Новости и аналитика Интервью Итоги работы Росфиннадзора за 2005 год. Направления деятельности службы на 2006 - 2008 год

Итоги работы Росфиннадзора за 2005 год. Направления деятельности службы на 2006 - 2008 год


Интернет-конференция
Руководителя Федеральной службы
финансово-бюджетного надзора
Сергея Юрьевича Павленко

31 января 2006 г. в 16:00 мск в компании "Гарант" состоялась интернет-конференция Руководителя Федеральной службы финансово-бюджетного надзора Сергея Юрьевича Павленко.

Тема конференции: "Итоги работы Федеральной службы финансово-бюджетного надзора за 2005 год. Направления деятельности службы на 2006 - 2008 годы".

Интернет-конференция проведена компанией "Гарант". Компания "Гарант" зарегистрирована в качестве Информационного агентства (свидетельство: ИА N 77-14642). При распространении сообщений и материалов Информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на Информационное агентство обязательна (ст. 23 Закона "О СМИ").

В подготовке стенограммы принял участие журнал "Законодательство".

В конференции приняли участие директор компании "Гарант" Першеев Дмитрий Викторович, заместитель директора по внешним связям компании "Гарант" Комарова Татьяна Юрьевна.

Ведущий интернет-конференции - Шаманов Евгений Вячеславович (директор по внешним связям компании "Гарант").

Ведущий:

Добрый вечер, уважаемые дамы и господа, уважаемая интернет-аудитория. Начинаем интернет-конференцию с Руководителем Федеральной службы финансово-бюджетного надзора Сергеем Юрьевичем Павленко. Здравствуйте, Сергей Юрьевич

Образованная в 2004 году Федеральная служба финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзор) осуществляет следующие основные функции:

1) проведение ревизий и проверок правомерности и эффективности использования средств федерального бюджета, средств государственных внебюджетных фондов и материальных ценностей, находящихся в федеральной собственности, на территории Российской Федерации и за рубежом, а также осуществление таких ревизий и проверок по мотивированному обращению руководителей правоохранительных органов федерального уровня и руководителей правоохранительных органов субъектов Российской Федерации;

2) проведение мероприятий по предупреждению, выявлению и пресечению нарушений законодательства Российской Федерации в финансово-бюджетной сфере;

3) осуществление надзора за исполнением законодательства Российской Федерации о финансово-бюджетном контроле и надзоре органами финансового контроля федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

4) осуществление в пределах своей компетенции контроля за соответствием проводимых в Российской Федерации резидентами и нерезидентами (кроме кредитных организаций и валютных бирж) валютных операций законодательству Российской Федерации, условиям лицензий и разрешений, а также за соблюдением ими требований актов органов валютного регулирования и валютного контроля.

В ходе интернет-конференции планируется осветить вопросы, касающиеся деятельности Росфиннадзора, а также изменения законодательства о валютном регулировании и изменения законодательства о госзакупках, роль Росфиннадзора в контроле за госзакупками.

На актуальные вопросы интернет-аудитории ответит наш гость - Руководитель Росфиннадзора Сергей Юрьевич Павленко.

Ведущий: Первый вопрос поступил из Твери от Александра. Сергей Юрьевич, как Вы оцениваете деятельность Росфиннадзора в 2005 году?

Павленко С.Ю.:

