Новости и аналитика Интервью 85 лет Институту законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: достижения, проблемы и перспективы

85 лет Институту законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: достижения, проблемы и перспективы

29 сентября в 14-00 часов в Информационном агентстве "ГАРАНТ" состоялась интернет-конференция директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Хабриевой Талии Ярулловны.

Тема интернет-конференции: "85 лет Институту законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: достижения, проблемы и перспективы".

Ведущий интернет-конференции - Сергей Царь ( ИА "Гарант").

Ведущий: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем нашу интернет-конференцию. Разрешите представить нашу гостью - Талию Ярулловну Хабриеву - директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

Уважаемая Талия Ярулловна, позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы нашли время прийти сегодня на нашу интернет-конференцию.

Работа Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации направлена на решение вопросов, связанных с развитием институтов государственной власти и местного самоуправления, повышением эффективности государственного управления, построением правового государства, проведением административной и судебной реформ, модернизацией социальной сферы.

Тема интернет-конференции: "85 лет Институту законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: достижения, проблемы и перспективы".

Институт законодательства и сравнительного правоведения - старейшее научно-исследовательское учреждение страны. В октябре этого года учреждение готовится отметить свое 85-летие.

Основные задачи Института - проведение исследований в области научно-правового обеспечения деятельности Правительства РФ, разработка научных концепций развития отраслей законодательства, осуществление научной правовой экспертизы проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов, находящихся на рассмотрении в Правительстве Российской Федерации.

Работа Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации направлена на решение вопросов, связанных с развитием институтов государственной власти и местного самоуправления, повышением эффективности государственного управления, построением правового государства, проведением административной и судебной реформ, модернизацией социальной сферы.

Здесь проводятся фундаментальные и прикладные исследования в области теории законотворчества и систематизации законодательства, изучается деятельность федеральных органов государственной власти.

Традиционное направление в работе Института - исследование состояния и общих проблем гражданского, семейного, жилищного, трудового, земельного аграрного и экологического законодательства и путей его совершенствования.

Важнейшая задача Института - анализ практики применения российского законодательства. В рамках данного направления изучаются проблемы правоприменения, проводится анализ судебной и арбитражной практики, на основе которого разрабатываются предложения по совершенствованию уголовно-процессуального, гражданско-процессуального, арбитражного законодательства.

Помимо фундаментальных проблем разрабатываются прикладные юридические тематики - методические разработки и рекомендации, способствующие совершенствованию деятельности органов государственной власти разных уровней.

Развиваются новые направления деятельности - правовое обеспечение технического регулирования, правовые аспекты инновационной деятельности, противодействие коррупции и др.

Одна из важнейших задач Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации - проведение сравнительных исследований законодательства субъектов Российской Федерации, направленных на его совершенствование в условиях расширения регионального законотворчества и углубления экономической и социальной реформ.

Институт - единственное в России специализированное научное учреждение сравнительного правоведения, исследующее проблемы стран ближнего и дальнего зарубежья в области государственно-правового строительства, парламентской деятельности, гражданского права и процесса, трудового, семейного, аграрного, природоохранного права, судоустройства, уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

О достижениях Института, о планах этого учреждения на ближайшую перспективу в ходе интернет-конференции расскажет директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Хабриева Талия Ярулловна.

К моменту начала конференции поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня хотим предложить нашей уважаемой гостье.

Уважаемая Талия Ярулловна, Институту сравнительного правоведения при Правительстве РФ исполняется 85 лет. Хотелось бы поздравить Вас с этой знаменательной датой и пожелать успехов в Вашей работе, дальнейшего развития и совершенствования нашему законодательству. Какие праздничные мероприятия Вы планируете по поводу этой знаменательной даты?

