Новости и аналитика Мнения Авторы Коробкова Катерина Корпоративный договор как реальный способ урегулирования взаимоотношений участников

Корпоративный договор как реальный способ урегулирования взаимоотношений участников

Коробкова Катерина

Катерина Коробкова

Проектный юрист, налоговый консультант

специально для ГАРАНТ.РУ

Корпоративный договор в реалиях существующего времени позволяет урегулировать отношения участников. Как сделать его эффективно действующим механизмом, а не еще одним декларативным документом, как договор коррелируется с уставом общества, какова природа данного договора? Ответы на эти вопросы – в настоящей колонке.

 

Правовое регулирование и природа договора

Нормативное регулирование корпоративного договора ограничено парой статей в Гражданском кодексе и специализированных законах.

При этом термин корпоративный договор охватывает договор об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью и акционерное соглашение.

Как указано в ст. 67.2 ГК РФ, участники хозяйственного общества или некоторые из них вправе заключить между собой корпоративный договор об осуществлении своих корпоративных прав (договор об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью, акционерное соглашение), в соответствии с которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом, приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств.

С учетом положений ст. 67.2, подп. 1 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, а также гражданско-правовой природы корпоративного договора к спорам, связанным с корпоративными договорами, подлежат применению общие положения об обязательствах (рекомендации Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа "Вопросы правоприменения по гражданским делам, подведомственным арбитражным судам" (по итогам заседания, состоявшегося 10 июня 2015 года в Ижевске).

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2016 г. № 309-ЭС16-2453 по делу № А60-12804/2015 также подтверждена применимость к отношениям, вытекающим из корпоративного договора, норм договорного (общеобязательственного) права.

 

Может ли корпоративный договор являться смешанным договором, то есть регулировать, кроме отношений корпоративного участия и порядка осуществления участниками своих прав и обязанностей, иные отношения?

Несмотря на то, что заключение корпоративного договора предусматривает возможность участия определенного круга лиц, представляется, что корпоративный договор может включать элементы иных договорных конструкций. На такую возможность, в том числе, указывает правоприменительная практика (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 апреля 2019 г. по делу № А40-118958/18Определение ВС РФ от 8  ноября 2019 года 305-ЭС19-19443 по тому же делу).

Статьей 67.2 ГК РФ и ст. 32.1. Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее – закон об АО) предусмотрено, что корпоративный договор является гражданско-правовой сделкой, носит гражданско-правовой характер и соответствует в полной мере предмету гражданского права, в круг регулируемых отношений которого входят корпоративные отношения (ст. 2 ГК РФ). В связи с этим к корпоративному договору применяются нормы гражданского законодательства о договорах и сделках, в том числе принцип свободы договора, установленный ст. 421 ГК РФ, с учетом недопустимости нарушения действующих в момент их заключения императивных норм (п. 1-3 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 "О свободе договора и ее пределах").

К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

При этом, в случае когда в таком смешанном договоре участвуют третьи лица, не являющиеся участниками, такие лица не наделяются правами участников.

 

Какие правоотношения можно урегулировать с помощью корпоративного договора?

Учитывая определенные ограничения, установленные законодателем для правового регулирования, стоит отметить, что корпоративный договор не может регулировать любое правоотношение. Такие ограничения прямо поименованы в ст. 67.1 ГК РФ.

В то же время стоит признать, что целью заключения корпоративного договора является такое урегулирование правоотношений, которое не приведет к корпоративному конфликту в обществе или создаст благоприятную атмосферу для разрешения таких ситуаций.

По своей правовой природе корпоративный договор представляет собой легитимный инструмент для разрешения (недопущения) возможных конфликтов и разногласий между участниками общества в целях достижения главной цели деятельности коммерческой организации – извлечения прибыли и ее распределения между участниками:

В целом, оценивая корпоративный договор как налагающий определенные ограничения на участников договора, стоит отметить, что такие ограничения не противоречат законодательству РФ.

Правовое содержание любого корпоративного договора заключается в том, что участники хозяйственного общества добровольно ограничивают объем принадлежащих им корпоративных прав и принимают на себя обязательства использовать данные права с учетом интересов других участников корпоративного договора. Таким образом, мнение, что любое условие корпоративного договора, ограничивающее права участника и/или ставящее реализацию этих прав в зависимость от волеизъявления других участников, является несостоятельной, противоречит буквальному содержанию норм права (ст. 8 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее – Закон об ООО), ст. 67.2. ГК РФ) и общему смыслу данного правового института (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2019 г. по делу № А40-266761/18).

Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 23 апреля 2013 г. № 670-О указал, что реализуя предоставленные ему Конституцией РФ полномочия, федеральный законодатель, обладающий в данной сфере достаточно широкой свободой усмотрения, в целях достижения необходимого уровня правовой определенности соответствующих отношений, поддержания стабильности гражданского оборота и обеспечения разумного баланса интересов всех участников общества с ограниченной ответственностью предусмотрел возможность заключения между ними договора, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласовывать вариант голосования с другими участниками, продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества (п. 3 ст. 8 Закона об ООО). Названое законодательное регулирование, принятое в развитие положений ч. 1 ст. 8, ч. 3 ст. 17, ст. 34 и ст. 55 Конституции Российской Федерации, отражает общий подход к регулированию такого рода отношений (ст. 32.1 Закона об АО).

 

Реальные механизмы воздействия

1. Неустойка 

Примеров взыскания неустойки за нарушение порядка голосования, предусмотренного корпоративным договором, – множество (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 июня 2016 г. по делу № А45-12277/2015).

