РФ - за три. Сейчас мы вынесли этот вопрос в Совет Федерации ФС РФ, и через депутатов Государственной Думы ФС РФ. Я знаю, что Высший Арбитражный Суд РФ подтвердил им свою позицию, поэтому теперь остается дело за Государственной Думой ФС РФ.

Ведущая: Спасибо! Алексей Владимирович, к крупных городах рассмотрение споров в третейских судах набирает популярность. Но в российских регионах данный институт не развит. Здесь, наверное, вопрос к Союзу учредителей третейских судов. Какие меры Союз предпринимает для того, чтобы чтобы изменить ситуацию в регионах?

Кравцов А. В.: Да, в Союз входят уже несколько региональных третейских судов. Действительно, в регионах эта система не развита вообще. Конечно, в мегаполисах граждане более просвещены в этом плане. Здесь больше возможностей проводить какую-то популяризацию. В регионе этот институт действительно не развит, но те третейские суды, которые там существуют, сталкиваются с теми же проблемами, что и здесь: это с закрытостью государственных судов и отсутствием популяризации. Сейчас мы ведем работу, чтобы организовать просвещение граждан по институту третейских судов с помощью государственных органов, федеральных органов исполнительной власти, которые соглашаются начать размещать информационные листы, рассказывающие о деятельности третейских судов. Эти информационные листы размещаются на различных информационных стендах государственных организаций, чтобы граждане, которые посещают эти организации, могли ознакомиться с этой системой. В ближайшее время эти информационные листы будут направлены руководителям организаций, в том числе и региональных государственных организаций, по всем подведомственным организациям. Такая информатизация предусмотрена законом. Я надеюсь, что с помощью поддержки государственных органов просвещение в регионах будет также активно развиваться.

Ведущая: Спасибо! Алексей Владимирович, как учитывается в нашей стране зарубежная арбитражная практика? Внедряются ли ли у нас какие-либо примеры, например, западного третейского законодательства?

Кравцов А. В.: Запад и Европа уже на 80% используют коммерческие арбитражи при разрешении споров между собой. Там осталось порядка 20% государственных судов, которые используются только для решения вопросов с государственными фискальными органами. Коммерческие арбитражи разрешают все основные вопросы. Например, крупный спор с участием Р. Абрамовича и Б. Березовского, которые также решали свои вопросы в коммерческом арбитраже в Лондоне.
При заключении подавляющей части контрактов с нерезидентами, иностранные компании настаивают на своих европейских коммерческих арбитражах. Наши компании идут им навстречу, потому что там этот институт развит. По аналогии с западной системой, у нас пытаются ввести институт медиации. Был принят соответствующий закон, который я очень подробно изучил и проанализировал. На мой взгляд, в этом нет перспективы. Я знаю, что большое количество юристов тоже скептически относятся к этому институту. Да, на западе этот институт работает, потому что там медиатор – это психолог, переговорщик. В нашей же стране, если люди доходят до спора, до конфликта, они не то что за один стол переговоров не сядут, а даже разговаривать друг с другом не станут. А медиатор требует еще и денег за свои услуги. Мне кажется, что на данном этапе наши граждане и компании не готовы платить деньги за то, чтобы обращаться к институту медиаторов, чье решение даже не обязательно к исполнению. Т.е. если решение медиатора не исполнится, все равно нужно идти в суд. Я со многими людьми общался по этому поводу, и все они говорили, что им не нужен данный институт, что они все равно пойдут в суд. Возможно, такая система и будет работать когда-нибудь в будущем, но, мне кажется, только не сейчас.

Ведущая: Спасибо, Алексей Владимирович! Вы своим ответом практически ответили на следующий вопрос о медиации. Пользователи так же задают вопрос, действительно ли нам необходимы два института альтернативного разрешения споров? Какой из них наиболее действенный и эффективный? В чем отличия и последствия обращения в третейский суд и к процедуре медиации (медиатору)?