Хабриева Т.Я.: Уважаемый Сергей Петрович, уважаемый Евгений Вячеславович, уважаемая интернет-аудитория, я очень благодарна за возможность лишний раз приобщить более широкий круг наших коллег к тому, чем многие годы занимается Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. Юбилей, действительно, серьезный. При этом наш научный коллектив столько лет поддерживает очень высокий ритм научной деятельности, соблюдает традиции, характерные для российской правовой доктрины, и пытается при этом развивать новые направления, будучи устремленным в будущее, несмотря на такой солидный возраст. Праздничные мероприятия в этом году, как, впрочем, и прежде, мы решили отметить новыми научными разработками и достаточно широким кругом научных собраний. Еще в начале года мы провели несколько конференций. Юбилею посвятили и нашу ежегодную международную школу молодого ученого-юриста. Кстати, она была наиболее представительна: 500 участников, 49 субъектов Федерации, 29 иностранных государств, и не только СНГ. 22 октября мы планируем провести расширенное заседание Ученого совета, посвященное юбилею Института, на которое приглашены наши коллеги из вузов и иных научных коллективов России, СНГ и дальнего зарубежья. Надеемся, что наши партнеры в государственных органах и бизнес-структурах, с которыми мы очень тесно сотрудничаем, также примут участие. Это важно для нас, это связь с практикой. 25 октября у нас пройдут наши ежегодные цивилистические чтения, которые стали за последние 5 лет заметным событием среди цивилистов. В этом году они посвящены основным институтам гражданского права, что очень важно, поскольку речь идет о модернизации Гражданского кодекса РФ в соответствии с концепцией, которая была утверждена Президентом РФ осенью прошлого года. Я думаю, что говорить только о праздничных мероприятиях будет не достаточно, хотя не без удовольствия замечу, что 21 октября в Кремле произойдет важное событие, на котором будут иметь возможность присутствовать сотрудники Института. Государственными наградами отмечено достаточно много наших сотрудников, которым они будут вручены на данном торжестве. Сведения о них можно найти на сайте Интернета.

Отмечу, что у нас вышла большая серия научных монографий, посвященных юбилею. Мы также продолжили и расширили серию, которую называем "Юридическое наследие". Но если раньше мы издавали к юбилею работы ученых нашего Института, то с этого года мы посчитали необходимым сделать эту серию более широкой, создали редакционную коллегию из известных российских правоведов и публикуем работы отечественных ученых, которые до сих пор не утратили своей актуальности. Сначала мы посчитали необходимым обратиться к юридическому наследию, которое связано с теорией государства и права. В соответствии с рекомендациями редакционной коллегии будут опубликованы шедевры юридической мысли.

Ведущий: Спасибо! Расскажите, пожалуйста, немного об истории и нынешней структуре Вашего Института. Какие наиболее значимые, запоминающиеся события происходили за время его существования?

Хабриева Т.Я.: 85 лет - это огромный путь, и уложить его в короткие строчки интервью очень сложно. Я бы предложила следующую периодизацию нашей истории. Первый период в истории Института я бы связала с его созданием. Институт стал практически первой не только на территории России, но и всего мира, организацией, где были объединены ученые за пределами университетской науки, потому что до начала прошлого века юридическая наука в основном развивалась преподавателями юридических университетов. В 1907 году впервые такой центр был создан в Аргентине, потом в Бельгии и после этого было принято решение о создании нашего Института. Это самый первый этап, который связан с 1920–1940 годами, когда практически закладывались основы советской юридической науки. Тогда были подготовлены учебники по гражданскому, государственному, земельному, трудовому праву и т.д. Он стал известен как Всесоюзный институт юридических наук, позже – как Всесоюзный научно-исследовательский институт советского законодательства (ВНИИСЗ).

Следующий важный этап его истории связан с 1950–1960 годами, когда очень активно шла кодификация советского законодательства, работа над основами законодательства и многочисленными кодексами при участии Института. Тогда начала формироваться наша научная школа правотворчества.

