Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Юридическое лицо (ООО) исключено из ЕГРЮЛ как недействующее (отсутствие движений по расчетному счету, непредоставление отчетности в течение 12 месяцев) в июле 2020 года. На текущий момент выяснилось, что единственный участник, который владел более 50% доли в уставном капитале, попал под ограничения пп. "ф" ст. 1.23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" - на момент исключения ООО имело задолженность перед бюджетом. Вправе ли участник отчуждать свою долю в другой организации (продажа, дарение и т.д.)? Возможно ли досрочно снять ограничения, налагаемые данной нормой?

Юридическое лицо (ООО) исключено из ЕГРЮЛ как недействующее (отсутствие движений по расчетному счету, непредоставление отчетности в течение 12 месяцев) в июле 2020 года. На текущий момент выяснилось, что единственный участник, который владел более 50% доли в уставном капитале, попал под ограничения пп. "ф" ст. 1.23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" - на момент исключения ООО имело задолженность перед бюджетом.
Вправе ли участник отчуждать свою долю в другой организации (продажа, дарение и т.д.)?
Возможно ли досрочно снять ограничения, налагаемые данной нормой?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Запрет, установленный подпунктом "ф" п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации, запрещает не любые регистрационные действия с участием указанных в нем лиц, а только те, которые подразумевают регистрацию этих лиц в качестве учредителя вновь создаваемого юридического лица, нового участника уже действующего юридического лица или нового директора любого из таких юрлиц. При этом действующее законодательство не предусматривает возможности досрочного снятия ограничений, налагаемых данной нормой.

Обоснование вывода:
С 1 января 2016 года п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о госрегистрации) дополнен подпунктом "ф", предусматривающим дополнительные основания для отказа в государственной регистрации. В частности, такой отказ допускается, если в регистрирующий орган представлены документы в отношении:
- бывшего участника (с долей не менее 50%) общества с ограниченной ответственностью, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего, и на момент исключения из Реестра имевшего задолженность перед бюджетом;
- лица, имевшего на момент исключения юридического лица (также задолжавшего бюджету) из ЕГРЮЛ право без доверенности действовать от его имени (далее - директор*(1)).
На наш взгляд, формулировка, использованная законодателем в указанной норме - если в регистрирующий орган представлены документы для включения сведений об учредителе (участнике) юридического лица либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - позволяет говорить о достаточно конкретном, точечном применении ограничений: отказ в регистрационных действиях допускается в отношении не любых действий и документов с участием указанных лиц, а только тех, которые подразумевают их регистрацию в качестве учредителя вновь создаваемого юридического лица, нового участника уже действующего юридического лица или нового директора*(1) любого из таких юрлиц.
Можно вполне уверенно говорить о том, что пп. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации не подразумевает запрета для указанных лиц продолжать выступать в качестве участника или директора уже существующих организаций (то есть не содержит принципиального запрета на осуществление определенных видов деятельности), а лишь предотвращает их появление в указанном качестве в других юридических лицах, в которых они прежде не присутствовали. Обратное прочтение можно было бы рассматривать как нарушение конституционных прав участника ООО (лишение или ограничение прав собственности, имущественных прав, ст. 35 Конституции РФ). Кроме того, такая трактовка закона существенно затрудняла бы нормальное функционирование организации с таким участником или директором, делая невозможными, по сути, любые действия, связанные с изменением сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, что в определенных ситуациях может полностью парализовать деятельность общества, которое, отметим, никоим образом не причастно к нарушениям, допущенным участником или директором в другом юридическом лице. В определении Конституционного Суда РФ от 13.03.2018 N 580-О отмечено, что предусмотренная пп. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации дополнительная гарантия обеспечения достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, не может рассматриваться как чрезмерное, непропорциональное и несовместимое с конституционно значимыми ценностями ограничение конституционных прав граждан, закрепленных в статьях 34 и 35 Конституции Российской Федерации, поскольку затрагивает только лишь недобросовестных лиц (смотрите также определение Конституционного Суда РФ от 13 марта 2018 г. N 582-О).
Таким образом, полагаем, что расширительное толкование пп. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации, приводящее к невозможности вообще любых регистрационных действий с участием бывших участника и директора исключенного из Реестра юрлица, неправомерно. Отказ в регистрационных действиях допускается только в прямо указанных в законе случаях, когда бывший участник (директор) пытается:
- создать новое юридическое лицо, выступая в качестве его учредителя (соучредителя) (смотрите постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 сентября 2019 г. N 09АП-46891/19);
- стать участником другого юридического лица, например, приобретая долю в уставном капитале организации*(2) (смотрите постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19 февраля 2020 г. N Ф09-9824/19 по делу N А76-16597/2019);
- назначается новым директором*(1) другого юридического лица (смотрите постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2020 г. N 08АП-18009/19).
Полагаем, что ситуация, связанная с отчуждением бывшим участником (директором) исключенного из Реестра юрлица, своей доли в другой организации (продажа, дарение и т.д.), под ограничения пп. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации не подпадает: согласно пояснительной записке к проекту федерального закона N 613254-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" данный законопроект имел целью в том числе ввести ограничения на участие в создании юридических лиц на определённый срок для физических лиц, ранее задействованных в создании и деятельности юридических лиц с признаками фиктивной деятельности, нарушавших законодательство РФ. Судебная практика также исходит из того, что норма п. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации имеет своей целью исключить возможность участия указанных в ней лиц в деятельности иных юридических лиц в течение определенного периода (определение ВС РФ от 14.11.2017 N 309-КГ17-16400, постановления АС Уральского округа от 30.06.2017 N Ф09-1061/17, Семнадцатого ААС от 15.11.2017 N 17АП-17316/16). При таких обстоятельствах выход участника из ООО в результате отчуждения доли третьему лицу вполне согласуется с целями закона, и отказ в регистрационных действиях очевидным образом противоречит целям законодателя.
Косвенно в пользу этой позиции свидетельствует также отсутствие судебной практики, где рассматривался бы отказ регистрирующего органа в регистрации перехода доли в связи с тем, что под ограничения, установленные пп. "ф" п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации, подпадает продавец доли, а не покупатель.
Отказ в регистрационных действиях в отношении бывших участника и директора допускается только в пределах трех лет с момента исключения организации из ЕГРЮЛ. При этом действующее законодательство не предусматривает возможности досрочного снятия указанных ограничений в отношении регистрации сведений об учредителе (участнике) юридического лица либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, установленного пп. "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ (смотрите постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 февраля 2020 г. N Ф07-18167/19 по делу N А56-88353/2018). Единственным действенным вариантом поведения в этой ситуации представляется обжалование решения налогового органа собственно об исключении ООО из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица. В случае успеха такого обжалования ограничения, предусмотренные пп. "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, применяться не должны.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Золотых Максим

Ответ прошел контроль качества

18 сентября 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

------------------------------------------------------------------------
*(1) Круг лиц, имеющих право без доверенности действовать от имени юридического лица, безусловно, шире; понятие директор используется исключительно из соображений краткости изложения.
*(2) Отметим, если доля в уставном капитале ООО перешла к такому лицу по наследству, то регистрирующий орган не вправе отказать в регистрации сведений о наследнике как об участнике ООО (п. 1.7 Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 1 (2020), направленного письмом ФНС России от 09.04.2020 N КВ-4-14/6053@).