Новости и аналитика Мнения Авторы Айвазов Андрей На секретной службе ФАТФ. Как контроль за отмыванием денег постепенно становится новым кошмаром бизнеса и владельцев капитала

На секретной службе ФАТФ. Как контроль за отмыванием денег постепенно становится новым кошмаром бизнеса и владельцев капитала

Андрей Айвазов

Ведущий консультант Департамента налогового консультирования ГК "АКИГ"

специально для ГАРАНТ.РУ

Традиционно, бизнес имел основания опасаться двух вещей: рейдерского захвата и налоговой проверки. Однако сейчас, в эпоху "нестабильной глобализации" и общемировой неопределенности Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (англ. Financial Action Task Forceon Money Laundering (FATF),ФАТФ) ужесточает контроль за финансовыми потоками, что не повышает предпринимателям настроение – особенно тем, кто так или иначе пересекается с иностранными юрисдикциями в своей работе.

Разумеется, подобная политика ФАТФ действительно помогает бороться с нелегальными операциями, ставящими под угрозу стабильность и безопасность. Но часто разработчики политик AML (англ. Anti-moneylaundering, противодействие отмыванию денег) забывают про "побочный ущерб", наносимый бизнесу и владельцам частного капитала.

Поговорим о нескольких проблемах, которые доставляет компаниям и бенефициарам чрезмерный контроль в сфере AML – ведь угрозы реальны и весьма нестандартны, и как с ними бороться.
 

Более жесткий подход банков к происхождению средств

Банковский комплаенс неспроста становится более сложно пройти. Формально, ФАТФ разрабатывает исключительно рекомендации, однако де-факто это обязательные для всех "доверительных" юрисдикций инструкции, за исполнением которых банками следят национальные и международные финансовые регуляторы.

Банки стали внимательнее смотреть на происхождение средств клиентов даже в классических оффшорах. Подход, который был в 90-е годы характеризовался как "мы не украдем ваши деньги, но и глазом не моргнем, если вы украли их у кого-то сами" постепенно умирает. Как следствие, становится более сложно использовать классический инструмент международного налогового планирования – номинальных бенефициаров, которые на протяжении нескольких десятилетий обеспечивали реальным собственникам гарантированную конфиденциальность.

Разумеется, с банком можно договориться или его можно обхитрить, но нужно понимать достаточно пугающий факт. Раньше, если происхождение денег вызывало сомнения, клиенту закрывали счет и просили забрать деньги. Сейчас – деньги могут быть заморожены, такова практика банковских органов, особенно в "передовых" юрисдикциях. И разблокировать средства на счете можно только после соответствующего решения компетентного суда, то есть доказав легальность их происхождения.

Кроме того, сейчас более частым явлением становится вмешательство ФАТФ в операции клиентов, особенно на крупные суммы (более $1 млн). С учетом ситуации в мире Группа зачастую перестраховывается и выходит за пределы своих полномочий, а банки, не желая рисковать репутацией и лицензией, идут на уступки.
 

Сложность в проведении платежей

Даже если вы убедите банк, что на счетах полностью легальные средства и ими распоряжается реальный владелец или управляющий, нет гарантии того, что операции будут проходить без "сучка и задоринки".

Платитеза товар в Гонконг? Повышенная группа риска, возможно придется доказывать, что вы выбрали контрагента обоснованно, а также наличие контактов с руководством производителя. В том числе даже пройти специальное собеседование в банке как вам, так и вашему контрагенту – в соответствующем подразделении банка-партнера.

Выплачиваете лицензионные платежи или роялти западному партнеру? У подавляющего большинства технологических холдингов сложная структура, включающая офшоры и промежуточные компании. Банки об этом знают (или могут выяснить), и имеют основания рассматривать такие платежи как высокорисковые, особенно если они превышают порог в $250 тыс. год. Для доказывания, как минимум, придется ответить на весьма каверзные вопросы банка, например, раскрыть полную информацию о всех составляющих сделки и об истории взаимодействия.

Понравилась, например, Доминиканская Республика, и решили купить в ней дом? Скорее всего, вы купите дом не у физического лица, а у офшорной компании или траста, которому он принадлежит. При сумме от $500 тыс. сделка попадет в категорию высокорисковых, поскольку Доминикана соблюдает не все требования ФАТФ, ОЭСР и Интерпола. Придется обосновывать цель сделки, а продавцу будет необходимо показать легальность дальнейших "планов" на деньги.

Заработали личный капитал, положили его на счет фонда в небольшом семейном банке, и решили вложиться в коммерческую деятельность? Автоматически при осуществлении инвестиций, особенно не по "белому списку", вы попадаете под усиленный контроль банков. Трансфер средств из структур, позволяющих скрыть бенефициара от контрольных органов, и их вложение в юрисдикции, не обеспечивающие "полной прозрачности" – категория high-riskи усиленный контроль.

Можно привести еще множество аналогичных примеров, по которым вполне разумные, "обычные" операции осуществляются с фактическими затруднениями. Естественно, спокойствия бизнесу и бенефициарам это не добавляют. Ситуация ухудшается, если такие сделки совершаются с помощью номиналов.
 

