Новости и аналитика Интервью Обеспечение безопасности пищевых продуктов, импортируемых в Российскую Федерацию

Обеспечение безопасности пищевых продуктов, импортируемых в Российскую Федерацию

22 декабря в Информационном агентстве "ГАРАНТ" прошла интернет-конференция руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергея Алексеевича Данкверта

Ведущий интернет-интервью – Царь Сергей (ИА "ГАРАНТ").
 
 

Доброе утро, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория!

Мы начинаем нашу интернет-конференцию. Разрешите представить нашего гостя - Сергея Алексеевича Данкверта, руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Уважаемый Сергей Алексеевич, позвольте поблагодарить вас за то, что нашли время прийти сегодня на нашу интернет-конференцию.

Тема интернет-конференции: "Обеспечение безопасности пищевых продуктов, импортируемых в Российскую Федерацию".

Стремительное падение объемов производства сельскохозяйственной продукции за годы реформирования в России привело к росту импорта жизненно важных продуктов питания, что в итоге обострило проблему продовольственной безопасности страны.

Обеспечение продовольственной безопасности - одно из приоритетных направлений деятельности государства.

В Российской Федерации правовое регулирование отношений в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов осуществляется Федеральным законом от 2 января 2000 года № 29-ФЗ "О качестве и безопасности пищевых продуктов", другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

В соответствии с Административным регламентом, утвержденным Приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 9 января 2008 года № 1, государственную функцию по выдаче разрешений на ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из Российской Федерации, а также на транзит по ее территории животных, продукции животного происхождения, лекарственных средств, кормов и кормовых добавок для животных, подкарантинной продукции исполняет Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору и ее территориальные органы.
В ходе интернет-конференции планируется рассмотреть приоритетные направления деятельности, цели и задачи Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, возникшие в результате роста международной торговли пищевыми продуктами; различные недостатки действующего законодательства в указанной сфере; выявить тенденции импорта продовольствия в Россию в условиях нестабильной мировой экономической ситуации; обсудить вопросы рационализации импортозамещения тех видов продовольствия (мяса птицы, сахара и других), по которым в России имеются все условия для увеличения производства.

На эти и другие актуальные вопросы интернет-аудитории в ходе интернет-конференции ответит руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Алексеевич Данкверт.

К моменту начала интернет-конференции поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня хотим предложить нашему уважаемому гостю.

Ведущий: Сергей Алексеевич, какие действия предпринимает Россельхознадзор для упрощения и уменьшения количества административных процедур, связанных с получением всевозможных разрешений. Так, например, сроки оформления разрешения на ввоз мяса составляют 5 дней, а для рыбы - 30. Какие обстоятельства не позволяют укладываться в срок 5 дней?

Данкверт С.А.: С точки зрения административных процедур, этот вопрос достаточно прост. Мы ввели электронную систему, которая уже позволила сократить сроки выдачи разрешений по мясной продукции и по мясу. Теперь такая же электронная система вводится по рыбе. Мы не могли сделать все одновременно, потому что это требовало необходимости принятия соответствующих процедур, обкатки технологии, усовершенствования системы международных договоренностей.

Что касается именно рыбы, мы столкнулись с определенной спецификой. Оказалось, что достаточно много продукции поступает отнюдь не с тех предприятий, которые внесены в официальный список поставщиков. Ситуация усугублялась и тем, что мы были вынуждены в тот же период подписать меморандумы по обеспечению безопасности поставляемой на российский рынок рыбной и морской продукции с более чем 50 странами мира. В этих меморандумах конкретизировали условия, соблюдение которых гарантирует страна-поставщик.
В ближайшее время вся система выдачи разрешений должна модернизироваться.

Ведущий: Сергей Алексеевич, когда будет введена эта система? Есть какие-то сроки?

Данкверт С.А.: Я думаю, что мы это сделаем, может быть, в первом квартале 2010 года. Максимальный срок - первое полугодие.

Ведущий: Спасибо. Как на федеральном и региональном уровнях контролируется обеспечение безопасности ввозимой из-за рубежа продукции на наличие пестицидов?

Данкверт С.А.: Наличие пестицидов в пищевой продукции - вопрос достаточно непростой. Дело в том, что сегодня не все государственные и коммерческие лаборатории хотят этим заниматься, как, впрочем, и не все из них технически могут определить содержание пестицидов. Поэтому, система изначально была построена на том, что нам досталось в наследство от Советского Союза. В Советском Союзе импорта было мало, и опыта работы с крупными и разнообразными поставками из разных стран мира было недостаточно.

