Новости и аналитика Интервью Регулирование залога. Законодательство о юридических лицах и банкротстве: комментарии разработчиков

Регулирование залога. Законодательство о юридических лицах и банкротстве: комментарии разработчиков

24 февраля 2009 года в 10-00 в Центре информационных технологий компании "Гарант" состоялось интернет-интервью заместителя директора Департамента корпоративного управления Министерства экономического развития Российской Федерации.

Тема интернет-интервью: "Регулирование залога. Законодательство о юридических лицах и банкротстве: комментарии разработчиков".

Интернет-интервью организовано компанией "Гарант". Компания "Гарант" зарегистрирована в качестве Информационного агентства (свидетельство: ИА N 77-14642). При распространении сообщений и материалов Информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на Информационное агентство обязательна (ст. 23 Закона "О СМИ"). В подготовке стенограммы принимает участие журнал "Законодательство".

Ведущая интернет-интервью: Карпунина Наталия Ивановна (компания "Гарант").

Доброе утро, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем наше интернет-интервью. Разрешите представить нашего гостя - Скрипичникова Дмитрия Валерьевича, заместителя директора Департамента корпоративного управления Министерства экономического развития Российской Федерации.

Уважаемый Дмитрий Валерьевич, позвольте поблагодарить вас за то, что нашли время прийти сегодня на наше интернет-интервью.

Тема интервью: "Регулирование залога, законодательство о юридических лицах и банкротстве: комментарии разработчиков".

Департамент корпоративного управления является структурным подразделением центрального аппарата Министерства экономического развития Российской Федерации, осуществляющим реализацию функций министерства в области совершенствования корпоративного управления, банковского и страхового законодательства, механизмов венчурного инвестирования, регулирования оценочной деятельности, развития финансового рынка, правового и аналитического обеспечения деятельности институтов развития, а также функций по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере несостоятельности (банкротства) и финансового оздоровления организаций.

 

В конце 2008 года были подписаны следующие Федеральные законы:
от 30 декабря 2008 г. N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)",
от 30 декабря 2008 г. N 306-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество",
от 30 декабря 2008 года N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации",
от 30 декабря 2008 г. N 315 "О внесении изменений в федеральный закон "О банках и банковской деятельности" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации".

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" уточняются требования к арбитражным управляющим и их саморегулируемым организациям, вводятся положения, направленные на повышение прозрачности процедур несостоятельности.

В частности:

  • установлен механизм расчета вознаграждения управляющего с одновременным установлением лимита расходов на проведение дел о банкротстве;
  • введена возможность выбора кредитором и должником непосредственно управляющего;
  • уточнены нормы об имущественной ответственности управляющего.
  • Изменения коснулись и полномочий государственных органов в ходе дела о банкротстве.

Основная задача Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 306-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество" - детально регламентировать процедуру внесудебного обращения взыскания на предмет залога и уточнить порядок реализации заложенного имущества в ходе дела о банкротстве:

  • изменен порядок заключения соглашений о внесудебном порядке взыскания;
  • подробнее регламентированы способы реализации заложенного имущества;
  • установлены особенности удовлетворения требований конкурсных кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника, а также статус указанных кредиторов в ходе дела о банкротстве.

Федеральным законом от 30 декабря 2008 года N312-ФЗ: изменены требования к содержанию устава обществ с ограниченной ответственностью. В число учредительных документов больше не входит учредительный договор. Ограничена возможность выхода участников из общества, а именно, если это предусмотрено уставом общества (независимо от согласия других участников). Уточнен порядок перехода прав на доли:

  • регламентирована процедура реализации преимущественного права общества на приобретение доли участника, продаваемой третьему лицу;
  • установлена нотариальная форма сделок, по которым передается доля;
  • предусмотрен институт признания права на долю, утраченного помимо воли участника общества с ограниченной ответственностью.
  • Расширена компетенция совета директоров, при этом закон придал больше гибкости в вопросе определения компетенции общего собрания участников.

Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 315-ФЗ направлен на упрощение процедур реорганизации кредитных организаций, а также открытых акционерных обществ в формах слияния, присоединения и преобразования путем исключения безусловного права кредиторов на досрочное погашение долга в случае реорганизации. Для обеспечения баланса интересов между реорганизуемыми обществами и их кредиторами детализированы правила раскрытия информации о реорганизации юридических лиц.

В ходе интернет-интервью планируется обсудить актуальные вопросы в сфере залога, законодательства о юридических лиц и банкротстве, а также причины принятия перечисленных изменений; их назначение. Кроме того, будут рассмотрены цели и основные положения федеральных законов, меры, предпринимаемые Департаментом корпоративного управления Министерства экономического развития Российской Федерации, которые направлены на дальнейшее совершенствование законодательства в области юридических лиц, залога и банкротства. На актуальные вопросы аудитории в ходе интернет-интервью ответил заместитель директора Департамента корпоративного управления Министерства экономического развития Российской Федерации Скрипичников Дмитрий Валерьевич.

