Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Между ИП (заемщик) и банком заключены два кредитных соглашения. Целью предоставления одного кредита является погашение задолженности этого же ИП по другим кредитным договорам. Целью предоставления другого кредита является финансирование оплаты по договору купли-продажи недвижимости. По кредитным соглашениям условием предоставления кредита является предоставление кредитору документов, подтверждающих страхование жизни гражданина (заемщика) в определенной страховой компании на сумму не менее суммы обязательств и на срок до полного исполнения обязательств. Без соблюдения этого условия кредиты не были бы получены. Кредитные договоры заключены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им своей предпринимательской деятельности. Является ли включение банком условия об обязании заемщика застраховать свою жизнь и здоровье злоупотреблением свободой договора, влекущим за собой ничтожность данной части договора?

Между ИП (заемщик) и банком заключены два кредитных соглашения. Целью предоставления одного кредита является погашение задолженности этого же ИП по другим кредитным договорам. Целью предоставления другого кредита является финансирование оплаты по договору купли-продажи недвижимости.
По кредитным соглашениям условием предоставления кредита является предоставление кредитору документов, подтверждающих страхование жизни гражданина (заемщика) в определенной страховой компании на сумму не менее суммы обязательств и на срок до полного исполнения обязательств.
Без соблюдения этого условия кредиты не были бы получены. Кредитные договоры заключены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им своей предпринимательской деятельности.
Является ли включение банком условия об обязании заемщика застраховать свою жизнь и здоровье злоупотреблением свободой договора, влекущим за собой ничтожность данной части договора?

Прежде всего отметим, что к ничтожным относятся те договоры или отдельные их условия, которые являются недействительными по основаниям, предусмотренным законом, независимо от признания их таковыми судом (п. 1 ст. 166 и ст. 180 ГК РФ). В частности, ничтожными по общему правилу являются те договоры (их условия), которые нарушают требования закона или иного правового акта и при этом посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (п. 2 ст. 168 ГК РФ). Помимо этого, ничтожными признаются договоры или их отдельные условия, в отношении которых их ничтожность прямо установлена законом, а также договоры, условия которых противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, даже если в законе и не содержится прямого указания на их ничтожность (п. 73 и п. 74 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 (далее - Постановление N 25)).
Следует иметь в виду, что законодательство не содержит прямого указания на ничтожность условий кредитного договора, обязывающих заемщика застраховать свою жизнь. Более того, из отдельных его положений вытекает, что включение в кредитный договор таких условий допустимо, если заемщик выразил в письменной форме свое согласие на заключение договора страхования в заявлении о предоставлении кредита (ч. 18 ст. 5, ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" (далее - Закон N 353-ФЗ))*(1).
Тем не менее при отсутствии необходимости страхования интереса заемщика, предусмотренной федеральным законом, кредитор не вправе обусловливать само заключение кредитного договора согласием или отказом заемщика заключить договор страхования, в том числе договор страхования жизни: в случае отказа заемщика дать согласие на заключение указанного договора кредитор должен предложить заемщику альтернативный вариант кредита на сопоставимых (сумма и срок возврата кредита) условиях без обязательного заключения договора страхования (ч. 10 ст. 7 Закона N 353-ФЗ, Информация Банка России от 20 января 2015 г.)*(2).
На основании приведенных норм либо положений п. 1 и п. 2 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-I "О защите прав потребителей" (далее - Закон N 2300-I), признающих ничтожными условия договора, обусловливающие приобретение одних услуг обязательным приобретением иных услуг (смотрите также п. 76 Постановления N 25), суды приходят к выводу о ничтожности условий кредитного договора, обязывающих граждан-заемщиков страховать свою жизнь, если выполнение таких условий является обязательным условием получения кредита (смотрите, например, п. 4.1 и п. 4.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом ВС РФ 22 мая 2013 г., постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2019 N 18АП-18800/18, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2017 N 09АП-33630/17, решение Арбитражного суда Свердловской области от 22.10.2018 по делу N А60-47126/2018, решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.10.2016 по делу N А40-25990/2016, решение Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 29.01.2019 по делу N 2-253/2019).
Вместе с тем необходимо учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 1 Закона N 353-ФЗ и преамбулой Закона N 2300-I положения указанных законов распространяются только на отношения, которые возникают между юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями с одной стороны и гражданами-потребителями, получающими кредит (заем) и приобретающими услуги для личных целей, не связанных с ведением предпринимательской деятельности, - с другой.
Следовательно, приведенные выше нормы права и основанные на них выводы судов не могут быть применены к ситуации, когда заемщиком по кредитному договору, устанавливающему для заемщика обязанность застраховать жизнь, выступает гражданин, имеющий статус индивидуального предпринимателя и получающий кредит для целей, связанных с ведением им предпринимательской деятельности.
Данный вывод поддерживается и судебной практикой, которая подчеркивает, что нормы законодательства о защите прав потребителей не могут быть применены к отношениям, в которых гражданин выступает как лицо, ведущее предпринимательскую деятельность, то есть не является заведомо слабой стороной в договоре (смотрите, например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2016 N 17АП-17277/15, решение Арбитражного суда Красноярского края от 20.01.2016 по делу N А33-12100/2015).
Таким образом, исходя из вышеизложенного, само по себе включение в кредитный договор с индивидуальным предпринимателем условия об обязательном страховании его жизни и установление связи между исполнением данного условия и получением кредита не может служить безусловным основанием для признания данного условия ничтожным.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

21 февраля 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Об отказе в признании недействительными условий кредитного договора о страховании жизни при даче согласия на его заключение в заявлении на получение кредита смотрите, например, п. 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146, решение Арбитражного суда Краснодарского края от 05.09.2016 по делу N А32-16689/2016, апелляционные определения СК по гражданским делам Московского городского суда от 06.05.2015 по делу N 33-15315/2015, Свердловского областного суда от 21.04.2015 по делу N 33-5857/2015, Красноярского краевого суда от 13.04.2015 по делу N 33-3508/2015, решение Шадринского районного суда Курганской области от 30.01.2019 по делу N 2-138/2019.
*(2) При этом следует иметь в виду, что процентная ставка не упомянута в числе сопоставимых условий альтернативного кредита, и поэтому она может быть выше ставки, предлагаемой по договору, условия которого предусматривают страхование жизни заемщика. Однако она должна быть разумной и не носить дискриминационного характера.