Как всякий руководитель организации, хочу сказать, что нашу работу я оцениваю на хорошем, среднем уровне, хотя говорить о себе всегда несколько сложно. Главное, что деятельность нашей организации высоко оценена нашим непосредственным координатором - Министерством финансов Российской Федерации. Коллегия Минфина России посчитала нашу деятельность в 2005 году успешной, а наши планы на 2006 - 2008 годы правильными, идущими в направлении, задаваемом посланиями Президента России и среднесрочными программами развития страны, трехлетним финансовым планом. Что же касается конкретных показателей, то их тоже нужно оценивать с точки зрения параметров, задаваемых нашим бюджетным докладом. Как известно, сейчас органы государственной власти Российской Федерации (во всяком случае, федеральные органы исполнительной власти) переходят к планированию своей деятельности в рамках бюджета, ориентированного на результат, и пишут бюджетные доклады, в которых устанавливают себе уже количественные планы. Соответственно, оценивать их деятельность можно по выполнению таких вот планов. Мы в своем бюджетном докладе ориентировались на то, что в 2005 году должны проверить не менее 34% средств федерального бюджета. По нашим первым оценкам, мы обеспечили проверку 36% средств федерального бюджета, то есть даже чуть-чуть превзошли плановые пределы. Мы считали, что в 2005 году нарушения разного рода составят не менее 10% от сумм расходов федерального бюджета. Реально мы выявили где-то 16% нарушений, что существенно больше, но тут, конечно, нужно иметь в виду, что в 2005 году система управления, вообще система бюджетных организаций, находилась в процессе трансформации, связанной с административной реформой. Поэтому достаточно много разного рода причин того, что количество выявленных нами нарушений такое высокое, ну и плюс к этому то, что наши сотрудники тщательно искали нарушения и, соответственно, находили. Это плюсы. Минусы заключаются в следующем: мы считали, что из числа выявленных нарушений добьемся устранения более 30%, более трети - уже в 2005 году, но получилось только примерно 20%. Немножко лучше этот показатель по средствам федерального бюджета - это 25%, но, тем не менее, тут нам есть еще над чем работать. Всего же, если говорить в целом, наши сотрудники провели примерно 21 000 проверок в 2005 году, и выявлено нарушений на 150 миллиардов рублей. Такова наша деятельность в прошлом году.

Ведущий: Какие основные задачи определены Вами как Руководителем Росфиннадзора для решения в 2006 году? Спрашивает Кирилл из Рязани.

Павленко С.Ю.:

Еще раз хочу сказать, что как организация, деятельность которой координируется министром финансов Российской Федерации, мы свои стратегические планы сверяем с установками. И коллегия Минфина России согласилась с тем, что основными задачами на 2006 год по улучшению работы Службы являются существенные продвижения в сторону регламентации внутренней деятельности. Это разработка административных регламентов, различного рода документов, регулирующих деятельность наших сотрудников, обеспечение собственной безопасности - то, что называется, с одной стороны 'защита сотрудников от негативного воздействия окружающей среды' и с другой стороны - 'чистка рядов'. Эти две темы взаимосвязаны. Мы считаем, что у нас есть в этом смысле недостатки, как и в любой другой государственной организации. Но для того, чтобы было понятно, что мы имеем моральное право на контроль над другими людьми и на вынесение разного рода санкций, мы считаем, что должны обеспечить чистоту своих рядов, в том числе и от враждебного проникновения.

Ведущий: Смирнов Н.М. из Москвы и Овсянников Алексей Николаевич из Сыктывкара прислали следующие вопросы. Какова численность Ваших сотрудников по стране в целом и какой у них средний уровень доходов? Уважаемый Сергей Юрьевич! Планируете ли Вы осуществлять конкретные мероприятия по остановке текучести высококвалифицированных кадров в территориальных управлениях Службы? Уровень доходов сотрудников остался на уровне ноября 2003 года, и существенных сдвигов в этом плане не предвидится.

Павленко С.Ю.:

Это не совсем так. Начнем с численности. Предельная численность определена Постановлением Правительства РФ: центральный аппарат - 370 человек, территориальные органы - 5729 человек. По целому ряду причин - начиная от чисто организационных и кончая действительно невысокой конкурентоспособностью государственной службы - понятно, что реальная численность несколько меньше. Наша реальная численность на сегодняшний день: центральный аппарат - 213 человек, территориальные органы - 5260 человек. Заработная плата также определяется Правительством РФ и Законом о бюджете. Нужно сказать, что она не остается неизменной. Центральный аппарат у нас обеспечен лучше, а положение в регионах, как обычно, хуже. Там наблюдается и основная текучесть кадров, которая по сравнению с 2003 годом существенно возросла. Номинально, даже если мы пересчитаем просто фонд оплаты труда на предельную численность, получается так: в 2004 году заработная плата была примерно 10 000 рублей в месяц на человека, в 2005-м она осталасьтакой же, в 2006-м она будет составлять 12 300 рублей в месяц на человека. Понятно, что фактически с учетом вакансий в территориальных управлениях она будет повыше - мы считаем, это составит где-то 13 400 рублей на человека. Должен сказать, что эта зарплата, конечно, как любая зарплата в России у государственных служащих, не может быть достаточна, потому что, чтобы государственные служащие были счастливы, они должны получать заработную плату примерно на уровне олигарха Потанина, если меньше, то это уже мало. Тем не менее, я должен вам сказать, что уж прожиточный минимум эта зарплата обеспечивает точно. Тут проблема в другом: у нас зарплата федеральных служащих выровнена по регионам, она примерно одинакова, а вот уровень жизни, стоимость жизни в регионах РФ отличается. И понятно, что зарплата в 13 000 в Тюмени - это просто кошкины слезы', а вот в Центральной России, в Нечерноземье особенно, - это вполне приличные деньги. Мы, конечно, со своей стороны, будем это регулировать каким-то образом, стараться повышать уровни оплаты труда в тех регионах, где это неприлично мало. Но, в общем и целом, текучесть кадров объясняется в любой организации не только уровнем оплаты труда.