К началу интернет-интервью поступило несколько десятков разных, интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня и хотим предложить нашему уважаемому гостю.

Ведущая: В последнее время резко увеличилось количество дел в судах о банкротствах. Как вы считаете, с чем это связано: с не совсем адекватной политикой налоговых органов или же, все-таки, с несовершенством нашего законодательства о банкротстве и юридических лицах?

Скрипичников Д.В.:
Здравствуйте, уважаемая аудитория. В современных условиях, при том, что признаки банкротства не менялись, причиной такого большого количества дел о банкротстве является ситуация, связанная с финансами предприятий. Ни для кого не секрет, что сейчас у компаний есть определенные проблемы с привлечением финансирования, с рефинансированием ранее взятых долговых обязательств. Поэтому это системное проявление тех явлений, которые мы наблюдаем с вами в сфере экономики. Законодательство о банкротстве в данном случае лишь показывает нам последствия, которые ощущают предприятия в своей экономической деятельности. Президентом РФ на Государственном Совете было поручено Правительству РФ проработать вопрос о возможной приостановке отдельных норм законодательства о банкротстве именно в связи с современной ситуацией в сфере финансирования, поэтому мы этим сейчас будем активно заниматься. Но ни в коей мере нельзя говорить, что причиной большого количества дел послужили недостатки законодательства о банкротстве, потому, что признаки неплатежеспособности проявляются фактически, и предприятия либо сами подают заявление на банкротство, и мы наблюдаем все больше именно статистики, свидетельствующей о том предприятия сами заинтересованы в том, чтобы получить защиту от кредиторов, или сами кредиторы, которые не получают удовлетворение в судебном порядке по их требованию, обращаются с заявлением о банкротстве предприятий. Для них тоже понятен экономический смысл. Только в случае признания юридического лица банкротом они могут списать эту задолженность. До этого они должны формировать резервы под эту проблемную задолженность. Только после списания они могут очистить свой баланс.

Ведущая: Чем, на ваш взгляд, вызвана необходимость внесения столь принципиальных изменений в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся вопросов установления нового статуса арбитражного управляющего и предъявления к ним новых требований? Какие нововведения вы считаете наиболее важными, а так же какие проблемы и сложности могут возникнуть в процессе применения данных положений Закона на практике?

Скрипичников Д.В.:
Первое, чем обусловлена необходимость статуса? Прежде всего, Конституционный суд РФ в своем постановлении по делу о проверке на соответствие требованиям Конституции РФ положений Закона "О несостоятельности (банкротстве)", обязывающих арбитражных управляющих являться членами СРО, отметил, что арбитражный управляющий имеет статус и действует в интересах не только кредиторов, но и должника, работников, что обуславливает необходимость изменения его статуса. Он - не индивидуальный предприниматель, он выполняет публичные функции. И именно это послужило причиной внесения этих поправок в законодательство. Необходимо понимать, что статус арбитражного управляющего, его роль в процессе принципиальна. Именно от качества работы арбитражного управляющего зависит, насколько эффективно реализуется процедура банкротства. Именно поэтому мы пересмотрели систему вознаграждения арбитражного управляющего, введя мотивацию на эффективную реализацию процедур банкротства в интересах не отдельных, а всех кредиторов. Его вознаграждение сейчас тесно привязано к тем результатам, которые он достигает в ходе процедур банкротства, будь то восстановительная процедура, реабилитационная процедура или ликвидационная процедура. Среди прочих принципиальных изменений: реализация поручений Президента РФ о введении электронной системы продажи имущества, так называемых электронных торгов, реализация конкурсной массы предприятий банкротов - предусмотрено соответствующее положение. Это формирование единого реестра сведений о банкротстве, который позволит повысить прозрачность процедур, соберет в единое место всю информацию и сделает ее доступной заинтересованным лицам. Это и положение, связанное с участием текущих кредиторов в делах о банкротстве. Это и полномочия органов по контролю (надзору) в делах о банкротстве, связанных с более эффективным, более тщательным контролем над деятельностью саморегулируемых организаций. Повышены полномочия по тому, как орган контроля может контролировать тех арбитражных управляющих, которые работают по делам, начатым еще в 90-е годы, ведущимся даже не по предыдущей версии, а пред-предыдущей версии закона. Даны поручения о том, чтобы эти дела были завершены. Ряд принципиальных изменений связан с участием органа, дающего заключение на отчеты об оценке. Мы реализовали принцип, который был реализован в законодательстве об акционерных обществах с участием саморегулируемых организаций оценщиков в этой сфере. Кроме того, решено много вопросов процессуального характера, которые, в целом, должны позволить реализовывать реабилитационные процедуры банкротства более часто. Мы устранили все те проблемы, которые выявила практика действия закона, принятого в 2002 году, за 6 лет его работы. В целом, это те основные нововведения, которые я хотел бы подчеркнуть.

