Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Статья 582 ГК РФ не раскрывает, что подразумевается под пожертвованием права. Тем не менее институт пожертвования регулируется главой "Дарение", в которой под дарением имущественного права подразумевается право требования (п. 1 ст. 572 ГК РФ). Не будет ли противоречить ГК РФ заключение договора пожертвования, согласно которому собственник предмета жертвует некоммерческой организации право пользования предметом (планируется временная передача права пользования вещью)?

Статья 582 ГК РФ не раскрывает, что подразумевается под пожертвованием права. Тем не менее институт пожертвования регулируется главой "Дарение", в которой под дарением имущественного права подразумевается право требования (п. 1 ст. 572 ГК РФ).
Не будет ли противоречить ГК РФ заключение договора пожертвования, согласно которому собственник предмета жертвует некоммерческой организации право пользования предметом (планируется временная передача права пользования вещью)?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Временная передача по договору пожертвования права пользования вещью не отвечает правовой природе отношений пожертвования, но представляет собой предмет договора безвозмездного пользования.

Обоснование позиции:
Как справедливо отмечено в вопросе, в соответствии с положениями п. 1 ст. 572 ГК РФ о договоре дарения и п. 1 ст. 582 ГК РФ о договоре пожертвования, который по смыслу последней нормы является разновидностью договора дарения, предметом пожертвования могут быть имущественные права.
Законодательство не содержит четкого определения имущественных прав, хотя и называет их в качестве самостоятельного объекта гражданских прав (ст. 128 ГК РФ). Однако как в законе, так и в правоприменительной практике право пользования какой-либо вещью рассматривается именно как имущественное право (смотрите, например, п. 4 ст. 123.20-1 ГК РФ, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2017 N 09АП-40526/17).
Вместе с тем при оценке возможности собственника той или иной вещи передать право пользования ею по договору пожертвования необходимо принимать во внимание как саму правовую природу указанного договора, так и сущность прав собственника на вещь.
В частности, следует учитывать, что договор пожертвования не предполагает временного обладания передаваемыми по нему вещью или правом, так как по смыслу п. 1 ст. 572, п. 1, п. 5 и п. 6 ст. 582 ГК РФ указанные вещь или право передаются одаряемому насовсем, без возможности возврата их к жертвователю или отмены дарения, за исключением случаев использования пожертвованного имущества не в соответствии с указанным жертвователем назначением или изменения этого назначения с нарушением правил, установленных п. 4 ст. 582 ГК РФ.
В свою очередь, право собственности, принадлежащее тому или иному лицу, означает наличие у этого лица в отношении принадлежащей ему на данном праве вещи так называемой основной "триады" прав: владения, пользования и распоряжения (п. 1 ст. 209 ГК РФ). И хотя п. 2 ст. 209 ГК РФ предоставляет собственнику возможность передавать третьим лицам указанные права, оставаясь при этом собственником имущества, он одновременно оговаривает, что такая передача не должна противоречить закону, иным правовым актам или нарушать права и законные интересы других лиц.
В связи с этим необходимо помнить, что действующая в Российской Федерации система гражданского права не допускает возможности "расщепления" полномочий собственника между несколькими субъектами или лицами, выступающими от имени собственника, на что указывают и правоприменительная практика*(1), и доктрина*(2).
Отсюда следует вывод, что передача третьему лицу, не являющемуся собственником, права пользования вещью на постоянной (бессрочной), а не на временной основе, на наш взгляд, возможна только в случаях и по основаниям, которые прямо предусмотрены законом (в основном, при передаче имущества на ограниченных вещных правах (ст. 216 ГК РФ), перечень которых является закрытым).
Поскольку закон не называет договор пожертвования в числе оснований, по которым к другому лицу на постоянной основе могут переходить не все полномочия собственника в полном объеме, а лишь часть из них, мы полагаем, что у собственника в принципе отсутствует возможность произвольно "разделить" свое право собственности, передав одаряемому только право пользования вещью.
К тому же из вопроса следует, что собственник не намерен передавать право пользования имущества одаряемому на постоянной основе, ограничившись лишь временным его предоставлением.
Данные обстоятельства указывают на то, что соответствующие отношения сторон наибольшим образом отвечают не конструкции договора пожертвования, а договору безвозмездного пользования (ссуды).
Данный договор предполагает, что одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (п. 1 ст. 689 ГК РФ). По своему характеру такой договор близок к договору аренды (ст. 606, п. 2 ст. 689 ГК РФ), но в отличие от него не предусматривает предоставление стороне платы или иного встречного предоставления за исполнение своих обязательств (п. 2 ст. 423 ГК РФ). Отличительными признаками договора безвозмездного пользования является отсутствие перехода права собственности, срочность договора*(3), наличие встречных обязательств: обязанность ссудополучателя поддерживать вещь в исправном состоянии, нести расходы на ее содержание (ст. 695 ГК РФ), обязанность ссудополучателя возвратить ссудодателю имущество в том состоянии, в котором оно получено, с учетом нормального износа (п. 1 ст. 689 ГК РФ, постановление Восемнадцатого ААС от 19.07.2016 N 18АП-7539/16).
В заключение отметим, что, несмотря на общее правило о свободе договора (ст.ст. 1, 421 ГК РФ), квалификация договора, то есть отнесение его к тому или иному виду договоров, предусмотренных законодательством, не зависит от его названия или примененной в нем терминологии. При квалификации отношений сторон следует учитывать прежде всего то, на установление, изменение или прекращение каких именно гражданских прав и обязанностей было направлено волеизъявление сторон при заключении договора.
Так, например, в постановлении от 13.03.2017 N Ф03-421/17 АС Дальневосточного округа указал, что, поскольку воля сторон применительно к рассматриваемым сделкам была направлена на безвозмездную передачу вещи в собственность, такой договор может быть признан договором пожертвования, но не договором безвозмездного пользования*(4).
Соответственно, напротив, при наличии признаков лишь временной передачи права пользования вещью в сочетании с отсутствием у собственника возможности безвозвратно отчуждать по договору пожертвования право пользования вещью отдельно от иных правомочий собственника в их совокупности, такой договор с наибольшей вероятностью не будет расценен как договор пожертвования.
К сожалению, какой-либо правоприменительной практики по данному вопросу нам обнаружить не удалось.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Чашина Татьяна