В 2004 году, когда была образована Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору, мы стали разрабатывать принципы допуска на рынок продукции растениеводства. Тогда же мы столкнулись с тем, что страны-экспортеры не хотели выполнять российские нормы. Это связано в том числе и с определенной разницей в нормах, т.к. российские нормы в целом строже, чем западные. Это совсем неплохо для потребителя - жесткие нормы дают более высокие гарантии безопасности для людей.

Итак, основная трудность, с которой мы столкнулись на первом этапе – это нежелание стран-поставщиков соблюдать российские нормы. Эту проблему мы успешно разрешили. На сегодняшний день российские нормы признаны основными странами, поставляющими нам растительную пищевую продукцию, с их компетентными службами подписаны соответствующие меморандумы. Первый меморандум по обеспечению безопасности поставляемой в Россию растительной продукции, был подписан с Европейским сообществом, в его подписании участвовали все 27 входящих в него стран. Затем присоединились и другие страны, - такие, как Чили, Аргентина, Турция...

В настоящее время ситуация урегулирована, но не идеально. Теперь страны-поставщики признают российские нормы, мы согласовали компетентные зарубежные лаборатории, в которых компетентные службы стран-экспортеров обязались проводить анализы по российским нормам. Если вы получаете продукцию, вы можете быть обоснованно уверены, что в стране, поставившей нам ту или иную партию растительной пищевой продукции, проводился мониторинг безопасности по российским нормам перед ее отгрузкой. Также решен вопрос мониторинга внутри страны. Тотальные проверки на границе невозможны, потому что требуют достаточно продолжительного времени на исследования, по некоторым видам продукции - до двух недель. Государственная система мониторинга основана на том, что мы стараемся усилить контроль по отношению к тем странам, которые не вполне выполняют российские нормы, определить, аттестованы, уполномочены ли их лаборатории на отгрузку той продукции, которая к нам поступает. В рамках государственного мониторинга мы обнаруживаем продукцию, содержащую остатки пестицидов, превышающие российские нормы. Тогда мы принимаем соответствующие меры к нарушителям. Помимо этого, вводится система сопровождения каждой партии груза соответствующими документами, официально подтверждающими соответствие продукции российским нормативам.

Ведущий: Соответствуют ли показатели безопасности сырья и пищевых продуктов в России международным требованиям?

Данкверт С.А.: Дело в том, что Codex Alimentarius, как и многие другие международные нормативные документы, дают лишь рекомендации, какими должны быть национальные нормы, но каждая страна определяет их сама. Это, в первую очередь, связано со структурой потребления отдельных видов продуктов питания в тех или иных странах, зависит от того, что именно люди потребляют, и в каких количествах, это связано и с тем, что в определенных странах использование одних веществ разрешено, в других они не используются. Есть антибиотики, которые в России применяются на людях, и которые на Западе на людях уже давно не применяются, но применяются в ветеринарии. Унифицированного подхода нет. Нормы, принятые Минздравсоцразвитием в РФ, многие западные компании критикуют, потому что они отличаются от западных норм. Это вполне естественно.

Ведущий: Какие меры принимает Россельхознадзор в части предотвращения заноса на территорию России возбудителей особо опасных и опасных болезней общих для человека и животных?

Данкверт С.А.: Существует целый комплекс мер, основанный на международной практике. С точки зрения безопасности, ветеринарная практика Советского Союза, где были очень жесткие нормы и подходы, в значительной степени себя оправдывала. Такие неблагополучные страны, окружающие нас, как страны Закавказья, Китай, сталкиваются с целым рядом проблем из-за наличия на их территории особо опасных заболеваний. Наш комплекс защиты основан на принципах Международного эпизодического бюро и постулирует доверие ветеринарной службы страны-импортера к ветеринарной службе страны-экспортера. Это доверие подразумевает выполнение национальной ветеринарной службой целого ряда мероприятий при поставках продукции в другую страну. Однако в 1990-е годы с некоторыми странами у нас были серьезные проблемы. В те годы был невозможен разговор о том, чтобы мы могли оценить американскую или канадскую ветеринарную службу. Главным тогда, в условиях сильного спада отечественного аграрного производства, было бесперебойное получение мяса. А когда эти страны привыкли к тому, что они могут достаточно много нам поставлять без проверки, их сложно было убедить в том, что к ним есть ряд серьезных вопросов. Поэтому наши мероприятия были направлены на то, чтобы оценить дееспособность ветеринарной службы страны-экспортера, определить, проворятся ли в этой стране те мероприятия, которые направлены на выполнение российских норм безопасности. Отсутствие, скажем, мониторинга по российским нормам говорит о том, что страна не может гарантировать выполнение требований нашего национального законодательства.