Ведущая: Насколько, с вашей точки зрения, на данный момент эффективно функционируют саморегулируемые организации арбитражных управляющих? Выявлены ли какие-либо законодательные проблемы в регулировании их деятельности?

Скрипичников Д.В.:
По общему мнению, работа саморегулируемых организаций показывает, что этот институт эффективен, они стали первым примером такой полной передачи функций контроля и надзора за субъектами профессиональной деятельности на такие публичные институты. Мы готовы констатировать, что этот институт более эффективен, чем лицензирование в этой сфере. Есть ряд проблем, связанных с тем, что первый опыт реализации института саморегулирования показал, что требуется плотный контроль за самими саморегулируемыми организациями со стороны регулирующего органа. Бывают определенные проблемы, которые требуют быстрого оперативного решения со стороны регулирующих органов, и поэтому мы в новой версии закона, которая принята, усовершенствовали процедуру исключения СРО из реестра СРО. А в целом, имущественная ответственность, которая введена, и за счет которой реализуют функции СРО, показывает свою эффективность.

Ведущая: Давно не секрет, что механизм банкротства довольно часто используют для осуществления корпоративных захватов. Способно ли наше действующее законодательство, на ваш взгляд, обеспечить сейчас какую-либо действительную защиту в решении этой проблемы?

Скрипичников Д.В.:
В данный момент, как показывает практика, законодательство о банкротстве используется не для рейдерских захватов, а скорее, для заметания следов после рейдерских захватов, потому что с принятием в 2002 году новой редакции закона "О банкротстве", захват компании с помощью банкротства стал неэффективен по сравнению с другими механизмами, которые существуют. Скорее, все действия совершаются до и связаны с выводом имущества, а банкротство воспринимается как та сфера, в которой недобросовестные участники пытаются замести следы, дабы не последовала ни имущественная, ни уголовная ответственность за совершенные деяния. Обычно, мы в банкротстве сталкиваемся уже с последствиями того неэффективного управления, того вывода активов, которое происходило в добанкротных стадиях. Отсюда многие делают вывод, что именно банкротство является той сферой, где происходят эти самые нарушения. Но анализ деталей ситуации показывает, что в банкротстве мы просто выявляем все накопленные проблемы. По аналогии с врачом: когда вы приходите на прием к врачу, и вам говорят, что у вас ряд болезней, причем ряд болезней в запущенной стадии, вам кажется, что это врач виноват в том, что он констатировал наличие этих болезней. Так и в банкротстве: сам по себе институт банкротства уже не является механизмом корпоративных захватов. Если ранее, без проверки судебных требований, кредиторы могли назначить по требованию своего управляющего, который в тот момент не являлся членом СРО и, в принципе, осуществлял функции на основании лицензии, то сейчас такие возможности исключены. И поэтому фактически: да, есть проблемы, есть много проблем, которые возникают на стадиях до банкротства. А в стадии банкротства приходится их тяжело и с трудностями решать. И в этом особая важность института - позволить урегулировать те проблемы, которые накоплены за периоды до подачи заявления.

Ведущая: Насколько часто удается восстановить платежеспособность должника в ходе применения установленных законом процедур (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление)? Или же это заведомо чисто декларативная норма?

Скрипичников Д.В.:
Опять же подчеркну, что норма не декларативная. Вопрос насколько сами лица, которые вовлечены в этот процесс, готовы к восстановлению платежеспособности? Например, зачастую, обращаясь к нормам закона о банкротстве уже на последних стадиях, когда финансовая несостоятельность предприятия проявилась во всех сферах, и когда задолженность превышает какие-либо допустимые рамки, конечно же, восстановительные процедуры не идут. А основной принцип законодательства о банкротстве - это своевременность. Своевременность возбуждения дела позволяет восстановить платежеспособность. В тоже время, когда возбуждение дела оттягивается до последнего момента, когда накопленная задолженность превышает стоимость активов, когда предприятие в принципе уже не может погасить все долги, и даже распродав все имущество, о каком восстановлении платежеспособности, об экономической целесообразности такого процесса даже можно говорить? Конечно, экономически нецелесообразно брать весь тот долг и пытаться его погасить. Экономически целесообразней зафиксировать убыток, а на базе того имущественного комплекса, на базе того бизнеса, который может продолжать работать эффективно, строить новые производства, не обремененные теми долгами, которые накоплены. При несвоевременном возбуждении дела о банкротстве, при несвоевременном обращении к этой процедуре, конечно же, количество реабилитационных процедур незначительно. Но здесь вопрос опять же своевременности. При незначительных долгах, если руководитель предприятия обращается к этой процедуре на ранних стадиях, когда финансовая несостоятельность уже видна, но она еще не приобрела необратимого эффекта, тогда реабилитационная процедура применяется и достаточно эффективна.

Ведущая: Насколько часто руководители организации, ее участники и учредители привлекаются к ответственности за нарушение положений законодательства о банкротстве?

