Новости и аналитика Правовые консультации Трудовое право Сотрудник, заболев COVID-19, ушел на больничный, при этом он, зная свой диагноз, пришел на мероприятие к сотрудникам (корпоратив), ввиду чего работодателю пришлось обследовать на новую коронавирусную инфекцию всех контактных с ним сотрудников. В Роспотребнадзор направлено письмо о наличии больного коронавирусом и контактных с ним сотрудников. Лиц, контактировавших с больным COVID-19, не отстранили, за ними установлено медицинское наблюдение своими силами с фиксацией в журнале "Наблюдения за контактными". У всех контактных лиц пришли отрицательные результаты на коронавирус. Можно ли с сотрудника, больного COVID-19, удержать деньги за обследование тех сотрудников, в контакте с которыми он был? В каком порядке?

Сотрудник, заболев COVID-19, ушел на больничный, при этом он, зная свой диагноз, пришел на мероприятие к сотрудникам (корпоратив), ввиду чего работодателю пришлось обследовать на новую коронавирусную инфекцию всех контактных с ним сотрудников. В Роспотребнадзор направлено письмо о наличии больного коронавирусом и контактных с ним сотрудников. Лиц, контактировавших с больным COVID-19, не отстранили, за ними установлено медицинское наблюдение своими силами с фиксацией в журнале "Наблюдения за контактными". У всех контактных лиц пришли отрицательные результаты на коронавирус.
Можно ли с сотрудника, больного COVID-19, удержать деньги за обследование тех сотрудников, в контакте с которыми он был? В каком порядке?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Работодатель вправе удержать из заработной платы работника суммы, уплаченные за проведение тестирования работников на наличие новой коронавирусной инфекции, как лиц, контактировавших с больным COVID-19.

Обоснование позиции:
Прежде всего отметим, что удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами (ст. 137 ТК РФ). В частности, удержание из заработной платы работника может производиться в рамках привлечения работника к материальной ответственности перед работодателем (ч. 1 ст. 248 ТК РФ).
Как указано в п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", работодатель обязан доказать в том числе противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда, вину работника в причинении ущерба, причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом, наличие прямого действительного ущерба.
Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (часть вторая ст. 238 ТК РФ).
С учетом приведенного определения полагаем, что суммы, уплаченные за проведение тестирования своих работников на наличие новой коронавирусной инфекции, могут быть квалифицированы как прямой действительный ущерб, причиненный работодателю работником, в результате виновных действий которого имели место такие затраты.
По нашему мнению, противоправность поведения работников означает, что действия или бездействия работников не соответствуют требованиям законов, нормативных правовых актов, требованиям локальных нормативных актов, положениям должностных инструкций.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2020 г. N 66 коронавирусная инфекция (2019-nCoV) внесена в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих.
Больные инфекционными заболеваниями, лица с подозрением на такие заболевания и контактировавшие с больными инфекционными заболеваниями лица, а также лица, являющиеся носителями возбудителей инфекционных болезней, подлежат лабораторному обследованию и медицинскому наблюдению или лечению и в случае, если они представляют опасность для окружающих, обязательной госпитализации или изоляции в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (часть 1 статьи 33 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения").
Работник, больной COVID-19, согласившийся на оказание медицинской помощи в амбулаторных условиях, должен находиться дома, соблюдать режим изоляции на период лечения, не посещать работу, учебу, магазины, аптеки, иные общественные места и массовые скопления людей*(1).
Соответственно, посещение массового мероприятия сотрудником, больным коронавирусом, говорит о противоправном поведении такого работника, который своими действиями подверг риску заражения большое количество людей.
По общему правилу, установленному ст. 241 ТК РФ, за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами. Однако, если работник причинил ущерб не при исполнении трудовых обязанностей, он несет полную материальную ответственность за ущерб (п. 8 части первой ст. 243 ТК РФ).
Листок нетрудоспособности является документом, подтверждающим освобождение гражданина от работы на указанный в нем период (п. 5 и п. 60 Порядка выдачи листков нетрудоспособности, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н). Следовательно, в рассматриваемой ситуации можно говорить о возможности возложения на работника полной материальной ответственности.
По распоряжению работодателя можно взыскать суммы причиненного ущерба, не превышающие среднего месячного заработка (ст. 248 ТК РФ), в противном случае работодатель обязан обращаться за взысканием ущерба в суд.
Напомним еще раз, что сумма ущерба взыскивается с работника, если работодатель располагает доказательствами, позволяющими ему в случае спора подтвердить обстоятельства, названные в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю". Порядок взыскания с виновного работника суммы причиненного ущерба определен ст. 248 ТК РФ. До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель, в силу части первой ст. 247 ТК РФ, обязан провести проверку в целях установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения.
Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Для установления причины возникновения ущерба обязательным является истребование от работника письменного объяснения. В случае отказа или уклонения работника от предоставления объяснения составляется соответствующий акт (часть вторая ст. 247 ТК РФ). Заметим, что срок, в течение которого работодатель должен ждать от работника письменного объяснения по поводу причин возникновения ущерба, законом не установлен.
По итогам проверки оформляются документы, которые фиксируют установленные в ходе проверки обстоятельства. На практике применяются такие виды документов, как протокол, акт, заключение, служебная записка либо иной документ, в котором найдут отражение указанные сведения. Документ подписывается членами комиссии (если она создана) либо работниками, проводившими проверку.
В соответствии с частью первой ст. 138 ТК РФ общий размер всех удержаний при каждой выплате заработной платы не может превышать 20%, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, - 50% заработной платы, причитающейся работнику.
Согласно части четвертой ст. 248 ТК РФ работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. В этом случае речь не идет об удержании, и все ограничения, установленные ст.ст. 137 и 138 ТК РФ, не действуют. Работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. Причитающиеся суммы работник вносит в кассу организации или перечисляет на ее расчетный счет.

Рекомендуем также ознакомиться с материалами:
- Энциклопедия решений. Порядок привлечения работника к материальной ответственности;
- Энциклопедия решений. Порядок взыскания ущерба с работника;
- Энциклопедия решений. Удержание для возмещения ущерба, причиненного имуществу работодателя;
- Энциклопедия решений. Добровольное возмещение работником ущерба, причиненного работодателю;
- Примерная форма приказа о создании комиссии для расследования факта причинения ущерба работодателю (подготовлено экспертами компании "ГАРАНТ");
- Примерная форма требования о представлении работником письменного объяснения по факту причинения работодателю ущерба (подготовлено экспертами компании "ГАРАНТ");
- Примерная форма соглашения о возмещении работником материального ущерба, причиненного работодателю, с рассрочкой платежа (подготовлено экспертами компании "ГАРАНТ");
- Примерная форма приказа об удержании из заработной платы работника суммы ущерба, причиненного имуществу работодателя (подготовлено экспертами компании "ГАРАНТ").

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Бездеткина Дарья

Ответ прошел контроль качества

12 августа 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Смотрите Основные принципы оказания медицинской помощи в амбулаторных условиях (на дому) пациентам с установленным диагнозом новой коронавирусной инфекции COVID-19 (приложение 8 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 19 марта 2020 г. N 198н).
Вместе с тем поведение такого работника является основанием для привлечения его к административной ответственности по части 2 статьи 6.3 КоАП РФ (смотрите также п. 13.2 Обзора первой судебной практики, связанной с распространением коронавирусной инфекции COVID-19, за март - апрель 2020 г. (подготовлено экспертами компании ГАРАНТ, май 2020 г.), вопрос 22 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.).