Ведущий: Орлова Людмила из Москвы интересуется. Как Вы относитесь к изданию контролирующими органами актов толкований (разъяснений, инструкций и т. п.)? Спасибо.

Павленко С.Ю.:

Двояко отношусь. Абстрактно говоря, конечно, это не есть хорошо. Это создает пространство ненужной самостоятельности, это противоречит смыслу административной реформы, по которой есть специальные уполномоченные на это министерства, задачами которых является разработка правовой базы для действия федеральных служб, надзорных, в первую очередь, и агентств. С другой стороны, должен сказать, что я понимаю своих коллег - руководителей федеральных надзорных и контрольных служб. Административная реформа шла стратегически правильно, но практически она обнажила то, что раньше не всеми осознавалось, - российские министерства не способны в настоящий момент в полной мере удовлетворить потребности общества в четком регулировании для контрольных и надзорных органов. Поэтому проблема того, что нужно что-то как-то делать, но министерства не справляются, она есть. Что делают в этих случаях федеральные надзоры и федеральные контрольные органы? Они пытаются, по крайней мере, обеспечить равномерное толкование существующих нормативных актов в различных регионах Российской Федерации с тем, чтобы не создавать ситуацию, когда один и тот же вопрос по-разному толкуется в Рязани и Вологде. Поэтому они, как в свое время Президент России Б.Н. Ельцин, который издавал указы, поскольку законов не было, вынуждены давать разъяснения для того, чтобы, по крайней мере, единообразно действовали их сотрудники. Таким образом, они уменьшают возможности волюнтаристских трактовок на низовом уровне, на уровне самых-самых рядовых сотрудников, которые непосредственно соприкасаются с гражданами, с потребителями государственных услуг. Эта проблема, к сожалению, до сих пор может частично разрешаться только таким способом. Вполне понятно, что в тех случаях, когда граждане и организации считают, что такая трактовка неправильная, они могут обращаться в судебные органы, в прокуратуру, куда угодно, и оспаривать такого рода трактовки. Эти обращения, конечно, многого не дают, но, по крайней мере, немножко ускоряют процессы разработки нормативной базы министерствами Российской Федерации. Но еще раз подчеркну, ситуация с нормотворчеством оказалась много хуже, чем это ожидалось ранее. Вот и все. Поэтому все эти трактовки самостоятельные - это просто следствие объективно заданной ситуации, когда министерства не могут разработать инструктивные документы.

Ведущий: Алексей из Читы прислал эмоциональный вопрос.
Доколе, спрашивается, мы будем иметь лысое законодательство в области финконтроля? Когда, наконец, примется закон о госфинконтроле? Сколько еще в Бюджетном кодексе в статьях 292 - 306 будет торчать эта издевательская отсылка к КоАП? Почему в отношении руководителей бюджетных учреждений, у которых финорганы производят изъятия бюджетных средств в результате ранее выявленного нецелевого использования на суммы, превышающие 100 тысяч рублей (это ведь более чем реальный ущерб учреждению), не возбуждаются уголовные дела хотя бы по халатности? Кто и что за всем этим стоит?

Павленко С.Ю.:

Правительство приняло решение о том, что закона о финконтроле не надо. Разговоры об этом можно прекращать всерьез и надолго, по крайней мере до следующего правительства. Сменится правительство - пожалуйста, задавайте этот вопрос. Существующая нормативная система обеспечивает возможности для обеспечения госфинконтроля, в первую очередь это Бюджетный кодекс РФ. Того, что там есть вполне достаточно для того, чтобы на каком-то уровне обеспечивать госфинконтроль в секторе федеральных финансов. Что же касается региональных финансов, по-моему, в большинстве регионов уже существуют нормы либо в виде отдельных законов, либо включенные в законы о бюджете в текущий год, направленные на обеспечение контроля за региональными финансами. На уровне муниципалитетов проблема посложнее, но тоже будет решаться. В этом смысле госфинконтроль как бы распределен по разным уровням, равно как и бюджетная система РФ распределена по разным уровням власти - есть федеральный бюджет, есть региональный бюджет, есть бюджет муниципалитета. Проблема заключается в том, что пока отсутствуют единые нормы, регулирующие деятельность контрольных органов разного уровня. Насчет издевательских отсылок КоАП. Федеральная служба финансово-бюджетного надзора является правоприменительной, но не правоустанавливающей организацией. Эти вопросы нужно адресовать Министерству финансов, например, которое является правоустанавливающей структурой. Мы действуем по закону. Каков закон есть, такой мы и воплощаем. Почему не возбуждаются уголовные дела? Возбуждаются уголовные дела, достаточно много уголовных дел возбуждается. Результат 2005 года -117 человек осуждено за финансовое нарушение, выявленное ревизиями и проверками. Всего было возбуждено 154 уголовных дела по нашим представлениям. Это означает, что здесь нет никакого обвинительного уклона и суды рассматривают достаточно тщательно и подробно все эти уголовные дела. Есть оправдательные приговоры в количестве, позволяющем говорить о том, что судебная система здесь не осуществляет каких-то суперрепрессивных акций. Вообще, мы вносили на принятие санкций правоохранительными органами, причем именно в виде уголовного наказания, 1684 материала, именно материала, потому что там где-то один человек, где-то несколько человек. И наши правоохранительные органы нам отказали 584 раза, то есть треть такого рода обращений получила отказы за отсутствием состава преступления в понимании правоохранительных органов. Мы считаем, что состав есть, а прокуратура и органы МВД считают, что состава нет. Поэтому фактически около 10% материалов передаются в судебную систему. Это неплохой процент, между прочим, несмотря на то, что он смотрится чрезвычайно низким. Раньше было существенно ниже.

Если по каждому нашему обращению возбуждать уголовное дело, у нас через три года не останется ни одного чиновника, все будут сидеть на нарах, и не понятно, что с этим делать. По одной простой причине: наша финансовая система достаточно сложная и нам сейчас довольно трудно разобрать, где злой умысел, а где ошибка, недомыслие, халатность, низкий уровень квалификации. Вы еще увидите, какие последствия даст внедрение новой системы бухгалтерского учета в бюджетных организациях, которое сейчас начинается, - чрезвычайно усложненная, феноменально усложненная, где бухгалтерские ошибки будут просто системой, и какие последствия даст переход к новому закону о госзакупках. Тоже чрезвычайно усложненная процедура, которую крайне трудно не нарушить. Мы живем пока что в переходной системе, поэтому есть ошибки, есть преступления. Различение двух этих вещей есть задача правоохранительных органов - МВД, прокуратуры. Они считают, что 10% от того, что мы отмечаем, это именно преступления, а 90% - это ошибки. Мы не возражаем, поскольку в этом не разбираемся. Они специалисты.

Ведущий: Следующий вопрос задает Николаев Андрей из Каменск-Уральска. Уважаемый Сергей Юрьевич! Деятельность контрольных органов в зарубежных странах широко и своевременно освещается в прессе и на телевидении. Планируется ли прорыв Вашей службы в данном направлении? И вопрос от Тихоновой Юлии из Санкт-Петербурга. Когда интернет-сайт Росфиннадзора будет наполнен всей необходимой информацией? В настоящее время там содержится очень мало сведений о деятельности службы.

Павленко С.Ю.:

Есть либеральное Постановление Правительства РФ N 98. И я сам очень поддерживаю изложенную в нем позицию. Проблема заключается в том, что в ряде случаев требования максимального раскрытия информации вступают в противоречие с требованиями обеспечения конфиденциальности информации, которой располагает ведомство. Это, например, случай с Федеральной службой охраны и всем, что связано у нас с правоохранительной деятельностью и национальной обороной. Кроме того, следует учитывать интересы граждан. Для нас дискуссионным является вопрос, наши юристы до сих пор не пришли пока что к однозначному выводу, можем ли мы, например, размещать на интернет-сайте фамилии руководителей бюджетных организаций, допускающих серьезные нарушения финансовой дисциплины. Не будет ли это основанием для подачи, например, исков о защите чести и деловой репутации с требованиями компенсировать материальный ущерб и т. п. Это очень сложный вопрос, требующий аккуратной трактовки специалистами. Тем не менее, уже в ближайшее время мы запускаем новый интернет-сайт, который будет полностью соответствовать требованиям Постановления Правительства РФ N 98. Что касается средств массовой информации иного рода, то мы считаем, что задача информирования граждан будет решена через интернет-сайт. Мы считаем, что задача пропаганды нашей деятельности перед нами не стоит. В нашей стране достаточно одной организации - Счетной Палаты - для максимально развернутого, агрессивного пиара деятельности контрольных финансовых органов. Я думаю, что если мы будем пропагандировать свою деятельность хотя бы на 10%, как это делает Счетная палата, то у граждан Российской Федерации может сложиться представление о государстве как покрытом полностью заботами финансового контроля. Мы - тихие и строгие. Это наш лозунг. Мы будем исчерпывающе информировать граждан о нашей деятельности в рамках, определенных нам Правительством Российской Федерации.