Скрипичников Д.В.:
Здесь мы, прежде всего, должны отметить ту практику, которую наработало Агентство по страхованию вкладов. Именно в сфере банкротства кредитных организаций достигнуты наибольшие результаты в сфере привлечения к ответственности, имущественной ответственности, уголовной ответственности руководства предприятий, в частности, кредитных организаций. Есть целый блок поправок, связанных с ответственностью руководителей и менеджмента предприятий за доведение до банкротства, непринятие своевременных мер по предупреждению банкротства, нереализации норм законодательства, в том числе, законодательства о банкротстве кредитных организаций. Этот блок поправок будет принят в ближайшее время. Он включен в план мер по оздоровлению ситуации в отдельных секторах экономики, утвержденном Председателем Правительства в прошлом году.
В этом законопроекте закрепляется та позитивная практика, которая уже наработана. Плюс устраняются те проблемы и те правовые пробелы, которые не позволяли эффективно реализовывать процедуры по привлечению к ответственности для обычных предприятий. Усиливаются возможности по оспариванию сделок, связанных с выводом активов, что позволит возвращать имущество обратно в ходе процедур банкротства и тем самым, повышается возможность для использования реабилитационного потенциала процедур банкротства. Что касается обычных предприятий, то, конечно, здесь есть проблемы с доказыванием, поскольку это очень сложный уголовный состав, требуется экспертная оценка многих факторов, связанных с преднамеренным характером действий руководства. Мы не так давно утвердили методические рекомендации, связанные с экспертизой преступлений в сфере банкротства - это общие методические рекомендации по выявлению признаков фиктивного и преднамеренного банкротства организаций, выявлению преднамеренного банкротства и уголовных деяний, связанных с неправомерными действиями при банкротстве. Мы надеемся, что эти методические рекомендации, носящие рекомендательный характер, позволят повысить эффективность действия органов внутренних дел, а также всех заинтересованных лиц по привлечению к ответственности руководства предприятий, доводящих преднамеренно предприятие до банкротства.

Ведущая: Скажите, пожалуйста, где с этими методическими рекомендациями можно ознакомиться?

Скрипичников Д.В.:
Они сейчас находятся на экспертизе в Минюсте, но, по идее, так как это методические рекомендации, Минюст России должен признать этот акт не нуждающимся в регистрации, после чего он будет размещен для ознакомления, в том числе и в системе ГАРАНТ.

Ведущая: Дмитрий Валерьевич, скажите, пожалуйста, насколько вообще современное законодательство о банкротстве опирается на зарубежные достижения в этой области? И что хотелось бы перенять, но пока в настоящее время по тем или иным причинам не представляется возможным?

Скрипичников Д.В.:
Все свои нововведения мы реализуем после изучения передового опыта, мы активно взаимодействуем с зарубежными регуляторами в сфере банкротства, мы являемся членами Международной ассоциации регуляторов в сфере банкротства. В прошлом году в Санкт-Петербурге проводили встречу, прием всех членов этой организации, где рассматривали в том числе и зарубежный опыт по ряду направлений, в том числе, связанный с залоговым законодательством. Мы смотрим на этот опыт, с учетом этого опыта подготовили изменения, связанные с оспариванием сделок. Нам бы хотелось, чтобы следующим этапом нашей законодательной деятельности в этом направлении было расширение возможностей для использования реабилитационных процедур. Мы сейчас работаем над тем, чтобы системно пересмотреть подход к финансовому оздоровлению, возможно, перевести его на более ранние сроки, расширить возможность должников в современных условиях в рамках дела о банкротстве быстрее и эффективнее защищаться от кредиторов и реструктурировать бизнес. Это видится основной задачей на современном этапе. А также реализовать такую процедуру, которая по аналогии с американским параграфом о реорганизации, позволит руководству предприятий, используя эту процедуру, своевременно диагностируя финансовую несостоятельность предприятия, прибегнуть к ней, договориться с кредиторами, и реструктурировать бизнес без ликвидации его.

Ведущая: Мы переходим к блоку вопросов, которые касаются правового регулирования залога. Первый вопрос из этого блока задает Андрей Свиридякин из Московской области. Какие принципиально новые положения в залоговом законодательстве вы могли бы отметить? Каков ваш прогноз относительно их дальнейшего влияния на общественные отношения в этой сфере?