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

12 сентября 2019 г.

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Смотрите, например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.08.1997 N Ф08-1089/97, решение АС Саратовской области от 24.09.2008 по делу N А57-13542/06, решение Волгодонского районного суда Ростовской области от 16.04.2019 по делу N 2-908/2019.
*(2) Смотрите, например, материал: "Самой идеей вещного права мы преодолеваем зависимость от материальных вещей" (интервью с Д.В. Дождевым, ведущим научным сотрудником Института государства и права РАН) // Закон. - 2016. - N 6).
*(3) Указание на срок использования является характерным признаком договора безвозмездного пользования (смотрите определение ВС РФ от 16.03.2018 N 306-ЭС18-760).
*(4) Обращаем внимание на то, что сама по себе безвозмездность передачи имущества является не единственным признаком пожертвования. В частности, согласно правовой позиции, изложенной в определении ВАС РФ от 21.06.2013 N ВАС-4606/13, пожертвование предполагает наличие волеизъявления жертвователя на передачу имущества с намерением облагодетельствовать одаряемого, а не по иному основанию. В связи с этим следует также учитывать, что пожертвование является одной из форм благотворительной деятельности (апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 16.09.2014 по делу N 33-7051/14). Благотворительная деятельность осуществляется путем добровольной, бескорыстной, безвозмездной передачи гражданам или юридическим лицам имущества, денежных средств, бескорыстного выполнения работ, предоставления услуг (апелляционное определение СК по гражданским делам Курского областного суда от 18.04.2018).