Новости и аналитика Правовые консультации Трудовое право Работник был принят водителем на все марки автомобилей, имеющихся у работодателя. Сотрудник работал в период с 2009 по 2013 год. Уволен был 05.12.2013 по п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (в связи с отсутствием у работодателя работы в соответствии с медицинским заключением). Истец планирует установить себе профзаболевание. В этом ему было отказано, со ссылкой на то, что отсутствует связь между выявленными заболеваниями и его профессиональной деятельностью водителя. В 2014 году по запросу работодатель представил в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Коми в г. Воркуте в качестве дополнительных сведений для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда карту аттестации рабочего места водителя на автобусе НЕФАЗ-42111 и данные о работе истца на автобусе НЕФАЗ-42111. На данный момент путевых листов, чтобы подтвердить, на каком автомобиле работал истец, не сохранилось, каких либо журналов нет. Сейчас истец, чтобы установить себе профзаболевание, обратился в суд с иском к бывшему работодателю, в котором указал, что работал на другом автомобиле - УРАЛ-3255, и просит: - обязать работодателя предоставить в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Коми в г. Воркуте в качестве дополнительных сведений для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда данные о работе истца в период с февраля 2009 года по декабрь 2013 года водителем автомобиля УРАЛ-3255; - признать карту аттестации рабочего места N 67 водителя автомобиля НЕФАЗ-42111 и карту аттестации рабочего места N 14 рабочего места водителя автомобиля УРАЛ-3255 недействительными; - обязать работодателя произвести переоценку условий труда с привлечением независимой специализированной организации по указанным рабочим местам и представить сведения об оценке условий труда в Территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Коми в г. Воркуте в качестве дополнительных данных для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда в отношении истца. Работодатель полагает, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты права, обратившись с таким иском к бывшему работодателю. Работодатель будет ходатайствовать о применении последствий пропуска срока давности, предусмотренного ст. 392 ТК РФ. Кроме того, карты аттестации рабочего места не составляются с 01.01.2014 в связи с изменением законодательства, так как с 2014 составляются карты СОУТ. Можно ли эту ситуацию подвести к ненадлежащему способу защиты права, поскольку с 1 января 2014 года вместо аттестации рабочих мест введена специальная оценка условий труда, которая должна проводиться в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2013 N 426-ФЗ, соответственно, результаты аттестации рабочих мест по условиям труда, оформленные после 31.12.2013, использоваться не могут (п. 2 письма Минтруда России от 13.03.2014 N 17-3/В-113)?

Работник был принят водителем на все марки автомобилей, имеющихся у работодателя. Сотрудник работал в период с 2009 по 2013 год. Уволен был 05.12.2013 по п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (в связи с отсутствием у работодателя работы в соответствии с медицинским заключением). Истец планирует установить себе профзаболевание. В этом ему было отказано, со ссылкой на то, что отсутствует связь между выявленными заболеваниями и его профессиональной деятельностью водителя. В 2014 году по запросу работодатель представил в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Коми в г. Воркуте в качестве дополнительных сведений для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда карту аттестации рабочего места водителя на автобусе НЕФАЗ-42111 и данные о работе истца на автобусе НЕФАЗ-42111. На данный момент путевых листов, чтобы подтвердить, на каком автомобиле работал истец, не сохранилось, каких либо журналов нет. Сейчас истец, чтобы установить себе профзаболевание, обратился в суд с иском к бывшему работодателю, в котором указал, что работал на другом автомобиле - УРАЛ-3255, и просит:
- обязать работодателя предоставить в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Коми в г. Воркуте в качестве дополнительных сведений для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда данные о работе истца в период с февраля 2009 года по декабрь 2013 года водителем автомобиля УРАЛ-3255;
- признать карту аттестации рабочего места N 67 водителя автомобиля НЕФАЗ-42111 и карту аттестации рабочего места N 14 рабочего места водителя автомобиля УРАЛ-3255 недействительными;
- обязать работодателя произвести переоценку условий труда с привлечением независимой специализированной организации по указанным рабочим местам и представить сведения об оценке условий труда в Территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Коми в г. Воркуте в качестве дополнительных данных для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда в отношении истца.
Работодатель полагает, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты права, обратившись с таким иском к бывшему работодателю. Работодатель будет ходатайствовать о применении последствий пропуска срока давности, предусмотренного ст. 392 ТК РФ. Кроме того, карты аттестации рабочего места не составляются с 01.01.2014 в связи с изменением законодательства, так как с 2014 составляются карты СОУТ.
Можно ли эту ситуацию подвести к ненадлежащему способу защиты права, поскольку с 1 января 2014 года вместо аттестации рабочих мест введена специальная оценка условий труда, которая должна проводиться в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2013 N 426-ФЗ, соответственно, результаты аттестации рабочих мест по условиям труда, оформленные после 31.12.2013, использоваться не могут (п. 2 письма Минтруда России от 13.03.2014 N 17-3/В-113)?