Скрипичников Д.В.:
Существенные изменения: реализация принципов внесудебного обращения взыскания на предмет залога. Это принципиальная возможность. Если ранее она существовала только на момент просрочки обязательства, когда должник не был заинтересован в заключении такого соглашения, то сейчас мы ввели этот механизм и позволили заключать такие соглашения на любой стадии, особенно на предварительной, до просрочки исполнения обязательства должником. Поэтому повышается оперативность для кредиторов по взысканию имущества. Кроме того, мы детализировали процедуры реализации имущества залоговыми кредиторами, расширив их возможность по оперативности обращения взыскания. Потому что во всем мире залог является все-таки способом обеспечения исполнения обязательств. Если должник не исполняет их, то должна быть предоставлена возможность оперативно обратить взыскание на залог. Если такой возможности нет, то залоговые кредиторы не могут снизить стоимость кредитования, которое сопутствует кредитованию под залог, и оно всегда дешевле, чем необеспеченный кредит. В условиях, когда залог формален, такой кредит тоже дорог. Кроме того, мы детализировали процедуру реализации залогов в ходе банкротства. Ввели безусловную возможность, право для кредитора получить удовлетворение за счет заложенного имущества. Введена пропорциональная сумма, которая направляется на погашение требований залогового кредитора. Часть имущества направляется после реализации на погашение требований кредитора в первой и второй очереди и текущих расходов. Возможно, создание специального фонда гарантирования прав работников позволит повысить процент, направляемый на удовлетворение требований залогового кредитора. Такие фонды существуют в разных странах, и именно они обеспечивают приоритетное погашение требований работников по аналогии с системой страхования вкладов. В современных условиях мы не могли полностью исключить работников, потому что это социальная составляющая процедур банкротства. Все нововведения не касаются физических лиц и залога жилого имущества. В Гражданском кодексе РФ написано, что возможность внесудебного обращения взыскания на имущество не распространяется на жилье. Пока что в современных условиях это преждевременно.

Ведущая: Спасибо. А как вы считаете, с принятием данных нововведений и поправок не произошел ли перекос в сторону защиты интересов залогодержателей в ущерб интересам залогодателя? И какими правовыми институтами защищаются интересы залогодателя на данный момент?

Скрипичников Д.В.:
Интерес залогодателя защищался всегда. Суд и впредь будет обеспечивать защиту прав залогодателя. Ранее залог носил номинальный характер, процедура обращения взыскания на него была достаточно трудоемкая с неопределенным результатом. В таких условиях залоговые кредиторы могли позволить себе высоко оценивать залог и требовать более больших дисконтов. От 50% до 100% имущества залога требовалось больше, чем стоимость кредита, которую вы получали, именно потому, что были высокие риски для кредиторов. Необходимость обязательной судебной процедуры обращения взыскания на залог также несла риски. Мы все знаем, учитывая зарубежный опыт, взыскание обращается на движимое имущество в 1-2 дня без всякого судебного процесса, залог просто переходит. Мы пошли по этому пути. Залоговые должники сейчас защищены, во-первых, регулированием, которое прописано в законе, участием оценщика в процедуре оценки имущества, которое реализуется залоговым кредитором, возможностью оспорить действие залогового кредитора, в случае, если он неправомерно обращает взыскание на залог. Условием для такого обращения является просрочка должником своего обязательства. Если просрочка существует, а это обязательство обеспечено залогом, то, конечно же, залог должен переходить и реализовываться. Суд может приостановить процедуру взыскания, но мы просто немножко подвинули баланс в сторону кредиторов, права которых, по сути, не были гарантированы законом по обращению взыскания на имущество.

Ведущая: Скажите, пожалуйста, каковы ваши ожидания относительно практики применения новых положений об обращении взыскания на заложенное имущество, если в качестве такого имущества выступает доля в уставном капитале ООО?

Скрипичников Д.В.:
Трудно говорить об ожиданиях относительно практики, потому что в настоящее время новые нормы и положения оцениваются юристами, практическими работниками в сфере залогового кредитования. При этом возникают различные вопросы. Мы надеемся, что практика будет положительная, для должников расширятся возможности по кредитованию под залог, в том числе, долей. А для кредиторов доли участия станут тем инструментом, который позволит им кредитовать, в том числе, банкам. Здесь надо иметь в виду, что закон принимался для того, чтобы стимулировать кредитование реальных секторов экономики, и ориентирован в том числе, на банки, которые должны иметь необходимую ликвидную залоговую массу, которая бы соответствовала требованиям Банка России, как обеспечение, и могли бы за счет этого кредитовать предприятия реального сектора. Надеемся, что и залог долей ООО, и залог прочего имущества будет эффективен и позволит предоставить много кредитов.

Ведущая: Как скажется усовершенствование залогового законодательства, в частности, введение внесудебного порядка взыскания за счет залога, в конечном счете, на банковской процентной ставке?

Скрипичников Д.В.:
Мы это обсуждали до принятия закона. По оценкам банковского сообщества при наличии пассивной части у банков, при наличии источников выдачи кредитов, в отсутствии таковых и в сравнении ситуации с отсутствием таких положений и их наличием, банки оценивали потенциальную стоимость, снижение стоимости кредита в 1-1,5%. Поэтому, понятно, что на стоимость кредита оказывают влияние многие факторы. В современных условиях это: наличие ликвидности у банка, наличие долгосрочных пассивов. Стоимость кредита банковским сообществом оценивалась на полтора процента ниже при условии наличия таких норм.

Ведущая: В каких случаях теперь реализация заложенного имущества будет проводиться на закрытом аукционе?