Кравцов А. В.: Да, основное последствие — решение медиатора не является обязательным к исполнению. Само медиативное соглашение звучит так: «если решение медиатора не исполнится, стороны идут за окончательным разрешением дела в суд». Действительно, встает вопрос, зачем нужно тратить деньги на медиатора, если его решение все равно может быть не исполнено и придется идти в суд.

Ведущая: Спасибо! Алексей Владимирович, Вы уже упоминали о своем взаимодействии с различными органами государственной власти, но хотелось бы подробнее узнать у Вас о сотрудничестве Вашего суда с Росреестром, касаемо порядка регистрации прав на недвижимое имущество на основании решения третейского суда? С какими еще органами государственной власти Вы активно развиваете двустороннее сотрудничество и в каких направлениях?

Кравцов А. В.: С органами Росреестра мы начали сотрудничать в конце прошлого года. Дело в том, что в законе "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" установлено основание для произведения такой регистрации по решению третейского суда. Однако, Высший Арбитражный Суд РФ своим информационным письмом эти отношения по регистрации прав в 2005 году вывел в публично-правовые отношения, тем самым, исключив их из подведомственности третейских судов. Однако, в мае прошлого года Конституционный Суд РФ своим Постановлением признал позицию Высшего Арбитражного Суда РФ ошибочной и вновь утвердил обязанность регистрирующего органа производить регистрацию на основании решения третейского суда. Возникла проблема: в территориальных органах Росреестра не было четкого понимания порядка действий по проведению такой регистрации на основании решения третейского суда. В подобных случаях государственные регистраторы на местах просто приостанавливали работу по таким делам и требовали какие-то дополнительные документы, которые в законе не прописаны. Союз учредителей третейских судов был инициатором проведения научно-консультативного совета при Росреестре, который состоялся 1 ноября 2011 года. В ходе научно-консультативного совета было принято решение разработать методические рекомендации по вопросам регистрации прав на недвижимое имущество. В настоящее время эти рекомендации уже согласованы с Высшим Арбитражным Судом РФ, Министерством экономического развития РФ, Арбитражным третейским судом города Москвы и сейчас готовится окончательная версия данного документа. Буквально сегодня будет окончательная встреча с представителями Торгово-промышленной палаты в Росреестре. Надеюсь, рекомендации выйдут уже в ближайшее время и эта ситуация будет полностью разрешена.

Ведущая: Спасибо! Вопрос касающийся дисциплины в третейском суде. На взгляд многих экспертов, в данном вопросе, в части законодательства, необходимо внести некоторые ограничения излишней свободы сторон по обращению к составу суда. Тот фактор выборности судей сторонами не должен иметь спекулятивный подтекст и использоваться по принципу "что хотим, то говорим, так как мы вас выбираем". Третейские судьи, как правило, специалисты права и выполняют при разрешении споров те же функции, что и государственные. Они заседают, принимают решения, а независимости от посягательства сторон не имеют. Может быть, с предложениями, которые Вы выносите по изменению законодательства, рассмотреть также вопрос о наделении третейских судей судебным иммунитетом?

Кравцов А. В.: Мы уже вышли с похожей законодательной инициативой. Есть такая проблема: сейчас образование третейского суда носит уведомительный характер. Т.е. в принципе, любое юридическое лицо может свободно образовать при себе третейский суд, написав об этом уведомление в государственный суд, и все – считается, что суд создан. Дальнейшие же организационные вопросы и квалификация судей такого суда никого не интересует. Государственный суд, который ведет реестр третейских судов, тоже не уполномочен производить проверки и выявлять законность или незаконность самих третейских судов, квалификацию судей. Поэтому мы вышли с законодательной инициативой о том, чтобы наделить полномочиями Министерство юстиции РФ вести надзор за третейскими судами, так же, как и надзор за нотариусами и адвокатами. Т.е. сделать образование третейских судов через государственную регистрацию, по аналогии с образованием некоммерческих организаций, потому что это тоже институт гражданского общества. При регистрации Союза учредителей третейских судов, я убедился, что Минюст досконально проверяет законность каждой организации, историю, учредителей, соответствует ли закону название, документы. Никакой карманный суд туда уже не пролезет. Минюст также обладает полномочиями проводить проверки этого суда. И если суд в перспективе начинает заниматься аффилированными решениями, сразу же может быть написано заявление в Минюст, в результате чего может быть проведена проверка. И если выяснится, что суд занимается действительно чем-то незаконным, его могут свободно вывести из реестра, и тем самым, запретить его деятельность. Сейчас этого сделать невозможно. Есть реальные третейские суды, с которыми даже Высший Арбитражный Суд РФ не может справиться. Вот когда эта система будет переведена в государственную регистрацию, тогда институт третейских судов сразу же повысит эффективность своей деятельности и сразу же станет уважаемым и авторитетным. А что касается наделения третейских судей судебным иммунитетом, то я думаю, что этого не нужно, потому что это институт гражданского общества, и отношения к тем преференциям, которые имеют государственные судьи, здесь никого нет.

