Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Вправе ли годовое общее собрание акционеров принять решение не выплачивать дивиденды по итогам года, если в уставе акционерного общества установлена минимальная доля прибыли общества (в процентах), направляемая на выплату дивидендов?

Вправе ли годовое общее собрание акционеров принять решение не выплачивать дивиденды по итогам года, если в уставе акционерного общества установлена минимальная доля прибыли общества (в процентах), направляемая на выплату дивидендов?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Такое решение общего собрания может быть обжаловано акционерами и признано недействительным по решению суда.

Обоснование позиции:
В первую очередь необходимо отметить, что наличие в уставе общества подобной нормы вызывает определённые сомнения с точки зрения её законности. Дело в том, что согласно п. 1 ст. 42 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО) общество вправе по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев отчетного года и (или) по результатам отчетного года принимать решения (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, если иное не установлено Законом об АО. Решение о выплате (объявлении) дивидендов принимается общим собранием акционеров по рекомендации совета директоров (п.п. 3, 4 ст. 42 Закона об АО).
Требования к уставу общества установлены в ст. 11 Закона об АО, и о возможности включения в него нормы об обязательном направлении части прибыли на выплату дивидендов ни в этой статье, ни в других статьях Закона об АО не говорится. Не упоминается о такой возможности и в ГК РФ. Иначе говоря, закон, во-первых, прямо предусматривает право собрания акционеров принимать решение о выплате или невыплате дивидендов и об их размере и, во-вторых, не предусматривает возможности какого-либо ограничения этого права уставом. Впрочем, нет в законе и запрета на включение в устав подобной нормы.
Сама по себе возможность установления на долговременной основе минимальной доли чистой прибыли общества, направляемой на выплату дивидендов (или порядка определения такой доли), законодательству не противоречит и, более того, входит в число стандартов современной корпоративной политики. Так в п. 1.1.2 главы 9 Кодекса корпоративного поведения (рекомендован распоряжением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 4 апреля 2002 г. N 421/р) рекомендуется в Положении о дивидендной политике установить порядок определения минимальной доли чистой прибыли общества, направляемой на выплату дивидендов. Пунктом 32 части Б Кодекса корпоративного управления (рекомендован к применению акционерными обществами, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам, письмом Банка России от 10 апреля 2014 г. N 06-52/2463) для обществ, составляющих консолидированную финансовую отчетность, рекомендовано установить порядок определения минимальной доли консолидированной чистой прибыли, направляемой на выплату дивидендов общества. Однако данные нормы, во-первых, носят лишь рекомендательный характер и, во-вторых, не предполагают включения этих правил в устав общества.
Косвенно о возможности включения подобной нормы в устав свидетельствует постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 июля 2016 г. N 09АП-27209/16. Суд признал право акционера требовать выкупа принадлежащих ему акций после исключения из устава общества нормы о направлении не менее 50% прибыли на выплату дивидендов, поскольку такое изменение устава ограничивает права акционера (п. 1 ст. 75 Закона об АО). Доводы ответчика о том, что в данном случае имело место приведение устава в соответствие с Законом об АО, так как включение в устав акционерного общества положений, предопределяющих размер дивидендов по обыкновенным акциям, противоречит закону, судом отклонены. Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 1 ноября 2016 г. N Ф05-15604/16 по делу N А40-31126/2016 данное постановление оставлено в силе.
Из приведенных судебных актов можно сделать вывод о том, что суды считают включение в устав акционерного общества положений, предусматривающих обязательное направление на выплату дивидендов определённой доли прибыли (не менее определённого процента), не противоречащим Закону об АО. Вместе с тем данное дело является единичным, обширной судебной практики по этому вопросу не имеется, и довод о соответствии такой нормы закону являлся лишь одним из многих аргументов в мотивировочной части решений. В связи с этим мы не можем исключить, что при возникновении судебных споров по данной проблеме в будущем суды займут иную точку зрения.
Если же исходить из соответствия этой нормы устава закону, то при принятии общим собранием акционеров противоречащего ей решения (например, об отказе от выплаты дивидендов или о выплате дивидендов в меньшем размере) произойдёт нарушение устава.
В силу п. 2 ст. 11 Закона об АО требования устава общества обязательны для исполнения всеми органами общества и его акционерами. На основании п. 7 ст. 49 Закона об АО акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований Закона об АО, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участие в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и таким решением нарушены его права и (или) законные интересы. Суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру.
Нельзя также исключить потенциальной возможности привлечения общества в этой ситуации к административной ответственности на основании ст. 15.20 КоАП РФ за воспрепятствование осуществлению прав, удостоверенных ценными бумагами (смотрите, например, определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 7 марта 2018 г. N 306-АД17-16752).
В заключение отметим, что изложенное является нашим экспертным мнением. Каких-либо разъяснений, комментариев и опубликованной судебной практики непосредственно по данному вопросу не имеется.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Барсегян Артем

Ответ прошел контроль качества

28 февраля 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.