О требовании об обязании работодателя представить дополнительные сведения

Согласно пп. 7, 8 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного постановлением Правительства РФ от 15 декабря 2000 г. N 967, при установлении предварительного диагноза - острое профессиональное заболевание (отравление) учреждение здравоохранения обязано в течение суток направить экстренное извещение о профессиональном заболевании работника в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора, осуществляющий надзор за объектом, на котором возникло профессиональное заболевание, и сообщение работодателю по форме, установленной Министерством здравоохранения Российской Федерации. Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора, получивший экстренное извещение, в течение суток со дня его получения приступает к выяснению обстоятельств и причин возникновения заболевания, по выяснении которых составляет санитарно-гигиеническую характеристику условий труда работника и направляет ее в государственное или муниципальное учреждение здравоохранения по месту жительства или по месту прикрепления работника.
Оформление санитарно-гигиенической характеристики условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания (отравления) осуществляется в соответствии с Инструкцией по составлению санитарно-гигиенической характеристики условий труда при подозрении у него профессионального заболевания (отравления). Для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда работника работодатель обязан представить представителям центра госсанэпиднадзора результаты производственного контроля, аттестации рабочих мест, а также данные лабораторных и инструментальных исследований вредных факторов производственной среды и трудового процесса, хронометражные данные и др., выполненные за счет собственных средств (пп. 1.6 и 1.8 Инструкции о порядке применения Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 декабря 2000 г. N 967, утвержденного приказом Минздрава РФ от 28 мая 2001 г. N 176). В свою очередь, в пп. 4-7 Инструкции по составлению санитарно-гигиенической характеристики условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания, утвержденной приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 31 марта 2008 г. N 103, предусмотрено использование иных видов информации из разных источников*(1).
Как мы поняли из вопроса, в рассматриваемой ситуации работодатель, по мнению истца, представил в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора сведения, не соответствующие действительным условиям его труда в спорный период работы (представлены данные о работе истца на автобусе НЕФАЗ-42111, а не на другом автомобиле - УРАЛ-3255). Поскольку вышеприведенные нормы свидетельствуют об обязанности работодателя представлять в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора достоверные сведения об условиях труда работника, то, на наш взгляд, в данных обстоятельствах имеет место индивидуальный трудовой спор (ч. 1 ст. 381 ТК РФ)*(2).
Оспаривать в данной ситуации санитарно-гигиеническую характеристику условий труда или медицинское заключение об отсутствии связи между условиями труда и диагнозом не имеет смысла, т.к. они соответствуют представленным работодателем документам. Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора не мог получить сведения о работе истца на автобусе УРАЛ-3255 иначе как от работодателя. Поэтому мы полагаем, что истец избрал надлежащий способ защиты права, заявив требования об обязании работодателя предоставить в территориальное управление Роспотребнадзора в качестве дополнительных сведений для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда данные о работе истца в период с февраля 2009 года по декабрь 2013 года водителем автомобиля УРАЛ-3255.
К сожалению, в материалах судебной практики не удалось обнаружить решений судов, которые бы подтвердили или опровергли эту позицию*(3).
Поскольку мы полагаем, что имеет место индивидуальный трудовой спор, то мы согласны с допустимостью ссылки на пропуск срока исковой давности, установленного ч. 1 ст. 392 ТК РФ. На наш взгляд, узнать о нарушении своего права действиями работодателя истец должен был, когда ознакомился с санитарно-гигиенической характеристикой условий труда и узнал о том, что для ее составления работодатель представил в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора данные о работе истца на автобусе НЕФАЗ-42111. Тем не менее окончательно определить дату начала течения срока исковой давности может только суд на основании исследования и оценки всех представленных по делу доказательств.

