Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Государственным бюджетным профессиональным образовательным учреждением Сахалинской области (далее - Учреждение) был оплачен счет транспортного агентства за авиабилеты перевозчика (далее - Авиакомпания) для перелета работников и студентов Учреждения в соответствии с приказом данного Учреждения о направлении указанных лиц для участия в международном конкурсе. Счет был выставлен на основании письменной заявки Учреждения, в которой были указаны маршрут, сроки перевозки, перечень пассажиров. Однако в связи с введением на территории России ограничительных мер в целях борьбы с распространением коронавирусной инфекции указанный конкурс был перенесен на неопределенный срок. По этой причине Учреждение заблаговременно (за две недели до вылета) направило транспортному агентству письмо об отказе от авиаперевозки и потребовало вернуть провозную плату. Аналогичное письмо о возврате провозной платы также было направлено и Авиакомпании. Однако провозная плата за авиаперевозку Учреждению в установленный срок возвращена не была, в связи с чем Учреждение предъявило в арбитражный суд иск к Авиакомпании о взыскании неосновательного обогащения. В своем отзыве на иск Авиакомпания указывает, что Учреждение не является надлежащим истцом по данному делу по следующим основаниям: 1) учреждение не является пассажиром, с которым заключены договоры воздушной перевозки, а также не представлены документы, свидетельствующие о полномочиях Учреждения действовать в интересах пассажиров; 2) учреждение не является плательщиком, поскольку в платежном поручении за авиабилеты в разделе "Плательщик" имеется слово: СахМинФин. Между тем учитывая тот факт, что нормативными актами данный вопрос не урегулирован, решение подавать иск к Авиакомпании от истца - Учреждения было основано на судебной практике, а именно на арбитражном деле N А41-14835/19 по иску организации к ответчику (авиаперевозчику) о взыскании денежных средств (убытков) в связи с нарушением срока авиаперевозки пассажиров - работников истца (постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.12.2019 N Ф05-22290/19 по делу N А41-14835/19). По данному делу истцом являлся работодатель, который приобрел авиабилеты для своих работников по командировочному заданию на основании приказа. Указанное дело рассматривалось судами нескольких инстанций, и вопрос о ненадлежащем истце ни ответчиком, ни судами не поднимался. Вместе с тем если предположить вариант с коллективным иском (от лица работников и студентов), то Учреждение не обладает правом обязывать своих работников и студентов подавать соответствующий иск к Авиакомпании, тогда как обязанность вернуть деньги в бюджет за несостоявшийся перелет лежит на Учреждении. Кроме этого, в случае коллективного иска работники и студенты Учреждения будут вынуждены нести судебные расходы на юридическую помощь при составлении иска и должны будут уплатить госпошлину, тогда как Учреждение компенсировать данные расходы указанным лицам не вправе. Вправе ли Учреждение при таких обстоятельствах предъявить авиаперевозчику требование о возврате провозной платы, или таким правом обладают только пассажиры (сотрудники Учреждения)?

Государственным бюджетным профессиональным образовательным учреждением Сахалинской области (далее - Учреждение) был оплачен счет транспортного агентства за авиабилеты перевозчика (далее - Авиакомпания) для перелета работников и студентов Учреждения в соответствии с приказом данного Учреждения о направлении указанных лиц для участия в международном конкурсе. Счет был выставлен на основании письменной заявки Учреждения, в которой были указаны маршрут, сроки перевозки, перечень пассажиров. Однако в связи с введением на территории России ограничительных мер в целях борьбы с распространением коронавирусной инфекции указанный конкурс был перенесен на неопределенный срок. По этой причине Учреждение заблаговременно (за две недели до вылета) направило транспортному агентству письмо об отказе от авиаперевозки и потребовало вернуть провозную плату. Аналогичное письмо о возврате провозной платы также было направлено и Авиакомпании. Однако провозная плата за авиаперевозку Учреждению в установленный срок возвращена не была, в связи с чем Учреждение предъявило в арбитражный суд иск к Авиакомпании о взыскании неосновательного обогащения. В своем отзыве на иск Авиакомпания указывает, что Учреждение не является надлежащим истцом по данному делу по следующим основаниям: 1) учреждение не является пассажиром, с которым заключены договоры воздушной перевозки, а также не представлены документы, свидетельствующие о полномочиях Учреждения действовать в интересах пассажиров; 2) учреждение не является плательщиком, поскольку в платежном поручении за авиабилеты в разделе "Плательщик" имеется слово: СахМинФин. Между тем учитывая тот факт, что нормативными актами данный вопрос не урегулирован, решение подавать иск к Авиакомпании от истца - Учреждения было основано на судебной практике, а именно на арбитражном деле N А41-14835/19 по иску организации к ответчику (авиаперевозчику) о взыскании денежных средств (убытков) в связи с нарушением срока авиаперевозки пассажиров - работников истца (постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.12.2019 N Ф05-22290/19 по делу N А41-14835/19). По данному делу истцом являлся работодатель, который приобрел авиабилеты для своих работников по командировочному заданию на основании приказа. Указанное дело рассматривалось судами нескольких инстанций, и вопрос о ненадлежащем истце ни ответчиком, ни судами не поднимался. Вместе с тем если предположить вариант с коллективным иском (от лица работников и студентов), то Учреждение не обладает правом обязывать своих работников и студентов подавать соответствующий иск к Авиакомпании, тогда как обязанность вернуть деньги в бюджет за несостоявшийся перелет лежит на Учреждении. Кроме этого, в случае коллективного иска работники и студенты Учреждения будут вынуждены нести судебные расходы на юридическую помощь при составлении иска и должны будут уплатить госпошлину, тогда как Учреждение компенсировать данные расходы указанным лицам не вправе.
Вправе ли Учреждение при таких обстоятельствах предъявить авиаперевозчику требование о возврате провозной платы, или таким правом обладают только пассажиры (сотрудники Учреждения)?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
По нашему мнению, при изложенных обстоятельствах правом требовать от перевозчика возврата суммы провозной платы обладает учреждение как сторона договора перевозки. Однако в спорной ситуации окончательный вывод по этому вопросу может сделать только суд с учетом всех значимых обстоятельств.