Затем последовали и 1970-е годы, когда в б'oльшей мере Институт сосредоточился на проблемах правотворчества, юридической технике. Очень много из того, что было сделано, до сих пор не утратило свою актуальность. В 1980 годы и позже развивалась концепция эффективности советского законодательства. Я в сентябре делала доклад по этой теме в Российской академии наук и получила от наших академиков заинтересованные отклики. Были представители практически всех общественных наук, юристы, философы, социологи, экономисты и развернулась достаточно широкая дискуссия. Сейчас, кстати, и Правительство Российской Федерации внедряет в деятельность федеральных органов исполнительной власти оценку эффективности правовых актов.

В 1990-е годы Институт участвовал в обеспечении практически всех реформ того времени: правовой, конституционной, судебной, административной, муниципальной реформы и др.

Если переходить к современности, то я бы обозначила самое главное, что произошло за последние 15 лет в Институте. Мы, по сути дела, создали новый жанр научной деятельности. Подготовленность Института, его многопрофильный характер по набору юридических специальностей позволил подготовить концепции развития российского законодательства. Речь идет об общей и отраслевых концепциях. В этом году к юбилею мы подготовили их пятое издание. Они востребованы в теории и практике, получили свое признание за рубежом. Это тот научный продукт, которым мы гордимся.

В эти годы продолжалась разработка региональной тематики. Речь идет не просто об изучении законодательства субъектов, но и о посещении нашими сотрудниками регионов России, изучении практики, подготовке рекомендаций, проектов региональных актов.

И одно направление, которое многие годы проходит через этапы деятельности Института, позволяет нам прибавлять к нашему названию "Институт сравнительного правоведения" и развивать широкие контакты. Мы не только приглашаем к себе, но и ездим с лекциями, участвуем в конференциях совместно с нашими зарубежными коллегами. Сугубо научный проект сделать очень сложно, это не только вопрос финансирования, но также и уровня подготовки ученого. В этой части мы имеем хороший опыт. Приведу пример. Несколько лет назад Всемирная организация "Объединенные города и местные власти", действующая под эгидой ООН, избрала нас научным координационным центром по подготовке евразийской части Всемирного доклада "Децентрализация и демократия на местах". Мы подготовили также национальный доклад по России, а я вошла в редакционную коллегию Всемирного доклада, представленного в ООН. Это означает признание статуса Института и его роли, значения именно как центра сравнительно-правовой мысли.

Ведущий: Большое спасибо. Действительно, Вы выполняете большую работу. Расскажите, пожалуйста, подробнее, в чем заключается такая функция Вашего Института, как экспертно-аналитическая и информационная поддержка органов государственной власти и международных организаций?

Хабриева Т.Я.: Благодарю за этот вопрос, потому что востребованность юридической науки - это показатель того, насколько научные идеи могут воздействовать на практику. Востребованность Института определяется не только нашим статусом и тем, что последние несколько десятилетий учредителем является Правительство РФ. К нам обращается не только Правительство РФ, но и другие государственные органы и международные организации. Мы сумели поддержать в течение многих лет необходимую широту тематики. Мы осваиваем все то, что касается функции Института по научному обеспечению деятельности Правительства РФ. В первую очередь, речь идет о законотворческой функции, которую Правительство РФ сейчас очень широко использует. К нам поступают проекты актов, которые готовятся Правительством. Кроме того, Правительство должно давать свои заключения, официальные отзывы на проекты законов других субъектов законодательной инициативы. По всем заключениям, согласно регламентным нормам Правительства, мы обязаны предоставлять наше экспертное заключение. Кроме того, по поручению Правительства мы готовим заключения, аналитические записки по актуальным направлениям деятельности Правительства РФ. Речь идет о направлениях, которые представляются перспективными, но по которым нет ясного представления, каким образом это следует регулировать, какие использовать зарубежные модели. Приведу пример. Он касается юридических лиц в публичном праве. Тема очень мало разработана в науке. Некоторые цивилисты вообще ее не признают. Но факт остается фактом. Начиная с 90-х годов министерства, другие органы исполнительной власти функционируют, используют статус юридического лица, участвуют в хозяйственных, гражданско-правовых отношениях, но при этом все преимущества государственного органа остаются за ними. Мы подготовили несколько аналитических записок, изучили ситуацию в зарубежной доктрине и практике. Прошло на этот счет несколько слушаний, мы сейчас готовим итоговый материал, который в будущем, по всей видимости, завершится подготовкой коллективной монографии.