О требовании о признании карт аттестации недействительными

Что касается искового требования о признании карты аттестации рабочего места N 67 водителя автомобиля НЕФАЗ-42111 и карты аттестации рабочего места N 14 рабочего места водителя автомобиля УРАЛ-3255 недействительными, действовавшее с 1997 г. по 2008 г. Положение о порядке проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденное постановлением Минтруда РФ от 14 марта 1997 г. N 12, прямо не предусматривало такую возможность. Но практика допускала такие требования, при этом рассматривала их также в качестве индивидуальных трудовых споров и применяла соответствующую исковую давность: апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 12 февраля 2013 г. по делу N 33-1010 (http://arbitr.garant.ru/#/document/111773567/)*(4). Поэтому мы полагаем, что работодатель в отношении этого требования также вправе заявить об истечении давности.
На наш взгляд, в отношении этого требования особо следует отметить, что если истец заявляет о работе в спорный период на автобусе УРАЛ-3255, то карта аттестации рабочего места N 67 водителя автомобиля НЕФАЗ-42111 его прав вообще не нарушает и поэтому не может быть признана недействительной по его иску. А для того, чтобы оспорить карту аттестации рабочего места N 14 рабочего места водителя автомобиля УРАЛ-3255, истец в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ должен доказать, что он работал на этом рабочем месте, а также что в карте неверно отражены условия труда. Как указывают суды, оценка производственных факторов, идентификация вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса по занимаемой работником должности относятся к области специальных познаний, поэтому требуют производства экспертизы: определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 06 мая 2021 г. по делу N 8Г-5005/2021[88-6209/2021].

О требовании об обязании работодателя переоценить условия труда

В отношении последнего искового требования (об обязании работодателя произвести переоценку условий труда, с привлечением независимой специализированной организации, по указанным рабочим местам и представить сведения об оценке условий труда в территориальное управление - отдел Роспотребнадзора в качестве дополнительных данных для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда в отношении истца) поясним следующее. Действительно, с 1 января 2014 г. оценка условий труда производится не в форме аттестации рабочих мест по условиям труда (подп. "б" п. 21 ст. 12 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 421-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда"), а в форме специальной оценки условий труда (Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 426-ФЗ "О специальной оценке условий труда" (далее - Закон N 426-ФЗ) и государственной экспертизы условий труда (ст. 216.1 ТК РФ, ст. 24 Закона N 426-ФЗ). Поскольку проведение государственной экспертизы условий труда не относится к полномочиям работодателя, мы полагаем, что в свете вышеназванных норм данное исковое требование следует расценивать как требование об обязании работодателя провести специальную оценку условий труда*(5).
Однако исчерпывающий перечень оснований для проведения внеплановой специальной оценки условий труда установлен в ч. 1 ст. 17 Закона N 426-ФЗ, и рассматриваемый случай под условия этой нормы не подпадает. Поэтому, на наш взгляд, оснований для удовлетворения иска в этой части нет. Более того, истец фактически желает переоценки условий труда на своем рабочем месте в период 2009-2013 гг. Однако по смыслу положений Закона N 426-ФЗ может быть осуществлена оценка лишь текущих условий труда. На невозможность ретроспективной оценки указывают и суды: определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24 марта 2021 г. по делу N 8Г-2328/2021[88-4130/2021], определение СК по гражданским делам Верховного суда Республики Саха по делу N 33-2966/2011 (http://arbitr.garant.ru/#/document/101365553/). В этой связи решение суда об удовлетворении такого требования в нарушение требований ст. 13, 210 ГПК РФ, п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" рискует быть неисполнимым. Также если условия труда изменились, подобная оценка условий труда никак не повлияет на восстановление нарушенного права истца (акт оценки будет неотносим к условиям труда в спорный период, а значит, не сможет быть принята центром государственного санитарно-эпидемиологического надзора для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда). И в этом отношении, на наш взгляд, как раз можно говорить о ненадлежащем способе защиты права (избранный способ не приведет к восстановлению права). Но, к сожалению, судебной практики в подтверждение или опровержение последнего довода обнаружить не удалось.
На случай, если предыдущие аргументы не убедят суд, считаем возможным добавить: если истец заявляет о работе в спорный период на автобусе УРАЛ-3255, то переоценка условий труда водителя автомобиля НЕФАЗ-42111 его прав не затрагивает и поэтому не может быть проведена по его иску. А для того, чтобы переоценить условия труда водителя автомобиля УРАЛ-3255, истец в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ должен доказать, что он работал на этом рабочем месте.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Прибыткова Мария