Что касается мероприятий по ликвидации каких-то заболеваний, то и здесь ситуация непростая - мы с вами видели на примере крупных цивилизованных стран, таких как Великобритания, как из-за чьих-то просчетов уничтожаются тысячи животных, что сопровождается тяжелыми экономическими потерями.

Поэтому наша система основана, в первую очередь, на допуске к поставкам в Россию стран с компетентными ветеринарными службами, а также конкретных предприятий, реально способных выполнять российские требования безопасности. Такая стратегическая программа была принята с момента организации Россельхознадзора. Теперь нам в случае нарушений необязательно принимать те или иные меры к целой стране, теперь мы можем воздействовать на конкретных нарушителей – предприятия, поставившие недоброкачественную продукцию. Поэтому мы инспектируем предприятия, заинтересованные в поставках своей продукции в Россию, во всем мире. Эти предприятия доказывают свою способность выполнять российские нормы, показывают наличие мониторинга на безопасность по российским нормам. Не все, конечно, идет гладко. В течение нескольких лет у нас возникали достаточно серьезные проблемы. Последняя была связана с нашими американскими коллегами, которые отказались выполнять российские ветеринарные нормы безопасности по свинине. Мы полгода обсуждали нежелание выполнять США, страной-экспортером, норм России, страны-импортера. В международном законодательстве такая обязанность четко прописана, в том числе, в соглашении по ВТО.

Для того чтобы обеспечить безопасность поставок, в ноябре 2009 года мы ввели систему сплошного мониторинга всей американской продукции. В декабре сразу 13 крупных американских предприятий были ограничены в поставках свинины в Россию из-за обнаружения в ней антибиотиков. То есть то, что не делают поставщики, мы делаем здесь - на границе мы берем пробы, а потом по результатам мониторинга принимаем меры к предприятиям-нарушителям.

При столь неконструктивной позиции американских официальных кругов нам приходится работать с теми саморегулирующимися организациями, которые есть на рынке, в том числе ассоциациями, которые занимаются импортом такой продукции. Мы встречаемся с ними по необходимости - один, два, три раза в месяц и информируем их, в каких странах могут быть проблемы, связанные с тем, что их ветеринарные службы не выполняют какие-то из наших требований.

Нами создана многоступенчатая система контроля и надзора в области обеспечения безопасности поднадзорной пищевой продукции. При этом мы считаем, что в существующей на нынешний день системе все еще есть ряд недостатков. Распределение полномочий между федеральным центром и регионами требует осуществления регионами мониторинга по безопасности как импортной, так и отечественной продукции.

Мы проверили и допустили к поставкам то или иное предприятие, провели мониторинговое исследование. Наши мониторинговые исследования в зависимости от страны поставки и размеров партии продукции, могут охватывать одну партию из ста, тысячи партий. Когда же продукция поступает на территорию субъекта Федерации, там местными ветеринарными органами должен проводиться собственный мониторинг безопасности - как продукции, произведенной на собственной территории, так и импортированной. Это в субъектах Федерации делается далеко не всегда. Поэтому мы хотим ввести трехуровневую систему, которая бы заключалась в наличии обязательного предотгрузочного мониторинга в стране-поставщике, обязательного Федерального государственного мониторинга, и обязательного регионального мониторинга.

При этом особое значение имеет действенная система мониторинга на соответствие требованиям российского законодательства по безопасности, которая должна быть на всех экспортирующих в Россию предприятиях. Наличие этой системы надзора в контрольных точках в принятой на предприятиях технологии, показывает эффективность такого контроля. Основные разногласия между бизнесом и нашей Службой заключаются в том, что бизнес не хочет брать ответственность на себя за безопасность продукции. Если мы говорим, что нужно меньше контролировать, никто против этого не возражает. Но уменьшение степени контроля не должно сказываться на уровне безопасности продукции. Мы готовы перейти на менее затратный механизм государственного контроля, мы готовы перейти к системе, которая существует в западных странах и основана на высокой ответственности предприятий. Мы также должны перенести бремя ответственности на производителя. А готовы ли наши производители, к такому уровню ответственности, как в Америке? Готовы ли они сесть в тюрьму на срок 5 лет или заплатить штраф в $ 10 000, либо одновременно и заплатить штраф, и сесть в тюрьму?