В орбиту нашей прикладной деятельности входят и другие государственные органы. Речь идет о Совете Федерации, Государственной Думе. Здесь в основном мы участвуем в публичных слушаниях. Мы также многое делаем для того, чтобы судебная практика тоже насыщалась научными идеями.

Что касается международных организаций, есть примеры прямого участия нашего Института в подготовке международных договоров. Мы очень активно продолжаем сотрудничать со всеми структурами СНГ, других стран. В этой части очень интересная работа предстоит в связи с образование Таможенного союза.

В начале сентября мы вместе с Администрацией Президента РФ, компанией "ПрайсВотерхаузКупер" и администрацией Иркутской области выступили организаторами круглого стола, прошедшего на Байкальском экономическом форуме по теме создания международного финансового центра в России. Думаю, что такого рода участие Института в решении практических, современных проблем, связанных с модернизацией страны, необходимы, и продолжат занимать большое место в деятельности нашего Института.

Ведущий: В последнее время достаточно резко возросло количество обращений российских граждан в Европейский Суд по правам человека. Как Вы можете это прокомментировать? Дело в плохих законах или все же в их ненадлежащем исполнении?

Хабриева Т.Я.: Что касается практики обращения российских граждан в этот уважаемый судебный орган, то комментарии могут быть очень разные. Говорить, что это связано только с плохим качеством законодательства, будет, наверное, не правильно. Что касается высоких стандартов в международных документах, обязательных на территории России, и стандартов, которые задает Конституция РФ, то, конечно, в этой части еще есть проблемы и в самом законодательстве. Но я думаю, что в немалой степени это связано с недостатками в правоприменении. Надо также иметь в виду, что прежде чем обратиться в международные судебные инстанции, человек размышляет, насколько он защищен в своей стране. Это значит, что у нас недостаточно работают СМИ, мы неправильно воспитываем людей, как можно использовать инструменты защиты своих прав внутри страны. И я думаю, что это не последняя причина, почему так велико количество обращений именно в ЕС по правам человека. Кроме того, у нас еще небольшой опыт выстраивания позиции, когда мы выступаем, "держим ответ" в Европейском Суде. Здесь нужны опыт, подготовка, у нас не так много наработано практики. Я думаю, что постепенно этот опыт будет накапливаться. Недавно мы выиграли конкурс, который объявило Министерство юстиции РФ по правовому обеспечению своей деятельности при рассмотрении в ЕСПЧ уголовных дел. Я думаю, что здесь могут быть полезны наши научные разработки.

Что касается уровня регуляции международного и национального законодательства. то здесь мы сталкиваемся с огромным количеством проблем не только в связи с деятельностью Европейского Суда по правам человека, но скоро столкнемся в связи с формированием Таможенного союза. Двухуровневое регулирование отношений приведет к тому, что нужно будет создавать новые требования по реализации общих норм. Возникают комплексные экономическо-юридические проблемы, связанные с техническими нормами, их соотношением с национальным законодательством, влиянием на полномочия государственных органов, с порядком разрешения споров. Первый вице-премьер Правительства РФ Игорь Иванович Шувалов предложил нам провести специальную конференцию на эту тему.

Ведущий: Как в вверенном Вам Институте обстоят дела с кадрами? Много ли молодых специалистов стремится к научной деятельности, или же Вы отдаете предпочтение признанным знатокам? Насколько сложно попасть в Ваш Институт?