Ответ прошел контроль качества

30 августа 2021 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

-------------------------------------------------------------------------
*(1) При необходимости (недостаточность информации, лабораторно-инструментальных данных, контакт с аналогичными вредными факторами на других местах работы и т.п.) управление, проводящее оценку условий труда для составления санитарно-гигиенической характеристики, запрашивает дополнительные документы или санитарно-гигиеническую характеристику (санитарно-эпидемиологическое заключение) по иному месту (местам) работы.
В случае установления предварительного диагноза профессионального заболевания (отравления) у работника после прекращения контакта с вредными факторами производственной среды (поздний силикоз, туберкулез, злокачественные образования и др.) и невозможности представления данных об условиях труда (ликвидация цеха, участка, организации, реконструкция, отсутствие документов о количественной характеристике вредных факторов) используют другие документы (выписка из трудовой книжки, журналов инструктажа, ссылки на литературные справочные материалы по количественной характеристике факторов производственной среды и трудового процесса для аналогичных производств, профессий и др.), подтверждающие наличие вредных производственных факторов и их количественные характеристики.
При ликвидации рабочего места, цеха, участка, организации возможно моделирование условий труда работника, ссылки на литературные справочные материалы по количественной характеристике факторов производственной среды и трудового процесса для аналогичных производств и другие сведения.
Описание условий труда работника (п. 4 характеристики) оформляется на основании должностных обязанностей и санитарно-эпидемиологической характеристики условий труда (санитарно-эпидемиологического заключения на производство) непосредственно на рабочем месте, учитываются сведения, полученные от работодателя (или его представителя) и самого работника, другое.
Санитарно-гигиеническая характеристика составляется с учетом предварительного диагноза профессионального заболевания (отравления).
В обязательном порядке указываются характеристики ведущего и всех сопутствующих вредных факторов производственной среды и трудового процесса, режимов труда, которые могли привести к профессиональному заболеванию (отравлению).
Концентрации и уровни вредных производственных факторов (качественные и количественные показатели) указываются на основе документов органов и организаций, уполномоченных на проведение государственного контроля (надзора) в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия, полученных в ходе государственного санитарно-эпидемиологического надзора, протоколов лабораторных и инструментальных исследований при оформлении санитарно-эпидемиологического заключения на производство, продукцию, в т.ч. проведенных НИИ и испытательными центрами, аккредитованными в установленном порядке.
Количественная характеристика вредного фактора производственной среды должна быть представлена в динамике за максимально возможный период работы в данной профессии.
При отсутствии данных лабораторных и инструментальных исследований управление поручает Федеральному государственному учреждению здравоохранения - центру гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора проведение таких исследований на рабочем месте.
*(2) Мы характеризуем данный спор в качестве индивидуального трудового исключительно с объективной стороны (имеет место несогласие бывшего работника с тем, что работодатель надлежащим образом исполнил в отношении него нормы трудового законодательства на стадии, предваряющей расследование его предположительно профессионального заболевания) и не предваряем его исхода: дать оценку тому, представил ли работодатель в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора сведения, соответствующие действительным условиям труда работника в спорный период или нет, может только суд на основании исследования и оценки всех представленных по делу доказательств.
*(3) Смотрите, к примеру, апелляционное определение СК по гражданским делам Иркутского областного суда от 16 сентября 2013 г. по делу N 33-7603/13: по смыслу иска в данном деле были заявлены схожие требования, но исходя из их буквальной формулировки (о признании незаконным действия в предоставлении неполной и искаженной информации, об обязании устранить допущенное нарушение права на получение информации, предоставлении санитарно-гигиенических характеристик) суд отказал со ссылкой на ненадлежащий способ защиты права, т.к. составление санитарно-гигиенических характеристик не находится в компетенции работодателя.
Судебных решений по искам об обязании работодателя представить сведения об условиях труда нам обнаружить не удалось.
*(4) Аналогичная позиция в судах в отношении оспаривания результатов специальной оценки условий труда: определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 04 марта 2021 г. по делу N 8Г-970/2021[88-2906/2021].
*(5) В п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 разъяснено: Если на стадии принятия иска суд придет к выводу о том, что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со статьей 148 ГПК РФ или статьей 133 АПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд должен определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела. Принимая решение, суд в силу части 1 статьи 196 ГПК РФ или части 1 статьи 168 АПК РФ определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Согласно пункту 3 части 4 статьи 170 АПК РФ арбитражный суд указывает также в мотивировочной части решения мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В этой связи ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.
В связи с этим, на наш взгляд, исковые требования могут быть истолкованы применительно к действующему законодательству.