Таким образом, система обеспечения безопасности будет претерпевать изменения. И эти изменения, как мы считаем, в большей степени должны быть направлены на повышение ответственности самих производителей.

Ведущий: На ввоз продукции из каких зарубежных стран Службой накладывается наибольшее число ограничений и запретов? Вы сказали, что оглашаете эти списки, а есть ли какая-то статистика?

Данкверт С.А.: На нашем сайте регулярно появляется информация не в отношении "опасных" стран, а в отношении предприятий, на которые налагается временное ограничение на поставки в Россию. Дело в том, что со странами-поставщиками за тот промежуток времени, который мы работаем, установлены отношения, позволяющие не "закрывать" всю страну - даже при возникновении каких-то заболеваний.

Эту систему регионализации мы, кстати, применяем гораздо более демократично, чем западные страны. Если посмотреть на систему регионализации и вступление России в ВТО, то нам все время ставили в вину, что мы недостаточно гибки в подходах, хотя на самом деле в своих подходах мы давно обогнали западные страны. Если посмотреть меры, которые принимают США и Европа в отношении Бразилии, Аргентины, Чили, то они во многом отличаются от того, что принимаем мы. Они закрывают поставки из этих стран, тогда как мы вводим систему регионализации - тогда, когда определяем точную территорию распространения заболевания.

На нашем сайте можно посмотреть результаты мониторинговых исследований по предприятиям, нарушающим российские нормы.
Риски увеличиваются с увеличением объемов поставок.
Крупные поставщики, такие, как Евросоюз, Бразилия, США, Канада, Австралия, несут большие риски, т.к. если они не успевают правильно организовать свою работу, то по мере увеличения объемов поставляемой продукции их недочеты сразу же выявляются при нашем мониторинге. К сожалению, многие страны-поставщики и ветеринарные службы идут на поводу у бизнеса, заинтересованного в наращивании объемов поставок. А гарантии национальной ветеринарной службы при поставках - это основа основ.

Бывают и сбои. Мы доверяем гарантии службы. Когда же приезжаем на то или иное предприятие делать аудит, выявляется, что на этом предприятии инспектора ветеринарной службы не было. Гарантии ему дали по телефону, обследования предприятия по российским нормам не осуществлялись… Исходя из этого, ждать выполнения таким предприятием российских норм не имеет никакого смысла.

Если рассмотреть Европу, то Франция, Германия находятся в категории стран, где "пострадало" много предприятий. Но эти страны являются большими поставщиками.

Риск возрастает и при поставках дешевых товаров.

Есть группы товаров, которые несут на себе повышенные риски, такие, как тримминг - обрезь с живота животных тогда, когда идет потрошение. Это мясо у нас очень активно применяется в производстве, особенно колбасном. Это не запрещено законом и в других странах, просто многие страны от этого ушли. При этом бизнес хочет купить дешевле, поэтому эту колбасу в магазине вы видите за 10 долларов, а тримминг, который ввозили, стоит доллар.

По количеству предприятий, которые "пострадали" от ограничений на поставки продукции в Россию за этот год, следует выделить США, Бразилию, Австралию, а также такие страны Европейского сообщества, как Германию, Голландию, Францию.

Вместе с тем, анализ работы предприятий позволяет выявить из числа поставщиков из других стран те предприятия, которые хотят работать на Россию, делают это приоритетом в своем бизнесе, выполняют российские нормы и дают на это действенные гарантии.

Ведущий: В своем ответе вы затронули вопрос разграничения полномочий федеральных и региональных органов власти. С 1 мая 2009 года вступил в силу Закон "О защите прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей" при осуществлении государственного контроля. В нем прописаны разграничения полномочий федеральных и региональных органов государственной власти по осуществлению ветеринарного надзора. Какие меры сейчас уже приняты для такого разграничения между федеральными и региональными органами? Что субъект может проверять дважды? Сначала субъектовым ветеринарным государственным надзором, затем ветеринарным надзором Россельхознадзора. Соответственно, за одни и те же нарушения предприниматель платит двойные штрафы. Как вы думаете устранить эти незаконные меры?

