Новости и аналитика Правовые консультации Госзакупки Каковы для поставщика правовые последствия заключения договора в соответствии с Законом N 223-ФЗ, если нарушен запрет на дробление закупки; отсутствует согласование крупной сделки; заказчиком необоснованно избран способ закупки у единственного поставщика без достаточных к тому оснований; информация о заключении договора заказчиком в ЕИС не размещена? Возможно ли заключение договора купли-продажи с заказчиком - унитарным предприятием с условием о начислении процентов за пользование коммерческим кредитом по ст. 823 ГК РФ (коммерческий кредит в виде отсрочки оплаты каждой партии переданного товара)?

Каковы для поставщика правовые последствия заключения договора в соответствии с Законом N 223-ФЗ, если нарушен запрет на дробление закупки; отсутствует согласование крупной сделки; заказчиком необоснованно избран способ закупки у единственного поставщика без достаточных к тому оснований; информация о заключении договора заказчиком в ЕИС не размещена? Возможно ли заключение договора купли-продажи с заказчиком - унитарным предприятием с условием о начислении процентов за пользование коммерческим кредитом по ст. 823 ГК РФ (коммерческий кредит в виде отсрочки оплаты каждой партии переданного товара)?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Возможными негативными правовыми последствиями для поставщика при перечисленных в вопросе обстоятельствах заключения договора является перспектива признания такого договора недействительным и применение последствий недействительности сделки.
Условие договора купли-продажи, покупателем по которому является унитарное предприятие, о начислении процентов за пользование коммерческим кредитом по ст. 823 ГК РФ закону не противоречит.

Обоснование вывода:
1. Сразу отметим, что перечисленные в вопросе обстоятельства заключения договора в соответствии с Федеральным законом от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (далее - Закон N 223-ФЗ) в нарушении требований положения о закупке заказчика, как-то: искусственное дробление закупки*(1), выбор ненадлежащего способа определения контрагента, отсутствие согласования крупной сделки - не влекут для стороны закупки, с которой заказчик заключает договор, негативные последствия в виде привлечения к административной ответственности*(2). В то же время мы не можем исключить вероятности негативных последствий подобной закупки в виде обжалования ее результатов, равно как не исключаем риски предъявления претензий со стороны антимонопольных органов. В судебной практике существует правовая позиция, в соответствии с которой договоры, заключенные заказчиком без проведения конкурентных процедур отбора контрагента в противоречии с нормами Закона N 223-ФЗ, являются ничтожными как нарушающие требования закона и при этом посягающие на публичные интересы (ст. 168 ГК РФ, постановления Пятнадцатого ААС от 11.12.2018 N 15АП-14008/18, Шестнадцатого ААС от 01.10.2018 N 16АП-2921/18). Антимонопольный орган не может отменить уже состоявшуюся закупку у единственного контрагента, но в принципе не лишен права обратиться в суд с требованием о признании недействительным договора, противоречащего антимонопольному законодательству (пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона N 135-ФЗ).
В связи с этим отметим, что последствия недействительности сделки определены п. 2 ст. 167 ГК РФ. В соответствии с этой нормой при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Иными словами, недействительность сделки, в частности купли-продажи вещи, предполагает двустороннюю реституцию (восстановление прежнего состояния): продавец должен вернуть покупателю сумму оплаты по сделке, а покупатель продавцу - полученное им по сделке имущество*(3).
2. Соглашение о предоставлении рассрочки в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК РФ) регулируется положениями о том виде договора, из которого возникло обязательство (например, договора купли-продажи), а в части, не противоречащей им, - правилами главы 42 "Заем и кредит" ГК РФ (п. 2 ст. 823 ГК РФ). Ограничений по субъектному составу соглашения о предоставлении коммерческого кредита закон не предусматривает. Следовательно, стороной соответствующих соглашений на стороне кредитора может выступать в том числе и унитарное предприятие. Необходимость согласования с собственником имущества унитарного предприятия соглашения о коммерческом кредите законом не предусмотрена. В связи с этим для заключения подобного соглашения согласие собственника обязательно только в общих случаях, предусмотренных законом, к примеру, если такое соглашение является крупной сделкой (ст. 23 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", далее - Закон N 161-ФЗ).
Безусловно, необходимо учитывать, что унитарные предприятия обладают специальной правоспособностью, принимая на себя права и обязанности, соответствующие предмету и целям его деятельности (п. 1 ст. 49 ГК РФ, п. 1 ст. 3 Закона N 161-ФЗ). Последствием совершения сделки, противоречащей целям и предмету деятельности унитарного предприятия, определенным законом или иными правовыми актами, является ничтожность сделки (п. 2 ст. 168 ГК РФ, п. 18 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8). Однако само по себе заключение и исполнение соглашения о предоставлении рассрочки в форме коммерческого кредита не означает осуществления какого-либо специального вида деятельности; его соответствие предмету и целям деятельности предприятия должно оцениваться исходя из общей цели договора и связанных с ними правовых последствий, а также характера и содержания сопутствующих заключению этого договора отношений сторон.