Проблемы ведения бизнеса в "недоверительных" юрисдикциях

Никто до конца не знает, какие юрисдикции считаются доверительными, а какие нет – единого официального списка нет даже у банков. Есть перечни стран и территорий, которые не сотрудничают с ФАТФ и Интерполом, которые не обмениваются информацией и т.д. Существуют множественные и подробные рекомендации по выявлению рисков. Окончательное решение де-факто принимается участвующими в операции банками, которые, подобно судьям, зачастую руководствуются собственным пониманием ситуации.

К примеру, если вы хотите вести бизнес в Северной Африке, где много возможностей для развития производства, необходимо быть готовым к регулярным банковским собеседованиям и замедленным текущим операциям по расчетному счету. Кроме того, в связи с менталитетом и структурой экономических взаимоотношений попытка работать полностью официально ("в белую") может быть встречена с определенным недоверием.

Другой, к примеру, проблемный регион – Латинская и частично Южная Америка. Между соответствующими странами заключено множество наднациональных соглашений, которые так или иначе создают отличную от общепринятых стандартов систему контроля и учета. Международные организации и крупные банки рассматривают "южноамериканский подход" как не соответствующий обязательным требованиями ФАТФ, ОЭСР и Интерпола, в связи с чем иностранные инвестиции – особенно при сложных структурах – могут быть затруднены.

Как я уже отмечал, дополнительные затруднения создает неопределенность понятия "доверительная юрисдикция". Практически гарантированно этим статусом обладают страны Западной и Северной Европы, США, Канада, Сингапур и ряд других территорий.
 

Фактическая потребность в антикоррупционном комплаенсе

Решением, которое становится более популярным в России и уже давно прижилось в передовых "экономических hub-ах", является внедрение в бизнес системы антикоррупционного комплаенса. Коррупция в международной терминологии включает в себя отмывание денег и противодействие финансированию терроризма как важнейший элемент. По оценкам, около 1/4 компаний ощутимо пострадали от коррупционных действий в 2016 году, потеряв при этом не менее 10% своей прибыли.

Антикоррупционный комплаенс сам по себе представляет собой совокупность двух элементов: детальной проработанной документационной базы и эффективной управленческо-психологической организации работы в компании. Ведь общий принцип подхода ФАТФ аналогичен тому, что приняли США в законе FATCA – "соглашайся или столкнись с негативными последствиями".

Например, антикоррупционный комплаенс регулирует текущие процессы в компании, оказывает влияние на договорные отношения, на действия сотрудников и на процедуры контроля. В "документальной" части антикоррупционный комплаенс обычно включает в себя следующее:

  • внутрикорпоративную политику (положение);
  • детальную инструкцию по антикоррупционной проверке контрагентов;
  • детальную инструкцию по выявлению и противодействию коррупции в компании;
  • специальные условия договоров с контрагентами;
  • специальные условия трудовых договоров;
  • подробные рекомендации по действиям в различных ситуациях.

При этом угроза может прийти из ниоткуда. Например, американский и британские антикоррупционные акты имеют трансграничное действие. Это означает, что даже косвенная работа с "коррумпированными" контрагентами, имеющими отношение к этим странам, может привести к санкциям. Сами санкции могут включать, например, уголовную ответственность юрлиц/руководства, ограничение деятельности в США и Великобритании компании и ее руководства (де-факто – в гораздо большем количестве стран), ограничение работы через финансовые системы (включая SWIFT).

Антикоррупционный комплаенс позволяет компаниям защититься от таких возможных обвинений, как соучастие в коррупции, непроявление необходимой осторожности, нарушения международных норм, отмывание денег/финансирование терроризма.

Эффективная и грамотная система антикоррупционного комплаенса позволит предсказать и предотвратить большинство рисков. При этом нужно помнить, что действительно работающий комплаенс выстроить крайне сложно. В эпоху глобального контроля, кроме того, антикоррупционный комплаенс может требоваться для выхода на IPO за границей, привлечения инвестиций, получения финансирования международных институтов и т.д.

Документы по теме:

Читайте также:

Антикоррупционный комплаенс: как избежать обвинения во взятке

Антикоррупционный комплаенс: как избежать обвинения во взятке

Грамотно составленная антикоррупционная политика компании поможет предотвратить взяточничество, а в некоторых случаях – избежать ответственности за такое нарушение.

Аудиторские услуги разделены на аудит и сопутствующие услуги

Аудиторские услуги разделены на аудит и сопутствующие услуги

Соответствующий приказ издал Минфин России.

Минфин России готовит переподчинение служб внутреннего аудита напрямую руководителям организаций

Однако не все эксперты согласны с этим нововведением, считая, что контролерам в организациях необходимо обеспечить независимость.

Налоговый комплаенс в России: как снизить доначисления от налоговых проверок

Эффективная система налогового комплаенса требует от компании серьезных временных и финансовых вложений, но эта работа обязательно дает свои дивиденды, поэтому не зря комплаенс-функцию сравнивают с долгосрочной инвестицией компании. Например, средняя сумма доначислений в 2016 году составила 13,6 млн руб. То есть эту сумму можно было сберечь за счет внедрения системы комплаенса в организации. О том, кому обязательно это нужно сделать и как, читайте в материала нашего эксперта.