Данкверт С.А.: Это было, потому что сама система разграничений отработана не до конца. Она сложилась в соответствии с теми решениями, которые стали основой тех документов, которые мы подписывали еще в 1993 году, когда формировалось СНГ. На сегодняшний день ситуация улучшилась практически во всех из субъектов Федерации, за исключением двух или трех, которые не так и выполняют приказ министра и поручение первого Вице-премьера В.А. Зубкова. Нашей Службой подписаны соответствующие соглашения по урегулированию этой проблемы. Все проверки сейчас ведутся совместно с ветеринарной службой субъекта, за исключением тех случаев, когда к нам поступают жалобы - тогда таких двойных проверок практически нет.

Что касается разграничений, то мы предлагали адаптировать к нашим условиям американскую или канадскую систему. Она предусматривает, что при распределении полномочий между федеральным центром и субъектами Федерации, субъект отвечает за все то, что происходит на его территории. Все же перемещения поднадзорной продукции из субъекта в субъект, а также экспорт и импорт находятся в ведении федеральных служб. Контроль за продукцией и предприятиями, поставляющими продукцию либо в другие штаты, либо на экспорт, осуществляет федеральная служба.

У американцев аттестовано на поставки между штатами и на экспорт примерно 6300 предприятий. На каждом из этих предприятий находится федеральный служащий. У нас этого нет. Когда я говорил о разграничении полномочий, связанных с документами 1993 года в рамках СНГ, я говорил о том, что у нас экспорт осуществляется по тем документам, которые выписал ветеринарный врач в любом месте нашего субъекта. А федеральная служба не может сегодня в таком случае давать какие-либо гарантии, потому что сама по себе система этого не позволяет. Мы вносили свои предложения по совершенствованию системы еще в марте, в их числе были и предложения по более серьезному контролю за экспортом.
Мы стали производить больше и больше продукции, уже никто не говорит о том, что Россия не будет экспортировать мясо. В прошлом году Россия экспортировала 1800 тонн мяса птицы во Вьетнам. Европа Россию не пускает на свой мясной рынок под предлогом целого ряда технических обстоятельств.

Ситуация по разграничению полномочий сейчас рассматривается в комиссии по административной реформе. Я думаю, что здесь логичнее всего будет гармонизировать законодательство.

Ведущий: Из-за вспышки свиного гриппа Россия ввела запрет на ввоз мясных продуктов из многих зарубежных стран. Насколько эти меры были эффективны? В средствах массовой информации сообщалось, что существует опасность проникновения вируса в ближайшее время с юга России на Воронежскую, Белгородскую область, вирус африканской чумы свиней. Прокомментируйте, пожалуйста.

Данкверт С.А.: Это два разных заболевания, которые несут одну и ту же смысловую нагрузку, т.к. оба они опасны. Но если грипп свиней в данном случае опасен и для людей, то африканская чума опасна только для свиней и для людей опасности не несет. Ели же посмотреть на экономические последствия, то африканская чума может иметь катастрофические последствия для всего национального свиноводства.

Сам по себе процесс распространения заболевания идет во многом от бесконтрольности перемещения продукции, от работы самих предприятий по производству свинины в открытом режиме. Если же предприятие работает в закрытом режиме, это позволяет гарантировать нераспространение ни гриппа свиней, ни африканской чумы, ни любых других заболеваний. Если животным давать только термически обработанные корм, и есть нормальное ветеринарное обслуживание, это дает соответствующие гарантии, тогда и проблемы нет.

Что касается распространения африканской чумы свиней болезни, то можно сказать, что она была "экспортирована" к нам из Грузии. Это серьезная экономическая угроза для свиноводства России, которая может привести к катастрофическим последствиям - это заболевание не лечится, животные от него не защищаются вакцинированием, система борьбы с ним – уничтожение свиней, сжигание трупов и построек, глубокая очистка территории.