Рекомендуем также ознакомиться с материалом:
- Вопрос: Согласно внутреннему положению учреждение может провести неконкурентную закупку с единственным поставщиком на закупку товаров, работ, услуг, стоимость которых не превышает 5 (пяти) миллионов рублей. В настоящий момент проводится закупка у единственного поставщика на оказание водительских услуг. Услуги будут оказываться разными контрагентами на разный объем работы и на разные суммы, по разным позициям плана. Общая сумма составит 17 млн. руб., но каждый из контрагентов получит не более 1,5 млн. руб. Данный вид услуги является конкурентным. Правомерны ли действия в рамках положения? Смогут ли признать жалобы обоснованными? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, март 2019 г.)

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Чашина Татьяна

Ответ прошел контроль качества

3 сентября 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Закон N 223-ФЗ не содержит перечень случаев, когда закупка товаров (работ, услуг) может осуществляться у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика, далее также - контрагент). Исчерпывающий перечень случаев проведения такой закупки, а также порядок ее подготовки и осуществления устанавливаются положением о закупке (ст. 3.6 Закона N 223-ФЗ). Закон также не ограничивает право заказчика осуществлять закупки у единственного контрагента в зависимости от цены договора, заключаемого с одним контрагентом, от общей суммы закупок, осуществляемых таким способом в течение какого-либо периода времени, а также от количества договоров, которые могут быть заключены без осуществления конкурентных закупок (смотрите в связи с этим решение ФАС России от 13.01.2017 N 17/2317/17). Проведение закупки способом закупки у единственного поставщика с соблюдением всех требований действующего законодательства само по себе не может рассматриваться как ограничение доступа к участию в торгах и не является нарушением Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) (постановление Одиннадцатого ААС от 31.01.2019 N 11АП-19980/18).
В то же время если заказчик искусственно разделяет необходимый ему товар, работу или услугу на несколько закупок с целью избежать проведения процедур конкурентных закупок, такое дробление закупки может быть квалифицировано как нарушение требований Закона N 223-ФЗ, а также ч. 1 ст. 17 Закона N 135-ФЗ.
*(2) Составы административных правонарушений при несоблюдении порядка осуществления закупки товаров, работ, услуг заказчиком (его должностными лицами) предусмотрены ст. 7.32.3 КоАП РФ. Смотрите подробнее в материале: Ответственность заказчика за нарушения положений Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (подготовлено экспертами компании ГАРАНТ).
*(3) В некоторых случаях двусторонняя реституция не представляется возможной. Так, в случае, если покупатель передал имущество третьему лицу, права собственника имущества не могут быть защищены применением последствий недействительности сделки. Поскольку собственник не связан с владельцем имущества договорными отношениями, предметом которых выступало бы это имущество, или отношениями, возникающими в связи с применением последствий недействительности сделки, надлежащим способом защиты его прав является истребование имущества из чужого незаконного владения, иными словами, предъявление виндикационного иска к фактическому владельцу имущества (ст.ст. 301, 302 ГК РФ, п. 34 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22).
Также, учитывая потребляемую природу многих родовых вещей, реституцироваться могут не именно те родовые вещи, которые были переданы по договору, а другие, но имеющие те же количественные и качественные характеристики. При реституции родовых вещей речь идет не о возврате той же вещи, а возврате вещи той же ценности, то есть компенсации в натуре. Согласно п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" по смыслу п. 1 ст. 308.3 ГК РФ кредитор не вправе требовать по суду от должника исполнения обязательства в натуре, если осуществление такого исполнения объективно невозможно, в частности, в случае гибели индивидуально определенной вещи, которую должник был обязан передать кредитору, либо правомерного принятия органом государственной власти или органом местного самоуправления акта, которому будет противоречить такое исполнение обязательства. При этом отсутствие у должника того количества вещей, определенных родовыми признаками, которое он по договору обязан предоставить кредитору, само по себе не освобождает его от исполнения обязательства в натуре, если оно возможно путем приобретения необходимого количества товара у третьих лиц (п.п. 1, 2 ст. 396, п. 2 ст. 455 ГК РФ).