Обоснование позиции:
В соответствии с п. 1 ст. 786 ГК РФ по договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу; пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа и за провоз багажа.
Согласно п. 1 ст. 103 Воздушного кодекса РФ (далее - ВК РФ) по договору воздушной перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира воздушного судна в пункт назначения с предоставлением ему места на воздушном судне, совершающем рейс, указанный в билете, а в случае сдачи пассажиром воздушного судна багажа обязуется доставить багаж в пункт назначения и выдать пассажиру воздушного судна или управомоченному им на получение багажа лицу.
Пунктом 2 ст. 100 ВК РФ установлено, что пассажиром воздушного судна является физическое лицо, заключившее договор воздушной перевозки пассажира, либо физическое лицо, в целях перевозки которого заключен договор фрахтования воздушного судна (воздушный чартер).
Таким образом, в силу приведенных норм сторонами договора воздушной перевозки пассажира являются перевозчик и пассажир.
Вместе с тем обратим внимание на правила ст. 430 ГК РФ, которые предусматривают возможность заключения договора в пользу третьего лица. Согласно п. 1 этой статьи договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.
Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица (п. 2 ст. 430 ГК РФ).
Как отмечается в судебной практике, таким договором между должником и кредитором устанавливается их юридическая (договорная) связь с третьим лицом, несмотря на то, что третье лицо участия в заключении договора не принимает (постановление Тринадцатого ААС от 04.03.2015 N 13АП-1698/15).
Из вопроса следует, что в рассматриваемом случае учреждение и перевозчик в лице транспортного агентства заключили договоры, устанавливающие обязанность перевозчика осуществить воздушную перевозку пассажиров (ст. 420 ГК РФ), при этом были согласованы существенные условия перевозки (вид транспорта, маршрут, сроки и т.д.)*(1). В подтверждение заключения договоров учреждению были выданы авиабилеты (п. 2 ст. 105 ВК РФ). При этом сотрудники учреждения (пассажиры) волеизъявления на заключение договоров не выражали, тем не менее они вправе воспользоваться услугой воздушной перевозки, а перевозчик обязан им такую услугу оказать. При таких обстоятельствах, на наш взгляд, возможна квалификация упомянутого в вопросе договора перевозки как договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ).
Хотя гражданское законодательство прямо не указывает на возможность заключить договор воздушной перевозки пассажира, по которому перевозчик исполняет свое обязательство не непосредственно стороне договора, а пассажиру как третьему лицу, такой договор, по нашему мнению, ни ГК РФ, ни ВК РФ или иным правовым актам не противоречит (п. 2 ст. 1, ст. 421 ГК РФ).
Суды не ставят под сомнение правомерность заключения договоров перевозки пассажиров как договоров в пользу третьего лица (постановления Девятого ААС от 05.09.2016 N 09АП-35816/16, 09АП-35817/16, Четвертого ААС от 12.11.2010 N 04АП-4390/10, апелляционное определение Омского областного суда от 15.10.2014 по делу N 33-6665/2014).
В рамках такого договора третье лицо не становится стороной обязательства и не заменяет собой кредитора. Оно лишь приобретает право требовать исполнения договорного обязательства (например, оказания услуг по перевозке пассажира) в свою пользу. Кредитором остается лицо, заключившее договор. Соответственно, если договор об оказании услуг расторгнут, то именно у кредитора (заказчика) как стороны в обязательстве (ст. 308 ГК РФ) возникает право требовать возврата суммы оплаты услуг в качестве неосновательного обогащения, если должник (исполнитель) не оказал эти услуги (п. 4 ст. 453 ГК РФ).
Согласно п. 1 ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет суд, арбитражный суд или третейский суд (далее - суд) в соответствии с их компетенцией.
Таким образом, в рассматриваемом случае мы не видим оснований утверждать, что правом требовать от перевозчика возврата провозной платы обладают пассажиры (сотрудники учреждения), а не само учреждение. Поскольку стороной договора является учреждение, пассажиры не участвовали в договоре и не оплачивали перевозку, учреждение, на наш взгляд, не лишено права в судебном порядке потребовать возврата суммы, уплаченной за авиабилеты.
Однако изложенный вывод является лишь нашим экспертным мнением, который основан на информации, содержащейся в вопросе, и может не совпасть с позицией суда в конкретном споре. Судебной практики, в которой рассматривались бы аналогичные ситуации, мы не обнаружили. Окончательный вывод по этому вопросу может сделать только суд исходя из фактических обстоятельств.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ерин Павел

Ответ прошел контроль качества

22 декабря 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Смотрите также материал:
- Энциклопедия решений. Договор перевозки пассажиров и багажа.