При этом, поскольку неустойка как универсальный механизм ответственности за нарушение обязательства и при рассмотрении споров, вытекающих из корпоративных договоров, подчиняется общим правилам, актуальным является вопрос о возможности применения ст. 333 ГК РФ.

Безусловно, снижение неустойки по указанной статье возможно. В то же время, отказывая в удовлетворении ходатайства об уменьшении неустойки, суды используют следующие доводы:

  • в отсутствие доказательств того, что спорящей стороной предпринимались меры по уменьшению указанного в договоре штрафа и/или что такая сторона не могла повлиять на такой размер, суд не найдет оснований для уменьшения неустойки;
  • сложность восстановления прав истца после действий ответчика, нарушающих условия корпоративных договоренностей. Так, в одном деле суд отметил, что указание на то, что со дня проведения внеочередного собрания, на котором ответчики проголосовали в нарушение корпоративного соглашения, прошло значительное время, и при наличии в обществе конфликта участников дальнейшее голосование по тем вопросам, которые указаны в корпоративном соглашении и потребуют согласования воли сторон, будет затруднено (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 июня 2016 г. по делу № А45-12277/2015).

Во взыскании неустойки будет отказано, если будет установлен факт отсутствия нарушения. При этом при согласовании тех или иных условий участникам целесообразно отходить от принципа "краткость – сестра таланта", поскольку отсутствие согласования формы поведения в суде может быть истолковано как отсутствие нарушения.

Так, суд кассационной инстанции в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 марта 2020 г. по делу № А56-30829/2019 пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания неустойки за нарушение порядка предоставления информации о деятельности общества, посчитав, что в отсутствие согласованного порядка предоставления документации размещение документов о деятельности общества на облачном сервисе, к которому у истца был доступ, не является нарушением.

 

2. Условие о продаже (выкупе) доли по определенной цене при наступлении определенных условий

Данное положение корпоративного договора позволяет при наличии намечающегося конфликта разрешить ситуацию с учетом интересов всех сторон.

При этом, учитывая, что сделки с долями подлежат нотариальному удостоверению, возникает вопрос о возможностях реального исполнения таких обязательств в будущем при наступлении соответствующих обстоятельств.

В данной ситуации подлежат применению особые правила о заключении договора, содержащего обязательство заключить сделку по передаче доли в уставном капитале.

В абз. 3 п. 11 ст. 21 Закона об ООО содержится понятие договора, устанавливающего обязательство совершить сделку, направленную на отчуждение доли или части доли. В таком договоре, который может являться договором купли-продажи, мены, дарения, выражена воля отчуждателя на передачу доли (части доли) в случае возникновения определенных обстоятельств (например, наступления условия либо срока) или после исполнения приобретателем доли (части доли) его обязательства. Указанный договор не является предварительным, не требует нотариального удостоверения и считается заключенным в момент достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям, в том числе о размере доли или части доли, подлежащей передаче в будущем (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23 июня 2020 г. по делу № А50-4364/2019).

 

Возможности признания корпоративного договора недействительными

Безусловно, нарушение императивных запретов, изложенных в законодательных нормах, приведет к признанию корпоративных договоров полностью или в части недействительными.

В последнее время наметилась тенденция, при которой суд настаивает на сохранении договора при условии подписания его сторонами. В этом случае судебные инстанции ссылаются на свободу договора и согласование условий сторонами при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих об искажении воли того или иного участника (Определение Верховного Суда РФ от 8 ноября 2019 г. по делу № 305-ЭС19-19443).

При этом встречается судебная практика, в которой суд, анализируя условия корпоративного договора, а также поведение и цели сторон, отказывал в защите истца на право признать договор недействительным, установив злоупотребление таким лицом своими правами (Определение Верховного суда РФ от 8 ноября 2019 г. по делу № 305-ЭС19-19443).

Корпоративный договор как сделка может быть оспорен в рамках дела о банкротстве по специальным основаниям, а также по признаку мнимости, как создание искусственного основания для вывода денежных средств в преддверии банкротств. В таком случае по большому счету судом дается оценка реальности отношений участников и цель заключения такого договора.

На направленность судебной практики на сохранение корпоративных договоров указывает также готовность судов по некоторым делам ссылаться на принцип эстоппеля при исполнении корпоративных договоров.

Так, в одном из дел (решение Арбитражного суда Новосибирской области от 17 августа 2015 г. по делу № А45-12229/2015) суд, отказывая в удовлетворении требования о признании недействительным корпоративного договора указал на следующее: п. 5 ст. 166 ГК РФ закреплено правило эстоппеля, которое заключается в том, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Исполнение сделки на протяжении значительного периода времени, реализация иных вытекающих из нее прав и обязанностей являются примерами такого поведения. В Постановлении Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано на необходимость применения данного правила и при квалификации соответствующих заявлений о пороках исполняемых сделок через ст. 10 ГК РФ (абз. 5 п. 1, п. 70 данного Постановления).

Документы по теме:

Читайте также:

Картинки из Интернета: использование и защита фотографий в сети

Картинки из Интернета: использование и защита фотографий в сети

При каких условиях можно использовать фотографии из Интернета, а также какими способами можно защитить свои фотографии в сети – читайте в нашем материале.

Льготный кредит под 3% предприниматели смогут оформить с 9 марта по 1 июля 2021 года

Льготный кредит под 3% предприниматели смогут оформить с 9 марта по 1 июля 2021 года

Данная правительственная мера направлена на помощь гостиничному и ресторанному бизнесу, а также бизнесу в сфере культуры, туризма, спорта и развлечений.