Ведущая: Спасибо! Вопрос по систематизированию третейских судов - также наболевший вопрос. Банки, частные фирмы, организации, при которых открываются третейские суды, не позволяют обеспечить последним независимость от влияния учредителей организаций, "породивших" третейские суды. Как нам кажется: 1. необходимо ввести ограничение по количеству третейских судов, которые не переходят в качество; 2. систематизировать третейские суды; 3. ввести их реестр, а также реестр судей; 4. дополнительное образование для третейских судей. Каково Ваше мнение?

Кравцов А. В.: Я знаю, что из 250-ти третейских судов, официально зарегистрированных в Москве, реально действуют около 15-ти. А все остальное – только на бумаге. Их создавали с целью решения своих внутренних вопросов. Хотя, в принципе многие суды создавались, может быть, и с благой целью, как например, при некоммерческих партнерствах, в строительном бизнесе. Но там сразу столкнулись с проблемой, что такие третейские суды могут разрешать только внутренние споры. Еще раз вернусь к тому, что если государство передаст подведомственность третейских судов Министерству юстиции РФ, то оно, я уверен, наведет порядок в работе. И все недействующие третейские суды могут быть свободно отсеяны, и тогда решатся все вышеозвученные в вопросе проблемы. 

Ведущая: Спасибо! Алексей Владимирович, у меня к Вам, пожалуй, заключительный вопрос. Расскажите, пожалуйста, подробнее о вариантах «арбитражных оговорок», которые необходимо включать в договора при заключении контрактов?

Кравцов А. В: По закону, чтобы обратиться в третейский суд, необходимо предоставить в суд третейское соглашение. Это соглашение обеих сторон на передачу дела в третейский суд. Такое соглашение может быть заключено в первоначальном договоре. При составлении текста договора, в графе «место рассмотрения споров по договору» указывается фраза о том, что спор по данному договору может быть рассмотрен в третейском суде. Обязательно необходимо указать название конкретного третейского суда, его адрес и фразу о том, что решение данного суда является окончательным. Второй вариант – это дополнительное соглашение к уже действующему договору с той же самой оговоркой. И третий вариант – это отдельное третейское соглашение в виде одного документа на одном листе, в котором прописываются реквизиты сторон, и информация о том, что стороны передают свой спор по определенному договору в третейский суд. Это соглашение может быть заключено на любой стадии экономического отношения и спора, вплоть до принятия решения по первой инстанции государственного суда. Т.е. даже если дело уже находится в государственном суде, и стороны готовы подписать соглашение о передаче дела в третейский суд, это соглашение заявляется в суде. Если решения по первой инстанции еще нет, судья обязан оставить дело без рассмотрения, и соответственно, передать его в третейский суд на быструю процедуру. Вот такие три оговорки необходимо обязательно указывать, это первое, на что смотрит третейский суд. 

Ведущая: Алексей Владимирович, я благодарю Вас за Ваши комментарии. Спасибо Вам большое, что пришли к нам и ответили на вопросы нашей интернет-аудитории! От имени ИА «ГАРАНТ» хочу пожелать Вам успехов в Вашей деятельности, развития, процветания Вашему суду и дальнейшего укрепления его авторитета!

Кравцов А. В.: Спасибо за приглашение! Обращайтесь за комментариями.