Ведущий: Сергей Юрьевич, от интернет-аудитории поступил ряд вопросов по законодательству о госзакупках и роли Росфиннадзора в контроле за госзакупками. Какие первоочередные действия планирует предпринять Правительство России по ужесточению контроля за госзакупками? Планируется ли ужесточить ответственность госслужащих, деятельность которых связана с распределением товаров и услуг для государственных нужд? Какие меры будет применять Росфиннадзор к госзаказчику при выявлении нарушений в проведении госзакупок? Сергей Юрьевич, в настоящее время ни один федеральный орган не осуществляет контроль за госзакупками в полном объеме. Планируется ли создать специальный уполномоченный орган, который осуществлял бы эти функции? Вопросы от Александра Витальевича из Москвы, Ольги - из Долгопрудного, Людмилы - из Химок и Виталия - из Смоленска. Если можно, Сергей Юрьевич, дайте Ваш комментарий по новому закону. Какие последствия ожидаются в связи с его принятием?

Павленко С.Ю.:

Комментарии по новому закону развернуто в течение последнего полугода давало Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации - разработчик этого закона. Я дам ответы на задаваемые пользователями нтернета вопросы и начну с конца, если можно. Правительство России приняло решение определить уполномоченный орган до 30 декабря 2005 года с тем, чтобы обеспечить выполнение закона, введение его в действие с 1 января 2006 года. Было распоряжение Председателя Правительства РФ о том, что это определение уполномоченного органа должно произойти до 30 декабря. До сих пор оно не произошло. Наша позиция, согласованная с Министерством финансов, с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации и с Федеральной антимонопольной службой, заключается в том, что таким уполномоченным органом должна быть Федеральная антимонопольная служба. По тексту этого закона, там, где написано уполномоченный орган, читай Федеральная антимонопольная служба. Поясню почему. Потому что по тексту этого закона уполномоченный орган наблюдает за правильностью процедуры объявления о государственном заказе, проведением конкурса, информированием возможных участников, вынесением решения, подписанием контракта. Это, по сути дела, процедурный контроль, где денег нет, они носят абсолютно виртуальный характер. Дело в том, что основной проблемой на этом этапе является формирование таких искусственных барьеров для участия в конкурсах на получение государственного заказа других не братских, не родных, не согласованных фирм. И, собственно говоря, в этом вся проблема государственных закупок, что нет уверенности в том, что цены, по которым они производят, отражают действительно рыночную конъюнктуру. Задача обеспечения антимонопольной политики, проведения антимонопольной политики - это функция Федеральной антимонопольной службы. Кроме того, там есть подпроблема. Это то, что малый и средний бизнес в ряде случаев оказывается отсечен от участия в тендерах на госзакупки. Поддержка малого бизнеса - тоже функция Федеральной антимонопольной службы. Причем это прописано в законах, а не просто в положениях.сли бы Росфиннадзор стал уполномоченным органом, то закон о госзакупках пришел бы в противоречие с законами об антимонопольной деятельности и поддержки малого бизнеса. Поэтому ведомствами была согласована позиция, что на этапе до заключения государственного контракта - это Федеральная антимонопольная служба, а контроль за целевым расходованием средств по заключенному государственному контракту осуществляет Росфиннадзор. А уполномоченная служба по ведению реестра государственных контрактов -это Федеральное казначейство, которое обеспечивает прохождение денег под контракт, они как бы выдают кэш при представлении контракта. Мы считаем, что при минимальных усилиях эта система трех ведомств обеспечивает достаточно полный контроль за госзакупками притом, что все эти три ведомства еще заодно будут контролировать друг друга, что, как жизнь показывает, тоже очень полезное дело.