Распространение африканской чумы у нас сейчас идет в основном в личных подсобных хозяйствах. Это связано с системными недостатками в работе ветеринарных служб субъектов Федерации. Люди скрывают, когда у них болеют свиньи, начинают уничтожать, коптить, вялить, засаливать свинину, полученную от больных животных. А за счет попадания таких пищевых отходов в корм тем же свиньям, идет распространение заболевания. Существуют проблемы с введением карантина. Например, введение карантина в Европе осуществляется напрямую из Брюсселя. Случись заболевание в Испании - карантин вводит Брюссель. За счет же существующего разграничения полномочий, мы можем написать письмо, что нужно ввести карантин, а администрация субъекта рассматривает его месяц, два месяца, и при этом не несет никакой ответственности за свои действия или бездействие.

Теперь относительно гриппа свиней - мероприятия, которые проводит штаб под руководством первого вице-премьера Виктора Алексеевича Зубкова, предусмотрели все то, что необходимо в противодействии распространению заболевания. Мы проверяем продукцию на границе, берем пробы, осуществляем мониторинг. Пока у нас на сегодняшний день выявления в импортной продукции вируса гриппа A/H1N1 нет.

Ведущий: Есть какие-нибудь наработки с использованием нанотехнологий, обеспечивающих безопасность продовольственного сырья и пищевой продукции? Применяются ли они, и в каких сферах?

Данкверт С.А.: Нанотехнологиические разработки весьма затратны, поэтому те, которые мы начинаем использовать, связаны с решением первоочередных вопросов – например, мы можем уже в первом квартале посредством новых технологий определять, откуда именно привезено к нам мясо. То есть, если на упаковке написано, что мясо привезено из Канады, а мы можем определить, что на самом деле оно из Китая - это уже достижение нового серьезного уровня в развитии. Мы расширили границы применения инновационных технологий, в том числе и на молекулярном уровне, и в следующем году будем точно определять происхождение рыбы. Что мы хотели бы внедрить, и чем продолжаем заниматься?

Прежде всего, это внедрение метода применения объективных методов прослеживания пути каждой партии поднадзорной продукции, "чипирование" контейнеров. Это же относится к национальной программе идентификации животных с использованием самых современных методов. Мы должны иметь возможность точно проследить путь пищевой продукции, исключить возможность ее подмены. Такие системы уже апробированы и успешно работают в разных странах, например, Швеции. А пока мы совершенствуем систему электронного подтверждения аутентичности груза. Такую систему мы вынуждены были ввести в отношениях с нашими американскими коллегами.

Однако с их стороны система оказалась, мягко говоря, несовершенна – так, например, во Владивосток в пяти контейнерах пришло мясо явно не американского происхождения – но с американскими сопроводительными документами и… с американским же электронным подтверждением. Поэтому мы рассматриваем возможность ставить электронные чипы, которые будут давать всю информацию по перемещению контейнера. Этот вопрос мы уже обсуждаем и с крупными компаниями-поставщиками, и с транспортными компаниями-перевозчиками контейнеров.

Ведущий: Спасибо. 13 января зарубежные участники международного круглого стола высказали предложение по введению системы предупреждений при инспекции предприятия, при обнаружении нарушений при прохождении продукции пограничного контроля. При этом система должна предусматривать срок для исправления нарушений под контролем специального уполномоченного органа, соответственно, подчиняющегося Россельхознадзору. А в случае повторного выявления нарушения должно быть предусмотрено наказание в виде временного запрета экспорта продукции в РФ. Поддерживаете ли Вы данную идею? И сделано ли что-нибудь в этом направлении?

Данкверт С.А.: Это была наша идея. Мы ее обсуждали и продолжаем обсуждать с бизнессообществом. Бизнес должен сделать свой вклад в обеспечение безопасности продукции, поднять уровень своей ответственности.

Ведущий: Экономический кризис подходит к концу. Как складывается ситуация с важнейшими для жизни товарами, продуктами питания? Увеличиваются ли цены, уменьшается ли их приток?

Данкверт С.А.: Я не вижу проблем, которые были бы связаны с нехваткой импортируемой поднадзорной продукции - наша Службы провела работу со всеми странами, которых только можно рассматривать в качестве поставщиков. Мы добрались уже до ЮАР, до Намибии. Бояться того, что появится какой-то дефицит, чего-то не будет хватать, не стоит, тем более что прецеденты благополучного разрешения проблем уже есть - в некоторые моменты времени некоторые страны по экономическим соображениям перестают поставлять продукцию на международный рынок. Например, аргентинское правительство приняло решение не экспортировать говядину. Оттуда мы ввозили 100000 тонн мяса.