Хабриева Т.Я.: В науке очень важно соблюсти преемственность поколений. И в этой части, я думаю, любой научный или вузовский коллектив испытывает сложности. По счастью линия жизни нашего научного коллектива сложилась очень удачно. Нам удалось сохранить представителей того поколения юридической науки, которое очень много сделало и у которого очень многому могут поучиться. У нас есть и те, которые уже состоялись, как ученые, но еще и сами имеют потенциальные возможности для роста, в том числе карьерного, а также те, кого еще нужно обучать, но которые уже решили связать свою жизнь, свою карьеру именно с наукой. Я могу сказать, что на данный момент у нас практически нет свободных вакансий. 9 лет назад, когда я пришла в Институт, у нас больше трети штатных единиц было свободно. Времена были сложные, постепенно ситуация выправлялась. Сейчас возрастная структура, я бы сказала, почти идеальная. Есть те, у кого можно учиться, те, кто может учить, и те, кого нужно учить. Если пойти по возрастному критерию, то у нас 79 сотрудников в возрасте до 35 лет, молодые кандидаты наук или те, кто на подходе, не считая огромной армии наших аспирантов. Это, безусловно, большая часть нашего коллектива. Но я имею в виду штатную структуру, которая, кстати, увеличилась. Благодаря Правительству РФ мы, по-моему, единственный институт, который за эти годы не сокращали, а расширяли. У нас в Институте сейчас работает 270 человек.

При приеме в Институт мы отдаем предпочтение признанным учебным центрам. Это, конечно, МГУ, МГЮА и др. Сразу могу сказать, что попасть к нам по каким-то специальностям сложно, т.к. сотрудников достаточно. А какие-то специальности мы бы с удовольствием сами привлекли бы. Вы понимаете, что мы должны выдержать конкуренцию, в первую очередь с тем, что предлагают юристам в бизнесе. Например, цивилиста привлечь очень сложно, поэтому мы предпочитаем растить своих. И понятно, что в науку идут люди, которые имеют особенный склад ума, мышления. У нас, конечно же, была, есть и остается востребованность в кадрах, которые владеют несколькими иностранными языками. Сейчас мы создаем отдел, который будет заниматься законодательством Китая и Кореи. На первых порах нам здесь помогает Роснано, потому что это вопрос финансирования. Юриста с китайским языком найти можно, но мы не можем найти специалиста, у которого помимо знания языка было бы еще и знание юридической терминологии. Этому нигде не учат, придется самим воспитывать. Мы очень рассчитываем, что сумеем за ближайшие несколько месяцев это направление наладить. Наша небольшая делегация отправляется в начале октября в Пекин. И хотя у нас сложились уже достаточно устойчивые контакты с нашими китайскими коллегами, мы хотим перевести их в стабильное взаимоотношение.

Мы заинтересованы в притоке научной молодежи, хотя к нам приходят и уже сформировавшиеся ученые-юристы, кандидаты и доктора наук.

Ведущий: С 2003 года Вы - приглашенный профессор университета Париж-I Сорбонна во Франции. Расскажите немного о французской практике. Как Вам удается все это совмещать? И накладывает ли французская практика отпечаток на Ваше руководство Институтом? Какие идеи, распространенные в юриспруденции на Западе, Вы могли бы перенести?

