Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Между организацией "А" (продавец) и "Б" (покупатель) был заключен договор купли-продажи оборудования от 04.03.2020. Оплата предусмотрена в три этапа: 1) 35% - пять рабочих дней после подписания договора; 2) 55% - пять рабочих дней от даты получения уведомления о готовности к отгрузке; 3) 10% - пять рабочих дней от даты подписания акта пусконаладочных работ. Срок передачи оборудования по договору был установлен в 55 рабочих дней после согласования схемы оборудования, при обязательном предоставлении образцов тары (18 марта 2020 года) и поступления аванса в 35% (12 марта 2020). По мнению Покупателя, срок передачи оборудования в 55 рабочих дней, установленный договором, начался 18 марта 2020 года и закончился 09 июня 2020 года. Покупатель потребовал расторгнуть договор и вернуть аванс (претензия от 16 июля 2020 г.). По мнению Продавца, датой передачи оборудования является 20 июля 2020 года, срок начался также с 18 марта 2020, с учетом Указов Президента РФ от 25.03.2020 N 206, от 02.04.2020 N 239, от 28.04.2020 N 294, от 29.05.2020 N 345, от 01.06.2020 N 354. Продавец требует оплатить вторую часть оплаты в 55% и принять оборудование. Кто прав в подсчете сроков передачи оборудования?

Между организацией "А" (продавец) и "Б" (покупатель) был заключен договор купли-продажи оборудования от 04.03.2020. Оплата предусмотрена в три этапа: 1) 35% - пять рабочих дней после подписания договора; 2) 55% - пять рабочих дней от даты получения уведомления о готовности к отгрузке; 3) 10% - пять рабочих дней от даты подписания акта пусконаладочных работ. Срок передачи оборудования по договору был установлен в 55 рабочих дней после согласования схемы оборудования, при обязательном предоставлении образцов тары (18 марта 2020 года) и поступления аванса в 35% (12 марта 2020).
По мнению Покупателя, срок передачи оборудования в 55 рабочих дней, установленный договором, начался 18 марта 2020 года и закончился 09 июня 2020 года. Покупатель потребовал расторгнуть договор и вернуть аванс (претензия от 16 июля 2020 г.).
По мнению Продавца, датой передачи оборудования является 20 июля 2020 года, срок начался также с 18 марта 2020, с учетом Указов Президента РФ от 25.03.2020 N 206, от 02.04.2020 N 239, от 28.04.2020 N 294, от 29.05.2020 N 345, от 01.06.2020 N 354. Продавец требует оплатить вторую часть оплаты в 55% и принять оборудование.
Кто прав в подсчете сроков передачи оборудования?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
В рассматриваемом случае срок передачи оборудования начал течь с 19.03.2020 и окончился 09.06.2020.

Обоснование позиции:
Правила исчисления сроков в гражданских правоотношениях установлены положениями главы 11 части первой ГК РФ.
В соответствии со ст. 191 ГК РФ течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало. Статьей ст. 193 ГК РФ предусмотрено, что в случае, если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день.
Указами Президента РФ от 25.03.2020 N 206, от 02.04.2020 N 239 и от 28.04.2020 N 294 (далее соответственно - Указ N 206, Указ N 239, Указ N 294) дни с 30 марта по 30 апреля и с 6 по 8 мая 2020 г. объявлены нерабочими днями с сохранением за работниками заработной платы. Таким образом, в настоящей ситуации в период, в течение которого должно быть исполнено обязательство по передаче товара, входят дни, являющиеся нерабочими в соответствии с вышеупомянутыми Указами Президента РФ.
Однако в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1, утвержденном Президиумом ВС РФ 21.04.2020 (далее - Обзор), сформулирована следующая правовая позиция. Нерабочие дни, объявленные таковыми Указами Президента РФ N 206 и N 239, относятся к числу мер, установленных в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, направленных на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), и не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ, под которым понимаются выходные и нерабочие праздничные дни, предусмотренные ст.ст. 111, 112 ТК РФ. Иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом, что не соответствует целям названных Указов Президента РФ. Поэтому, как заключили судьи, при отсутствии иных оснований для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (ст. 401 ГК РФ) установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. основанием для переноса срока исполнения обязательства исходя из положений ст. 193 ГК РФ не является (смотрите вопрос 5 Обзора).
Эта правовая позиция применима и к дням с 6 по 8 мая 2020 года, которые были объявлены нерабочими в соответствии с Указом N 294 (смотрите вопрос 2 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2, утвержденного Президиумом ВС РФ 30.04.2020).
Представляется также, что, устанавливая срок передачи оборудования до момента объявления нерабочих дней в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (далее - коронавирус), стороны исходили из соотношения рабочих и нерабочих дней, актуального на дату заключения договора, и не могли учитывать, что в связи с угрозой распространения коронавируса нерабочими будут признаны и другие дни.
Поэтому, на наш взгляд, с учетом изложенного правового подхода, дни, которые являются нерабочими в соответствии с упомянутыми Указами Президента РФ, в настоящей ситуации не влияют на срок исполнения обязательства по поставке товара. Поэтому, с учетом правил ст.ст. 190, 191 ГК РФ, ст.ст. 111, 112 ТК РФ, срок поставки оборудования, начавший течь 19.03.2020, в рассматриваемом случае, действительно, истек 09.06.2020, и с 10.06.2020 имеет место просрочка в передаче этого товара со стороны продавца.
Отметим, что продавец освобождается от ответственности за нарушение срока исполнения обязательства, если обстоятельства, связанные с распространением коронавируса, в этом случае являются непреодолимой силой. При этом продавец должен доказать, что нарушение установленного срока передачи товара вызвано обстоятельствами непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Рекомендуем также ознакомиться с материалом:
- Вопрос: Нарушение срока исполнения договора в условиях коронавируса (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, апрель 2020 г.).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ерин Павел

Ответ прошел контроль качества

27 июля 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.