Раицкая Е.В.:
Здесь достаточно посмотреть общие нормы гражданского законодательства, в соответствии с которыми закрытый аукцион проводится в случае, когда ограничивается состав участников на торгах. Например, это случаи реализации имущества, ограниченного в обороте. То есть когда имущество можно передать только лицам, которые имеют лицензию, либо право на то, чтобы иметь в собственности соответствующее имущество. В данном случае будет проведен закрытый аукцион.

Ведущая: Перейдем к следующему блоку вопросов, которые касаются проблем законодательного регулирования деятельности юридических лиц. Вопрос задает Андрей Хаустов из Санкт-Петербурга. Скажите, пожалуйста, существует ли необходимость реформирования законодательства о государственной регистрации юридических лиц в сторону его ужесточения на данный момент?

Скрипичников Д.В.:
Вопрос состоит из двух частей. Начну с первой: необходимо совершенствовать законодательство о государственной регистрации. Но вот в какую сторону - это уже другой вопрос. Мы всегда придерживались позиции, неоднократно о ней говорили, что барьеры в предпринимательской деятельности, особенно в регистрации, не должны препятствовать экономическому развитию. И оценивая международный опыт в данной сфере, мы пришли к выводу, что в нашей стране барьеры "на входе" не должны быть препятствием для реализации и осуществления предпринимательской деятельности. Законодательство о банкротстве является тем самым инструментом, который позволяет привлечь к ответственности недобросовестных участников оборота. Добросовестные участники не должны сталкиваться с этими проблемами. Сейчас в Государственную Думу Виктором Семеновичем Плескачевским внесен законопроект, который также предусматривает совершенствование законодательства о госрегистрации юридических лиц и направлен на упрощение процедуры регистрации, на повышение возможностей устранения тех проблем и технических ошибок, которые выявляются в ходе процедур регистрации. В комплексе идут поправки в законодательство о ликвидации, поскольку это два неотъемлемых элемента предпринимательской деятельности. Сохраняется изначально декларированный заявительный порядок, который составляет 5 дней. Процедура должна быть простая, понятная, открытая. Это и обеспечивают те поправки, которые в настоящее время вносятся. В тоже время при ликвидации все должно проверяться и именно ликвидация должна являться тем институциональным элементом, который позволяет препятствовать всевозможным недобросовестным действиям.

Ведущая: Неоднократно слышал мнение, что действующее законодательство фактически препятствует реорганизации, делая проведение реорганизационных процедур экономически нецелесообразными. Пробелы и противоречия законодательства приводят к невозможности осуществления абсолютно законной реорганизации, сбалансировано учитывающей интересы реорганизуемой коммерческой организации, ее участников и кредиторов, и создают возможности для оспаривания реорганизации, тем самым, дестабилизируя хозяйственный оборот в целом. Согласны ли вы с подобным мнением? Как согласно новым нормам может быть решена данная проблема?

Скрипичников Д.В.:
Да, несовершенство нашего законодательства о реорганизации являлось предметом работы Министерства. Мы подготовили ряд концепций, у нас также была системная концепция законопроекта о реорганизации юридических лиц. С учетом решения Правительства РФ по этому вопросу подготовлен проект закона, который был принят в конце прошлого года и затронул кредитные организации и открытые акционерные общества. В настоящее время существует ряд проблем, которые препятствуют и повышают риски реорганизации. Данные вопросы затрагивали все общества и потом решались при отдельных реорганизациях. Это безусловное право кредиторов требовать досрочного погашения обязательств перед кредитором реорганизуемым лицом. Эта проблема решена для кредитных организаций, для открытых акционерных обществ именно на основе зарубежного подхода, который используется во всех развитых странах. Такое требование сейчас кредитор сможет предъявить в судебном порядке. Конечно, юридическое лицо тоже может добровольно исполнить, это право у него всегда есть, но если оно не готово исполнить при реорганизации, то тогда только в судебном порядке. И при этом суд отказывает в удовлетворении такого требования, если реорганизуемое юридическое лицо докажет, что права и положение кредитора не ухудшаются, ему предоставлено достаточное обеспечение. Вопрос по процедуре остается открытым для общества с ограниченной ответственностью, но мы надеемся, что посмотрев на практику при реализации такого нововведения по ОАО и кредитным организациям, и может быть, эти нормы впоследствии будут распространены и на все прочие юридические лица. Это связано сейчас с тем, что мы не хотим сейчас резко поменять правовое поле. В современных условиях это несет значительные риски. Кроме того, мы поменяли процедуру уведомления кредиторов, которая несла существенные издержки для всех лиц, как для кредитных организаций, так и для обществ с большим количеством кредиторов, необходимость письменного уведомления каждого кредитора превращалась в большие затраты. Некоторые банки оценивали эти затраты в 2-3 миллиона долларов только на уведомление кредиторов, что тоже повышало издержки реорганизации. Это те изменения, которые мы внесли. Существуют процедурные вопросы, которые к настоящему моменту, к сожалению, не решены. Это возможность смешанных реорганизаций, и то, что сейчас требуется для того, чтобы выделить и преобразоваться в ООО из ОАО, сложные процедуры структурируются в современном российском праве.