Хабриева Т.Я.: Я должна признать, что чтение цикла лекций в университете Париж I Сорбонна - это уникальная практика для меня, как для преподавателя, научного работника и организатора юридической науки. Я сразу могу сказать, что для меня - это, безусловно, большая честь. Я люблю Францию, французский язык, французскую литературу. Это накладывает отпечаток даже не на то, что я делаю в Институте, а вообще на жизнь, на традиции, привычки, которые всем нам присущи. Что касается опыта, который там приобретаешь, скажу следующее: поскольку я читаю там лекции не студентам, а аспирантам, стажерам, т.е. очень подготовленной публике, то это не монолог профессора. Очень часто разговор перетекает в диалоги с теми, кто присутствует на лекции. И иногда очень каверзные постановки вопросов заставляют задуматься над сюжетами, над которыми я, например, читая лекции в МГИМО, где многие годы тоже веду курс российского конституционного права, и не задумывалась. Конечно, очень помогает то, что у меня налажен очень тесный контакт с профессорами Париж-I Сорбонна. Кстати, не только с ними, но и с профессорами университета Париж-II. Контакт этот позволяет проводить научные исследования, и публикации тоже важны. У меня вышло несколько публикаций. Дело в том, что всплеск интереса к российской науке, начатый в 1990-е годы, а в 2000-е годы несколько затух. И если бы не было таких контактов, я думаю, было бы очень сложно подпитываться идеями, которые сейчас востребованы в зарубежной правовой доктрине и у нас. А взаимообмен всегда необходим, всегда полезен. Есть определенные традиции, которые можно перенести. Например, это касается не только взаимоотношений со студентами и аспирантами, но и то, каким образом между собой сотрудничают профессора. В частности, благодаря такому тесному сотрудничеству мне удалось провести совместные исследования с профессорами Париж I Сорбонна. Этот проект завершен в этом году. Мы изучали европейский опыт ведения административных процедур, административного контроля. Т.е. это то, что у нас происходит в рамках административной реформы. Мы провели несколько семинаров. В этом году, надеюсь, закончим рукопись совместной монографии. Этот год - год России-Франции. И такое сотрудничество позволило нам провести вместе с Российским союзом промышленников и предпринимателей, Шохиным Александром Николаевичем круглый стол по данной проблеме в Париже во время визита Президента Медведева Д.А. во Францию в марте этого года.

Говоря о сотрудничестве с французскими коллегами, скажу, что несколько лет назад меня пригласили войти в Научный совет Фонда континентального права. Этот Фонд очень солидный, его когда-то создал Н. Саркози, будучи министром. Я могу сказать, что если рассматривать бывшие территории СССР, то я – единственная, кто приглашен из ученых, работающих сейчас на этом пространстве. Это очень важно, значит, у них есть желание прислушаться к нашему мнению. А цель этого Фонда – популяризировать идеи и ценности континентальной системы права, поскольку сейчас идет борьба идей, правовых моделей на мировом пространстве. Я ежегодно участвую в конгрессах и конференциях Фонда. В прошлом году у меня был "сольный" доклад и ведение круглого стола. И мы рассчитываем, что этот взаимный обмен и участие в научных, и не только научных собраниях, которые проводит этот центр, нас взаимно обогатит. Кстати, с нашей подачи этот Фонд решил проводить международную школу молодого юриста. Мы поделились с ними нашим многолетним опытом. В прошлом году этот Фонд впервые провел такую школу. Мы им передали свою базу данных молодых юристов. Естественно, наши молодые ученые тоже участвовали.

Ведущий: Ваш Институт ежегодно по запросам органов государственной власти готовит тысячи справок, заключений и аналитических обзоров. Где можно ознакомиться с этими данными?

Хабриева Т.Я.: Раньше у Института была традиция в конце года издавать наиболее интересные заключения на проекты законов и не только законов. Сейчас в век информационных технологий понятно, что эта практика устарела, мы этого не делаем. Только в том случае, если это заключение вырастает в серьезное научное исследование. Как правило, это бывает достаточно часто, это выливается в статьи, а потом даже в монографии. Мы в ближайшие дни начнем публиковать у себя на сайте наиболее важные заключения на самые известные проекты законов, которые проходят у нас экспертизу. Их количество растет из года в год. Если еще 6–7 лет назад это было 240, 250 заключений в год, то теперь более 1300. Это огромная нагрузка, потому что в отличие от госорганов, которые дают свое согласование на проекты законов и на нормативные акты, которые поступают из Правительства РФ, мы не можем написать, что это соответствует Конституции РФ и нет противоречий с действующими законодательными актами. Это должно быть исследование, которое иногда невозможно сделать, если нет научной базы, нет соответствующих научных разработок. Но тем интересней задача, чем она сложней. Пока мы справляемся.