Но мы заранее предусмотрели возможность такого развития событий, поэтому в свое время, когда только начали работать с Южной Америкой, рассматривали как крупного поставщика мяса в Россию не только Аргентину, но и Бразилию, Парагвай, Уругвай, Чили, Колумбию. Они и компенсировали те же 100000 тонн мяса, неполученные из Аргентины. И в результате сейчас можем с уверенностью сказать, что открытые нами возможности поставок всех видов поднадзорной продукции из любой части мира в условиях свободного мирового рынка продовольствия способны снять какие-либо основания для такого беспокойства.

Ведущий: Расскажите, пожалуйста, о приоритетных направлениях деятельности и задачах Россельхознадзора на следующий год?

Данкверт С.А.: Это тема для отдельного выступления. Могу сказать, что одна из основных наших задач - обеспечение благополучия страны в тех сферах, которые нам подведомственны, и в отношении которых мы осуществляем надзорную деятельность. Это связано и с защитой растений - мы сталкиваемся с серьезными проблемами, связанными с распространением болезней и вредителей растений. Если обратиться к проблемам Европы, то за последние 10-15 лет она получила около 15 карантинных объектов, которые уже стали для нее не карантинными, а обычными. Такая же ситуация сложилась и в ветеринарии, надзоре за особо опасными заболеваниями животных.

Принимаемые нами меры направлены на пресечение возникновения ситуаций, связанных с крупными экономическими последствиями. К сожалению, их не всегда можно пресечь усилиями одной нашей Службы.
В связи с распространением африканской чумы свиней, нам придется жить в других условиях, когда свиноводство будет вестись только на тех предприятиях, которые могут обеспечить закрытый режим работы. А то, что мы имели в личных подсобных хозяйствах, свиньи, которых мы кормили пищевым отходами - это все вчерашний день, который придется забыть.

Одно из наиболее приоритетных направлений – это переход к другим системам контроля. Надо уходить от тотального контроля, связанного с большим количеством документов, и все равно не способного обеспечить полной безопасности. Наличие сопроводительных документов не дает гарантии того, что продукция и на самом деле соответствует этим документам. Эти документы выдает ветеринарная служба субъекта, а наш мониторинг такой продукции говорит о том, что зачастую она не соответствует документам, которые ее сопровождают. Поэтому мы предлагаем усилить ответственность бизнеса за безопасность пищевой продукции, что потребует введения систем внутреннего контроля. Его надо вводить в законодательном порядке.

Ведущий: Планируются ли какие-либо изменения в законодательстве по этому поводу?

Данкверт С.А.: Сейчас наши предложения рассматриваются. Мы еще в марте предлагали внести в законодательство соответствующие антикоррупционные изменения. Все это рассматривается, но, к сожалению, достаточно долго.

В числе прочего, мы предлагали сократить сроки выдачи разрешений. Во-первых, само по себе разрешение не должно давать чиновнику возможность иметь какой-то запас во времени. То есть, разрешение - это, в первую очередь, документ, на основании которого потом нужно проверять соответствие продукции этому разрешению. Это одна часть вопроса. Вторая – это сокращение большого количества документов при перемещении продукции. Сокращение запросов, которые идут от ветеринарной службы субъекта в Россельхознадзор. Эти запросы сопровождаются услугами, которые Россельхознадзор обеспечивает бесплатно, и за которые ветеринарная служба субъекта берет деньги.

За обращение в Россельхознадзор деньги она брать не должна, должна быть уведомительная система. А мы, если получаем импортную продукцию, ветеринарному врачу субъекта даем информацию о том, что к нему эта продукция придет. Механизм перемещения продукции необходимо еще продумать в деталях. Здесь возможны два варианта. Первый вариант - европейский, когда каждый кусок мяса помечается штрих-кодом - это система Трейсис, в которую Евросоюз вложил достаточно большие деньги. Другая система менее затратная, но такая же эффективная - в Америке, где каждый, кто торгует мясом, регистрируется, берет на себя обязательства представлять все необходимые документы контролирующим службами и подписывает дополнительное соглашение. Наше направление заключается в том, чтобы убрать лишние бумаги и повысить реальную ответственность за безопасность продукции.

Ведущий: Сергей Алексеевич, благодарю вас за интересные и исчерпывающие ответы! Позвольте пожелать вам успехов в дальнейшей профессиональной деятельности!