Новеллы в законодательстве о займах

Алексей Нянькин

Нянькин Алексей

Cтарший партнер Адвокатского бюро г. Москвы "Нянькин и партнеры", адвокат (адвокатская палата Московской области)

специально для ГАРАНТ.РУ

С 1 июня 2018 года вступят в силу поправки, внесенные в главу 42 Гражданского кодекса ("Заем и кредит"). Изменения в ГК существенно расширят практику заемных отношений, считает Алексей Нянькин, старший партнер Адвокатского бюро "Нянькин и партнеры", член адвокатской палаты Московской области.

Наш эксперт расскажет, какие нормативные положения направлены на восстановление баланса интересов сторон заемных отношений, даст оценку новых норм по сравнению с действующими.

К новеллам, которые могут иметь принципиальное значение для изменения подхода к заемным отношениям, относятся следующие нормативные положения.

Законодатель предусмотрел возможность заключения консенсуальных займов, которые смогут выдавать юридические лица на условиях обещания передачи денег через определенный договором срок. Реальные займы, при которых договор считается заключенным только с момента передачи предмета займа, заключаются на прежних условиях (ст. 807 ГК РФ).

В действующей редакции этой статьи, когда реальность договора требует в качестве подтверждения действительности договора фактической передачи денег или вещей, исключается возможность заемщика понудить заимодавца к выдаче займа либо требовать возмещения убытков в связи с невыполнением заимодавцем своего обещания предоставить заем. Такое обещание в конструкции реального договора юридической силы не имеет (на это указывалось Федеральным арбитражным судом Московского округа еще в кассационном постановлении от 22 августа 2000 г. № КГ-А40/3748-00). В свою очередь, когда между экономическими субъектами возникают длительные однородные заемные отношения, в том числе и товарного характера, поддержание их стабильности требуется какое-либо обеспечение, в том числе и условиями договора. В новой редакции ст. 807 ГК РФ такая возможность юридически закреплена, что расширяет права субъектов коммерческой деятельности в реализации своих ожиданий от контрагентов.

В настоящее время конструкция консенсуального займа могла быть применена в случаях с так называемыми "товарными" кредитами. Однако правовое регулирование отношений, связанных с обещанием исполнить в будущем взаимные обязательства по передаче вещи и их последующему возврату, связано с правовым явлением "смешанный договор", поскольку содержит элементы других гражданско-правовых договоров (купля-продажа, поставка, контрактация, мена и пр.). Таким образом, назвать на сегодня заемными отношениями товарный кредит вряд ли можно.

В новой редакции ГК РФ предусмотрено значительно больше мер, направленных на защиту интересов заемщиков от недобросовестных займодавцев (в том числе и при наличии признаков кабальности).

Так, ч. 5 ст. 809 ГК РФ предусмотрено, что размер процентов за пользование займом по договору займа, заключенному между гражданами или между юридическим лицом, не осуществляющим профессиональной деятельности по предоставлению потребительских займов, и заемщиком-гражданином, в два и более раза превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты и поэтому являющийся чрезмерно обременительным для должника (ростовщические проценты), может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах. В этом нашли продолжение многочисленные разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по спорам о начислении и взыскании процентов по договору займа, а также нормы Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ "О потребительском кредите".

Пленумом ВС РФ в п. 1 Постановления от 23 июня 2015 г. № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ" разъяснил, что по общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное. Доказательств обратного истцам по искам о признании кабальными отдельных условий заемных (кредитных) договоров представить практически невозможно. Это в большинстве случаев влекло за собой безусловное удовлетворение требований микрофинансовых организаций, получающих порой сверхприбыли от кредитной деятельности.

Практика применения действующих норм о займе не предусматривает возможность снижения процентов, оговоренных сторонами в договоре, даже при внешних признаках кабальности (250-730% годовых). Применение в этой ситуации положений ст. 333 ГК РФ ("Уменьшение неустойки") представляется судам невозможным, так как проценты по договору займа являются частью основного обязательства, снизить которые, в принципе, нельзя.

Таким образом, законодательное закрепление понятия "ростовщические проценты" и нормативный подход к их оценке позволят судам при оценке условий о процентах восстанавливать баланс между заемщиком и займодавцем.

Технический характер носит определение законодателем размера займа для соблюдения письменной формы договора между физическими лицами, который будет составлять 10 тыс. руб. (в настоящее время – это заем, не превышающий 10 МРОТ).