Ведущий: А если экспертная оценка, скажем так, негативная, какое-то последствие будет в будущем? Учитываются ли как-то Ваши замечания, комментарии?

Хабриева Т.Я.: "Казнить нельзя помиловать" - это не про нас. Одно могу сказать, что грош была бы цена нашим заключениям, если бы к нам обращались, а мы всегда говорили, что все поддерживаем. Я должна сказать, что у нас достаточно часто готовятся заключения, которыми мы не поддерживаем те или иные проекты нормативных актов. В первую очередь, конечно, проекты федеральных законов. Это не сильно заметно сейчас, поскольку не так много идет системообразующих законов, а в основном все-таки это поправки. Вот в этой части не так много, как правило, претензий. Отрицательные заключения могут носить и концептуальный характер, и юридико-технический характер. Иногда на заседании законопроектной комиссии Правительства РФ статс-секретарь федерального органа исполнительной власти выступает: "Есть юридико-технические погрешности, мы их потом как-нибудь учтем". Спешка приводит к тому, что мы встречаем в тексте закона погрешности. Любая погрешность, даже юридико-техническая, может иметь далеко идущие последствия. Кстати, сейчас появилась тенденция относить к юридико-техническим недостаткам закона, даже его несоответствие другим актам, а это корректирует его сферу действия, круг прямых адресатов и т.п., создает другие проблемы. Понятно, что наша страна в короткий исторический промежуток должна решить те задачи, которые другие государства решали если не столетиями, то хотя бы десятилетиями. Но у нас такого временного разбега нет. И мы понимаем всю сложность ситуации. И тем не менее эту негативную тенденцию принятия законов в спешке, небрежность в их подготовке надо ломать. Задача юридической науки - сориентировать законодателя, правоприменителя. Когда речь идет о признании доктрины, как фактора, влияющего на законотворческую, правоприменительную практику, надо всегда учитывать долговременные тренды. А в течение полугода, года - это учли, это не учли, это не показатель, потому что очень многое внедряется постепенно. Я приведу пример: многие годы в Институте развивалась концепция эффективности права. Мы работали над тем, что сейчас называют "институт правового мониторинга". Это не только система наблюдений, иначе мы ничем не будем отличаться от метеорологов, которые говорят, какая сегодня погода, а мы сами решаем одеть теплую шапку или нет. Правовой мониторинг – это не только наблюдение, но и система коррекции применяемых правовых механизмов. Речь идет не только о том, чтобы проследить какой акт принят и каких из них недостает, а проследить, как он (они) реализованы. Как орган, который его издал, осуществляет контроль, учитывает общественное мнение, т.е. обеспечивается обратная связь с обществом, и выявляется, какую корреляцию надо предпринять: отменить акт, скорректировать его или издать новый и т.д. Это и есть правовой мониторинг. Конечно, очень многое зависит от того, насколько авторитетно была высказана научная позиция и насколько есть возможность ее учесть на данном этапе. Кстати, мы первые, кто издали книги по этой теме. И рассчитываем, что это направление и дальше будет востребовано. И мне бы хотелось верить, что развитием этих теоретических идей явилось одно из последних постановлений Правительства РФ, по которому в практику федеральных органов исполнительной властью вводится оценка регулирующего воздействия нормативных актов, которые они издают. Теперь они должны сами предварительно оценивать, что нужно ожидать от этого акта, а заключение будет давать Министерство экономического развития Российской Федерации. Сейчас оно уже подготовило необходимые приказы. Кстати, сегодня у нас как раз проходит Ученый совет, где представитель Министерства экономического развития Российской Федерации рассказывает о том, как они видят развитие такого мониторинга. И раз они к нам пришли, значит, мы готовы им помочь, наши двери всегда открыты. Вот вам тоже форма влияния науки на практику. Мы имеем возможность представить наши заключения в соответствии с регламентными нормами Правительства РФ. Мы можем высказать свою позицию на законопроектной комиссии Правительства РФ, комиссии Правительства РФ по административной реформе и т.д.