Ведущая: Согласно новым положениям законодательства по договору о создании ООО, нужно будет заверять у нотариуса, который будет на законных основаниях требовать и проверять документы по владению долями. Регистрация, минуя нотариуса, не пройдет. Полагаете ли вы, что данное нововведение позволит решить проблему создания столь многочисленного количества номинальных фирм в нашей стране?

Скрипичников Д.В.:
Мы с помощью данного закона не боролись с номинальными фирмами. И, прежде всего, мы вводили нотариуса для удостоверения перехода прав долей.

Цыганков С.Н.:
Федеральным законом N 312-ФЗ не предусмотрено нотариальное удостоверение учредительного договора, а предусмотрено только нотариальное удостоверение сделок по переходу долей. Наверное, автор имел в виду законопроект, который сейчас внесен в ГД. Этот механизм обсуждался, но не был принят в качестве базового. Пока что вопрос о нотариальном удостоверении учредительного договора, решения о создании обсуждаются.

Ведущая: Вопрос задает Виталий Борисенко. Он просит пояснить ряд положений статьи 60 Гражданского кодекса РФ "Гарантии прав кредиторов, реорганизуемые у юридического лица"? И первый вопрос пункт 3 статьи 60 Гражданского кодекса РФ при реорганизации ОАО, кредиторы, спрашивает он, получается должны предъявлять требования только в судебном порядке, так ли это или нет, просит озвучить вашу точку зрения. И следующий вопрос. Заявлять требования согласно пункту 3 ст.60 ГК РФ можно только согласно норме закона в случае, если реорганизуемая юридическим лицом, его участниками и третьими лицами не предоставлено достаточное обеспечение исполнения соответствующих обязательств или имеется в виду, что если не предоставлено обеспечение - то можно требовать не досрочное исполнение, а "прекращения обязательства и возмещения убытков"?

Скрипичников Д.В.:
В принципе я ответил в предыдущих вопросах на этот, но я еще раз повторюсь, что у нас введена презумпция того, что принудительное исполнение только в судебном порядке. Если раньше кредиторы могли, требовать и юридическое лицо не могло отказать. Сейчас эти требования заявляются только в судебном порядке. И при этом суд отказывает в тех случаях, которые перечислены в статье, а именно о предоставлении недостаточного обеспечения. Только, если должник докажет, то суд откажет в удовлетворении требований о досрочном исполнении обязательства перед кредиторами.

Ведущая: Спасибо.

Ведущая: Следующий вопрос поступил от Елены из Московской области. Здравствуйте, Дмитрий Валерьевич! Я собираюсь поступить на госслужбу, но у меня возникла очень неприятная ситуация. Около 8 лет назад была организована фирма, где я была соучредителем и гендиректором. Через несколько месяцев я решила выйти из состава учредителей ООО и снять с себя полномочия ген. директора. Я написала письменное заявление и отдала вместе с документами на фирму своим соучредителям. Фирма на тот момент не вела никакой хоздеятельности, баланс был нулевой. Сейчас же выясняется, что они до сих пор не произвели никаких действий по изменению учредительных документов и не поставили в известность налоговые органы. Т.е. я до сих пор числюсь в учредителях этой фирмы. На данный момент разыскать соучредителей не представляется возможным. Документов на фирму нет. Фирма является брошенной, т.е. хоздеятельность не ведется, отчетность не сдается. Скажите, пожалуйста, как, желательно быстро и безболезненно, разрешить данную проблему? По ФЗ от 30.12.2008 N 312-ФЗ упростилась ли ликвидация юридического лица? Елена, МО.

Скрипичников Д.В.:
Прежде всего, ликвидация юридического лица не упрощалась. А в такой ситуации, которая рассказана, на самом деле следует, скорее всего, писать еще одно письмо на фирму. И здесь надо понимать, что ЕГРЮЛ, сам по себе не является правоустанавливающим реестром. Права и обязанности участника прекращаются в связи с подачей заявления в ООО о выходе. В той ситуации, в которую попало лицо, задающее вопрос, на самом деле лишь подтверждает, что все отношения с учредителями-участниками желательно подтверждать соответствующими письменными свидетельствами. То есть, если направляется какое-то заявление, то лучше всего это делать по почте с уведомлением о вручении, чтобы впоследствии иметь доказательства о том, что такое действие совершалось. Простое письменно заявление переданное - факт этого подтвердить достаточно сложно. Существует упрощенная процедура ликвидации, где нужно обратиться в налоговую службу. Если юридическое лицо является отсутствующим, недействующим, как это сказано, то соответственно есть процедура исключения этого лица из Реестра по упрощенной процедуре без проведения процедуры ликвидации. Здесь надо, лицу обратиться в налоговый орган, который осуществляет функции регистрирующих органов, и проработать этот вопрос.

