Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Вправе ли тренер во время выездного длительного (свыше двух недель) тренировочного сбора детей (до 18 лет) вне места проживания детей проводить досмотр их личных вещей и выкладывать информацию в родительский чат?

Вправе ли тренер во время выездного длительного (свыше двух недель) тренировочного сбора детей (до 18 лет) вне места проживания детей проводить досмотр их личных вещей и выкладывать информацию в родительский чат?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Тренер не вправе проводить осмотр личных вещей детей и выкладывать информацию в родительский чат.

Обоснование позиции:
Статьи 22, 23 Конституции РФ гарантируют каждому право на свободу и личную неприкосновенность, на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24 Конституции РФ). Кроме того, в соответствии со ст. 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.
Такие права закрепляются и за несовершеннолетними. Так, согласно ст. 6 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" ребенку от рождения принадлежат и гарантируются государством права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, Семейным кодексом Российской Федерации и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Действующее законодательство предусматривает исчерпывающий перечень должностных лиц, уполномоченных на проведение осмотра личных вещей граждан без их согласия (смотрите, например, ч. 2 ст. 27.7 КоАП РФ, ст. 184 УПК РФ, ч. 6 ст. 82 УИК РФ, п. "и" ст. 13 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности", абзац 6 ст. 11 Федерального закона от 14 апреля 1999 г. N 77-ФЗ "О ведомственной охране" и т.д.). Поскольку принудительный осмотр личных вещей, очевидно, является ограничением гарантированных Конституцией РФ прав, право на его проведение должно быть прямо предусмотрено федеральным законом и предоставлено только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, как того прямо требует часть 3 ст. 55 Конституции РФ. Однако ни в Федеральном законе от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", ни в Федеральном законе от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" такого права мы не находим.
Отметим, что в соответствии с п. 2 ч. 6 Закона N 273-ФЗ на образовательную организацию возложена обязанность осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации. В свою очередь, законодательство о физической культуре и спорте основывается на принципе обеспечения безопасности жизни и здоровья лиц, занимающихся физической культурой и спортом, а также участников и зрителей физкультурных мероприятий и спортивных мероприятий (п. 6 ст. 3 Закона N 329-ФЗ); при реализации программ спортивной подготовки организации, осуществляющие спортивную подготовку, создают условия для охраны здоровья лиц, проходящих в них спортивную подготовку (ч. 6 ст. 34.1 Закона N 329-ФЗ). При этом образовательная организации, иная организация, обязанные осуществлять надзор за несовершеннолетними, не достигшими четырнадцати лет, несут ответственность за причиненный ими вред при наличии своей вины (п. 3 ст. 1073 ГК РФ).
Данные положения законодательства, на наш взгляд, могут служить основанием для изъятия*(1) педагогическим работником либо тренером у ребенка предметов, опасных для него и (или) окружающих, если педагогический работник либо тренер видит такие предметы в руках у ребенка. Однако право проводить осмотр личных вещей ребенка эти нормы данным лицам все же не предоставляют. При наличии обоснованных подозрений на совершение ребенком противоправных действий педагогический работник либо тренер должны сообщить об этом законным представителям ребенка и вызвать сотрудников полиции, которые уполномочены проводить осмотр личных вещей.
К сожалению, среди доступных нам материалов судебной практики обнаружено только одно дело, в котором обсуждалась правомерность действий образовательного учреждения по проведению личного осмотра и осмотра личных вещей ребенка. Суд первой инстанции поддержал требования родителя ребенка, признав эти действия незаконными. Однако суд апелляционной инстанции в иске отказал (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 07 октября 2015 г. по делу N 33-3663/2015). Тем не менее, по нашему мнению, суд не привел убедительных доводов в пользу законности оспариваемых действий, сославшись лишь на заключение прокуратуры, согласно которому фактов превышения полномочий сотрудниками школы-интерната в отношении ребенка не установлено.
Что касается выкладывания информации о ребенке в родительский чат, надлежит считать такие действия распространением информации о частной жизни лица без его согласия, что прямо запрещено статьей 24 Конституции РФ.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Прибыткова Мария

Ответ прошел контроль качества

26 июля 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Изъять, но лишь для передачи законным представителям ребенка.