Ведущий: 17 июля 2009 года был принят ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов". Талия Ярулловна, насколько, по-Вашему мнению, он оправдал себя? Каким образом можно убедиться в порядочности самих экспертов и отсутствии у них заинтересованности в признании или непризнании того или иного акта коррупционным?

Хабриева Т.Я.: Я бы не связывала борьбу с коррупцией только с принятием специального закона. На самом деле, если мы возьмем законодательный уровень, эта работа началась задолго до принятия двух специальных законов о противодействии коррупции и об антикоррупционной экспертизе. Я вам напомню, что в основном это связано было еще и с тем, что мы вошли в международное сообщество с желанием противодействовать этому социальному злу, которое разъедает не только государственный аппарат, но и в целом общество. Это началось тогда, когда была разработана целая программа, работала президентская комиссия по реализации требований ГРЕКО (группа государств против коррупции). И тогда уже было разработано много актов и внесены изменения в уголовное, административное законодательство. В этом контексте надо рассматривать все то, что делалось в рамках административной реформы. Если смотреть по направлениям деятельности, они достаточно четко прорисованы в президентской концепции. Есть правительственные, ведомственные и др. программы, на уровне субъектов РФ очень много сделано. Идет также активное регулирование процедур, в рамках которых функционируют государственные органы и должностные лица. За рубежом чиновник почти не имеет возможности выходить за рамки своих полномочий, потому что у него все пошагово расписано "от" и "до", что он должен делать. И вот мы сейчас этим тоже занимаемся. И то большое количество административных регламентов, которые разработаны и разрабатываются, я думаю, что это такой очень действенный инструмент противодействия коррупции. Продолжается реформирование законодательства о статусе госслужащих. Теперь мы перешли на другой уровень, не только законодательный. Сейчас министерство реализует положения законов, принимают свои подзаконные акты, которые создают необходимые институты, например, комиссии по конфликту интересов. Одно дело - записать норму закона, что чиновник не должен заниматься тем, что позволяет ему использовать свои служебные полномочия в своих интересах. А кто определит, есть ли здесь конкуренция интересов или нет? Сейчас такие комиссии повсеместно создаются. Очень важна подготовка чиновника, он должен ориентироваться в большом количестве нормативных актов, должностных, административных и иных регламентов. Здесь, мне кажется, хорошую роль могут сыграть обученческие программы. Мне очень приятно сказать, что мы стояли у истоков создания этих обученческих программ. Первые методические рекомендации для служащих по противодействию коррупции подготовил наш Институт. В прошлом году я дважды докладывала о них на заседании Президиума Антикоррупционного совета при Президенте России. Одна из наших последних книг, которую я вам принесла в подарок, - пособие по антикоррупционному анализу нормативных актов. По сути дела это методика антикоррупционной экспертизы. Это пособие было рекомендовано Генеральной прокуратуре и другим органам, которые занимаются в силу своих должностных обязанностей анализом актов. В эти дни проходит на площадке РАГСА совместно с нашим Институтом обученческий цикл для чиновников. Это впервые началось масштабно по распоряжению Президента. Я думаю, что это тоже очень важно. И, говоря о таком воспитательном процессе, который может сыграть большую роль в противодействии коррупции, я бы еще развернула эти вопросы в сторону общества, в сторону населения. Мало только ориентироваться на то, чтобы воспитывать образцы правомерного поведения у чиновника. Надо воспитывать само население.

Ведущий: Уважаемая Талия Ярулловна, позвольте поблагодарить Вас за интересные и подробные ответы, а также от всей души пожелать Вам успехов в Вашей дальнейшей профессиональной деятельности и процветания Вашему Институту!