Теперь про ответственность госслужащих. Я могу сказать так. Есть такая китайская пословица, что до тех пор, пока в Китае не было замков, не было и воров. До тех пор пока в Российской Федерации не существовало тщательно проработанного закона О государственных контрактах, до тех пор, в общем-то, говорить об ответственности довольно сложно. Я думаю, что существование нового закона позволит достаточно четко отделить преступные действия, направленные на извлечение личной выгоды, от ошибочных действий. Но это уже задача правоохранительных органов. Что же касается наказания, то проблема общества, и применительно к госслужащим, состоит именно в невозможности до сих пор обеспечить неотвратимость наказания, а не в тяжести различного рода статей. А что касается ужесточения контроля за госзакупками, то понятно, что есть новый закон и на первом этапе его реализация будет нелегкой. Но потом, когда органы государственной власти, осуществляющие госзакупки, к нему немножко привыкнут, адаптируются, то станет уже понятно, что это лучше, чем было раньше.

Ведущий: Следующий вопрос задает Иван из Москвы. Сергей Юрьевич! Многие организации прямо через Интернет предлагают услуги по обналичиванию денежных средств, в том числе и валюты, переводы за рубеж и др. Данные структуры не являются банками, а действуют по каким-то серым схемам. Выйти на эти организации может каждый, набрав в Яндексе 'Обналичивание денежных средств'. Делается ли Вашей службой что-нибудь для борьбы с такими фирмами, ведь их деятельность продолжается из года в год?

Павленко С.Ю.:

В Российской Федерации уже достаточно долгое время существует другой надзорный орган, который занимается этими вопросами. Это Росфинмониторинг - финансовая разведка, которую возглавляет Виктор Алексеевич Зубков. Эти вопросы к нему, потому что 'обналичка' - это всегда или в целом ряде случаев 'отмывание'. 'Отмыванием' занимается Росфинмониторинг. Мы не имеем своей целью борьбу с обналичиванием денежных средств, хотя, должен заметить, российская экономика во многом построена на обороте наличных денежных средств. Поэтому борьба с 'наличкой' - это ужесточение условий деятельности некоторых субъектов экономики. Мы это целью не имеем, но иногда соприкасаемся в той части, когда 'обналичка' сопряжена еще и с совершением валютных операций - если, предположим, фиктивный валютный контракт потом обналичивается рублями. Некоторые наши территориальные управления в рамках надзора за соблюдением валютного законодательства проводили совместно с правоохранительными органами специальные операции по пресечению этой деятельности с точки зрения несоблюдения законодательства о валютном контроле. Но поскольку это все-таки функция Росфинмониторинга, то и вопросы эти должны разрешать они.

Ведущий: Какие, на Ваш взгляд, изменения необходимо внести в законодательство о валютном регулировании и валютном контроле для повышения уровня соблюдения законности в данной сфере? Вопрос от Артема Игоревича из Санкт-Петербурга. И еще один вопрос - от Ситникова Константина из Воронежа. Хотел бы поинтересоваться об итогах работы федеральной службы за 2005 год в области валютного контроля. Каких успехов федеральная служба достигла в борьбе с незаконным оттоком капитала из страны? Интересно также узнать, каковы основные векторы развития и деятельности службы на 2006 - 2008 годы в условиях предполагаемой либерализации валютного законодательства с 1 января 2007 года (имеется в виду отмена ряда ограничений по закону N 173-ФЗ)?

Павленко С.Ю.:

Хорошо. Значит, еще раз повторю, задавать нам вопросы о том, какие изменения необходимо внести в законодательство, довольно странно, потому что эти вопросы нужно адресовать тому, кто является творцом этого законодательства, - Министерству финансов РФ, которое и должно менять, вносить предложения о изменении законодательства. Мы не обладаем такими полномочиями. Но могу заметить, что до сих пор полностью не обеспечено выполнение 173- закона 'О валютном регулировании и валютном контроле', принятом в 2003 году. Этим законом определен длинный перечень подзаконных актов, которые до сих пор Правительством РФ не приняты и Минфином не разработаны. Поэтому первое, что нужно делать, это, по крайней мере, полностью обеспечить подзаконными актами выполнение 173 закона. Сведения о результатах деятельности размещены на официальном сайте Федеральной службы финансово-бюджетного надзора. Можно зайти и посмотреть, это там есть. Также там про успехи показано, что в девяти случаях из десяти по результатам проверочных мероприятий принимаются постановления о назначении административного взыскания. Что же касается самых общих направлений, то они задаются и концепцией в свое время принятой правительством, и законом. Это либерализация, в том числе это сокращение, как сказать, уменьшение действия таких рычагов воздействия, как резервирование, использование специальных щитов. Фактически это сближение с международными требованиями о свободном перемещении капитала. Но, тем не менее, после 1 января 2007 года будут применяться такие нормы, как запрет валютных операций между резидентами, за исключением группы операций, указанных в 9 статье закона. Это означает, что граждане РФ по-прежнему не могут друг другу платить, скажем, при покупке квартиры наличными долларами - сразу же нарушаются два закона. Сохраняется требование об использовании щитов, открытых на территории РФ при проведении валютных операций между нерезидентами на территории РФ. Это означает, что нерезиденты на территории РФ должны рассчитываться между собой все равно через счета российские. Сохраняется требование проведения операций по купле-продаже иностранной валюты через уполномоченные банки, сохраняется требование об уведомлении налоговых органов об открытии и закрытии счетов вкладов в банк за пределами территории РФ. То есть вы можете открывать эти счета, но вы обязаны уведомлять об этом налоговые органы. И после 1 января 2007 года сохраняется требование о предоставлении налоговым органам отчетов о движении средств по счетам в иностранных банках. Несмотря на либерализацию законодательства о валютном контроле, тем не менее, после 1 января 2007 года отдельные, достаточно важные элементы валютного контроля сохраняются, ограничения на юридические и физические лица накладываются, и, следовательно, Росфиннадзор будет продолжать осуществлять эту деятельность и после 1 января 2007 года.

Ведущий: Еще один блок вопросов касается проверок, осуществляемых Росфиннадзором. В частности, Гололобов И.А. из Москвы спрашивает. Уважаемый Сергей Юрьевич! В ходе профессионального взаимодействия с территориальными управлениями возглавляемой Вами службы выяснилось, что нередко планирование проверок (ревизий) осуществляется ненадлежащим образом, а спросить за это не с кого. Хотелось бы, чтобы Вы проявили волю и своим ведомственным нормативным актом определили объем проводимых плановых мероприятий по контролю, персонализировали ответственность за полноту проверок (в частности, по использованию не только бюджетных средств, но и иного имущества, в том числе движимого). Каково Ваше отношение к данной проблеме и что Вы предполагаете сделать в 2006 году для ее решения? Еще из Самары интересуется Зуева Наталья. Скажите, пожалуйста, проверки Росфиннадзором осуществляются в соответствии с определенным планом или же выборочно? Если существует план, то кем и каким образом он составляется, какие параметры учитываются?

Павленко С.Ю.:

Господин Гололобов из Москвы явно недоволен нашей работой. Поэтому я, как чиновник, должен сказать, что раз люди недовольны, мы должны исправляться. В какую сторону, правда, не совсем понимаю, но некоторые вещи все же ясны. Персонализация ответственности, безусловно, нужна. У нас она есть. Существует система внутреннего контроля проверочной деятельности наших сотрудников. Это достаточно сложная задача, но, тем не менее, мы движемся в направлении повышения именно персональной ответственности. Это, на мой взгляд, должно быть сопряжено с четкой проработкой должностных инструкций и должностных регламентов деятельности наших финансовых контролеров. Когда будет понятно, что человеку делать исчерпывающим образом, тогда будет ясно, что отклонения от инструкции влево - вправо будут трактоваться как нарушения, и мы будем иметь право наказывать за это людей. Что же касается планирования, осуществляемого ненадлежащим образом - 'спросить за это не с кого', - тут я не соглашусь. Потому что спрашивать, естественно, нужно. Я не скажу, что с Президента Российской Федерации или премьер-министра. Давайте с меня будем спрашивать. Волю я не только обязуюсь проявлять, я ее уже проявляю в рамках, отведенных мне законодательством. В Положении о Росфиннадзоре четко указывается, что план контрольно-ревизионных мероприятий составляется нами и утверждается министром финансов РФ. Министр финансов считает, что перед тем, как он обсуждает этот план, он должен быть рассмотрен на Коллегии Минфина России в расширенном составе, с участием в том числе и приглашенных лиц. Что, собственно говоря, и происходит. Это очень широкий круг заинтересованных лиц. Отвечая на вопрос, кем утверждается план, скажу, что министром финансов. Он несет ответственность за то, что в этом плане есть, за все эти пункты. Мы несем ответственность за выполнение этого плана и моральную ответственность за его составление. Давайте расскажу, как составляется этот план. Это всегда интересует наших, как я их называю, клиентов, то есть тех, с кем мы вступаем в простой, непосредственно прямой, юридический, иногда даже физический контакт. Их всегда беспокоит, откуда мы появились. Система планирования Росфиннадзора многоуровневая. Первое - это общий план проверок организаций, который составляется в основном по предложениям заинтересованных министерств и ведомств. В середине лета, предшествующего планируемому периоду, мы рассылаем запросы в министерства и ведомства - от МВД до Министерства культуры. Запросы эти по поводу предложений, какие объекты, какие направления, какие учреждения министерство или ведомство считает важным, нужным, необходимым проверить, с какой точки зрения целевого, эффективного, полного, какого-то иного использования бюджетных средств. Мы получаем эти предложения, кроме того, мы получаем предложения департаментов Министерства финансов. Эти предложения обобщаются, сводятся в проект, в план, который потом рассматривается с двух точек зрения. Во-первых, это необходимость обеспечения периодичности проверок бюджетополучателей. Не должно быть так, чтобы какие-то там бюджетополучатели, какие-то министерства и ведомства постоянно в тотальном режиме проверялись, а какие-то не проверялись бы вообще долгое время. Во-вторых, мы рассматриваем этот план с точки зрения соответствия нашим ресурсным возможностям. Они ограничены, как по количеству людей, так и по нашим финансовым возможностям обеспечить работу этих людей. Следовательно, рождается проект, который еще раз проходит рассмотрение в департаментах Министерства финансов, рассылается заинтересованным организациям и потом составляется. Это так называемый централизованный план проверок. Кроме того, каждое территориальное управление, исходя из местной специфики, исходя из понимания местных, региональных задач, строят свои планы, в которые входят как различного рода действия, проистекающие из плана работы службы в целом, так и то, что они сами считают необходимым проверять. Кроме того, третья составляющая - это работа по обращениям правоохранительных органов - ФСБ, МВД, прокуратуры. Кроме того, полпреды Президента и контрольное управление Президента РФ тоже обращаются к нам с просьбами о проведении тех или иных мероприятий. Вот три основных компонента плана. С правоохранительными органами мы ничего планировать не можем, хотя и всячески просим их осуществлять свою работу в плановом порядке. Понятно, что у них своя собственная система действия. Они действуют по обстановке, эта обстановка меняется, а мы следуем их запросам. Местные наши территориальные управления в регионах осуществляют свою деятельность исходя из положения и местных условий. Так что план действий тех наших контролеров, с которыми непосредственно сталкиваются люди, включает три компонента.

Ведущий: В завершение конференции последний вопрос - от Сергеева Николая из Москвы. Скажите, пожалуйста, проверяет ли Ваше ведомство расходование бюджетных средств Президентом РФ, Федеральным Собранием и федеральными судами?

Павленко С.Ю.:

Федеральными судами, да, проверяем. В 2005 году проверяли расходование средств федерального бюджета Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, занимающегося обеспечением деятельности судов. В этом году мы будем проверять большое количество судов. Проверка деятельности Федерального Собрания Российской Федерации не входит в наши задачи. У Федерального Собрания Российской Федерации особый статус. Мы проверяем деятельность Управления делами Президента РФ. Хотя его деятельность проверяется лишь в какой-то части, конечно, не полностью и не до конца. Отдельные объекты, отдельные направления их деятельности - да.

Ведущий:

Большое спасибо, нам осталось только поблагодарить Вас за то, что нашли возможность приехать. Поблагодарить от лица компании 'Гарант', от лица интернет-аудитории. Напомню, что у нас в гостях был Павленко Сергей Юрьевич - Руководитель Росфиннадзора.

Павленко С.Ю.:

Мы всегда будем стремиться к выполнению закона. И надеемся, что наши коллеги из других министерств и ведомств также будут стремиться к выполнению закона. Я сказал, что увеличение количества уголовных дел, направленных в суды, со 115 до 250 - это, пожалуй, предел возможностей нашей системы по преследованию нарушителей бюджетного законодательства. Спасибо компании 'Гарант' и всем тем, кто задавал вопросы.

Ведущий:

Спасибо, большое.