Ведущая: Следующий вопрос от господина Кравченко. В 2006 году было организовано ООО для осуществления определенных видов деятельности. Все уставные налоговые документы были оформлены в соответствующем виде. В составе общества было 2 участника, по 50% уставного капитала у каждого. Один из них являлся генеральным директором, деятельность ООО не велась, так как не закупили оборудование, то есть деятельности вообще не было. Документы и нулевки соответственно не подавались. Долги у общества на данный момент есть. И сейчас один из участников хочет выйти из состава учредителей, но находится в другом городе не по месту регистрации ООО. Обязательно ли составлять протокол собрания для принятия решения о выходе из состава одного из участников? Или достаточно отправить по почте на имя ген. директора заявление о намерении выйти, а он на его основании подаст соответствующие документы в налоговую для внесения изменений. И как в будущем будет решаться этот вопрос?

Цыганков С. Н.:
В соответствии с действующей статьей 26 ФЗ "Об ООО" для того, чтобы выйти из общества достаточно подать заявление в общество с ограниченной ответственностью. Участник будет признаваться вышедшим из общества с момента того, как это заявление было подано. Дальше общество самостоятельно уже проводит организационные мероприятия, связанные с внесение изменений в учредительные документы, и направление в регистрирующий орган заявления о внесении изменений. После 1 июля 2009 г. можно выйти из общества, только если такое право предусмотрено уставом. При этом установить такое право, внести изменение в устав с 1 июля 2009 г. по 1 января 2010 г. можно будет, внеся изменение, принятое тремя четвертями голосов, а после 1 января 2010 г., принятое единогласно. Но вступающий с 1 июля 2009 г. закон, предусматривающий изменения законодательства об ООО, устанавливает еще три возможности для выхода участника из ООО. Первое, в случае, если принимается решение об одобрении крупной сделки и участник не согласен с этим решением. Второе, если принимается решение об увеличении уставного капитала, в соответствии с пунктом 1 статьей 19, и участник не согласен с принятием такого решения. И третья ситуация, если уставом общества запрещено отчуждение доли третьим лицам, а участники общества отказываются приобрести долю участника, такой участник вправе потребовать приобретения его доли обществом.

Ведущая: А если учредитель ОАО выступал в единственном лице?

Цыганков С. Н.:
Если учредитель выступал в единственном лице, то законом, вступившим в силу, предусматривается, что последний из участников не может выйти, даже если уставом предусмотрено такое право. Он обязан ликвидировать ООО, и в принципе это действующая судебная практика. Сейчас тоже сложно выйти последнему участнику, написав простое заявление, в соответствии с пунктом 2 статьи 6. Такая сделка будет скорее всего признана недействительной.

Ведущая: Спасибо.

Ведущая: Следующий вопрос, он без подписи. Я - генеральный директор ООО и одновременно учредитель ООО. В связи с ухудшением отношений с двумя другими учредителями, я хотел бы снять с себя полномочия ген. директора и выйти из состава учредителей. Очень беспокоит возможность того, что два других учредителя на меня что-то "навесят", так как фактически деятельность ООО прекращена и я в ней никак не участвую, честно говоря, общаться с другими учредителями вообще не хочется, так как мне намекнули, что разговоры записываются, а личная встреча (как я убедился уже) чревата угрозой физического насилия. Как уважаемому пользователю выйти из этой ситуации? И вообще как выйти из состава учредителей, снять с себя полномочия, обязанности генерального директора вот именно в такой ситуации?

Скрипичников Д.В.:
В принципе порядок такой же, о котором я говорил. Нужно направить письменное заявление по почте, либо через нотариуса передать, чтобы был факт, удостоверяющий волеизъявление участника на его выход из общества по действующим нормам, которые действуют до 1 июля - это право участника, в любой момент выйти из общества. Поэтому, направив такое обращение, будет считаться вышедшим из общества. Если ООО не реализует те процедуры, это будет вина общества. Что касается ФЗ N 312 и последующим, мы реализовывали принципы последовательно, в современных ситуациях мы сталкивались с массой фактов, когда выходили последние участники из общества, и общество с ограниченной ответственностью не являлось формой, которая позволяла предпринимателям эффективно взаимодействовать друг с другом и структурировать проекты. И это безусловное право выхода в любой момент, оно изначально несло в себе риск, того, что твой партнер в любой момент может потребовать выплаты ему действительной стоимости доли. И тем самым прекратить весь тот бизнес, который шел, потому что вывод такой стоимости, если там 50 на 50, потребует ликвидации бизнеса, оставив все убытки на остающемся участнике. Поэтому, мы это право заменили на положение о том, что такое право участники могут только сами предусмотреть, заранее договорившись. А в общем случае, мы ограничили это право, и считаем, что после этого ООО должно стать той формой, которая позволит малому и среднему бизнесу эффективно структурировать проекты в части привлечения новых участников, договариваясь о порядке осуществления управления ООО.