Изменено положение, при котором договор займа признается беспроцентным, если иное не оговорено договором (ч. 4 ст. 809 ГК РФ в новой редакции). К таковым отнесены займы между физическими лицами, а также физическим и юридическим лицом на сумму менее 100 тыс. руб. (сейчас – 50 МРОТ), а также займы, предметом в которых выступают не деньги, а иные вещи.

Внесено изменение и относительно момента, когда обязательство по возврату долга кредитной организации считается исполненным (ч. 3 ст. 810 ГК РФ в новой редакции). Если сейчас для исполнения обязанности по возврату займа (кредита) деньги должны быть зачислены на банковский счет заемщика, то в новой редакции моментом исполнения обязательств заемщиком является поступление денежных средств в банк, в котором размещен банковский счет.

В этой части более слабая сторона – заемщик, получает дополнительную защиту, ведь держатель счета практически всегда выступает кредитором. Зачисление денежных средств на счет может занимать до нескольких дней, а в силу действующих нормативных положений риск несвоевременного зачисления платежа, а значит и начисления пеней, лежит на заемщике.

Внесены изменения в круг вещей, которые наряду с деньгами могут выступать в качестве предмета займа. Наряду с имеющимися в настоящее время деньгами и вещами, определенными родовыми признаками, в качестве предмета займа могут выступать ценные бумаги.

Отдельно законодатель остановился на регулировании займа, который осуществляется путем размещения облигаций. Если договор займа заключен путем размещения облигаций, в облигации или в закрепляющем права по облигации документе указывается право ее держателя на получение в предусмотренный ею срок от лица, выпустившего облигацию, номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента. Ст. 816 ГК РФ, в которой в настоящее время определено понятие "облигация" как ценная бумага, будет исключена из действующей с 1 июня 2018 года редакции кодекса.

Все это должно позволить расширить инструментарий профессионального рынка займов и кредитов, что в свою очередь направлено на рост привлекательности рынка оборота ценных бумаг.

Давно среди российских цивилистов обсуждался вопрос об исчислении сроков исполнения обязанности по предоставлению кредита в случаях перекредитования между теми же субъектами заемных отношений.

Законодатель дополнил ст. 819 ГК РФ положением, согласно которого, если кредит используется должником полностью или частично для исполнения обязательств по ранее предоставленному тем же кредитором кредиту и в соответствии с договором кредит используется без зачисления на банковский счет должника для исполнения ранее предоставленного кредита, такой кредит считается предоставленным с момента получения должником от кредитора в порядке, предусмотренном договором, сведений о погашении ранее предоставленного кредита. Это позволит избежать споров между сторонами относительно безденежности новых обязательств, возникающих без фактической выдачи нового кредита.

В то же время нельзя не отметить, что неизменными остались положения относительно признания займа незаключенным по безденежности. При этом, по-прежнему использование свидетельских показаний при доказывании безденежности не признается допустимым (за исключением, если договор займа, подлежащий заключению в письменной форме, был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств). Важным представляется изменение подхода судов к оценке в качестве письменных доказательств копий расписок, договоров, иных письменных доказательств, которые в ряде случаев единственно свидетельствуют об объеме соглашения сторон и подтверждают передачу займа заемщику. Суды продолжают отмечать, что ксерокопия (фотокопия) письменного доказательства передачи суммы займа при отсутствии оригинала сама по себе не может быть признана допустимым доказательством. Однако это не препятствует сторонам заявлять ходатайство о проведении экспертного исследования в отношении ксерокопии письменного доказательства, а результаты судебной экспертизы в совокупности с другими доказательствами, могут в своей совокупности опровергнуть довод заемщика о безденежности заемного обязательства.

Заметим, что приведенные выше новеллы будут подлежать применению в отношении займов, заключенных после вступления в законную силу изменений в ГК РФ, то есть с 1 июня 2018 года. Однако новые подходы могут использоваться в экономическом планировании хозяйствующих субъектов, в первую очередь в части заключения соглашений об обещании займов (консенсуальных займах).  

Документы по теме:

Читайте также:

Банк России отмечает падение средней стоимости всех категорий потребительских кредитов

Банк России отмечает падение средней стоимости всех категорий потребительских кредитов

Однако полная стоимость кредитов все еще превышает среднерыночные процентные ставки по займам.

При получении льготного кредита на автомобиль требуется уплатить НДФЛ

При получении льготного кредита на автомобиль требуется уплатить НДФЛ

Речь идет о получении гражданином дохода в виде сумм возмещения затрат на уплату первоначального взноса.