Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Организация получила помещения на праве оперативного управления в 2015 году по акту приема-передачи. Право оперативного управления согласно выпискам из ЕГРП зарегистрировано в 2018 году. В период с 2015 года по 2017 год управляющая компания обратилась с иском о взыскании задолженности за коммунальные услуги к Росимуществу как к собственнику здания. Росимущество возражало против удовлетворения исковых требований, ссылаясь на то, что не является надлежащим ответчиком. Суд доводы отклонил, исковые требования удовлетворил, сумма была взыскана. Росимущество обратилось с иском к организации о взыскании суммы неосновательного обогащения. Имеются ли правовые основания для удовлетворения требований Росимущества, если право оперативного управления фактически зарегистрировано только в 2018 году?

Организация получила помещения на праве оперативного управления в 2015 году по акту приема-передачи. Право оперативного управления согласно выпискам из ЕГРП зарегистрировано в 2018 году.
В период с 2015 года по 2017 год управляющая компания обратилась с иском о взыскании задолженности за коммунальные услуги к Росимуществу как к собственнику здания. Росимущество возражало против удовлетворения исковых требований, ссылаясь на то, что не является надлежащим ответчиком. Суд доводы отклонил, исковые требования удовлетворил, сумма была взыскана.
Росимущество обратилось с иском к организации о взыскании суммы неосновательного обогащения.
Имеются ли правовые основания для удовлетворения требований Росимущества, если право оперативного управления фактически зарегистрировано только в 2018 году?

Прежде всего отметим, что под неосновательным обогащением положения гражданского законодательства понимают приобретение или сбережение имущества одним лицом (приобретателем) за счет другого лица (потерпевшего) без установленных к тому законом, иными правовыми актами или договором оснований (п. 1 ст. 1102 ГК РФ). Анализ приведенных положений показывает, что минимально необходимыми условиями удовлетворения требования одного лица к другому о возврате неосновательно полученного или сбереженного являются: 1) увеличение ценности или сохранение имущества приобретателя; 2) обогащение приобретателя за счет потерпевшего, то есть уменьшение вследствие этого имущества потерпевшего; 3) отсутствие основания для такого обогащения*(1).
Как следует из вопроса, в рассматриваемом случае недвижимое имущество (помещения) были переданы на праве оперативного управления в фактическое пользование учреждения по акту приема-передачи в 2015 году. Данное обстоятельство, по сути, означает, что с этого момента именно указанное учреждение являлось фактическим потребителем коммунальных услуг в этих помещениях. Однако оплату за них учреждение не производило, в связи с чем сумма данной оплаты была взыскана судом с собственника имущества в лице Росимущества.
Изложенные факты показывают, что учреждение, фактически воспользовавшись услугами, не оплатило их, то есть сберегло принадлежащее ему имущество (денежные средства). В свою очередь, Росимущество, не потребляя коммунальные услуги, оплатило их, тем самым уменьшив свое имущество. Однако третий признак неосновательного обогащения - отсутствие основания совершения Росимуществом платежа за коммунальные услуги, связанные с эксплуатацией помещений, переданных учреждению, в рассматриваемом случае формально отсутствует.
Дело в том, что по общему правилу, установленному ст. 210 ГК РФ, бремя содержания имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором. Передача имущества в оперативное управление прямо не названа в законе как основание перехода к обладателю данного права обязанности содержать это имущество, однако, исходя из того, что положения ст. 296 и ст. 298 ГК РФ не предусматривают сохранения за собственником такой обязанности, судебная практика толкует указанные нормы в том смысле, что учреждение должно содержать переданное ему имущество, в том числе вносить коммунальные платежи*(2).
Однако необходимо учитывать, что согласно ст. 299 ГК РФ право оперативного управления имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении его за учреждением, возникает у последнего непосредственно с момента передачи этого имущества только тогда, когда иное не установлено законом и другими правовыми актами либо решением собственника.
В свою очередь, по смыслу п. 2 ст. 8.1, п. 1 ст. 131 и п. 1 ст. 216 ГК РФ право оперативного управления недвижимым имуществом, являясь вещным правом, возникает только с момента его государственной регистрации в соответствующем реестре. На это прямо указанно в разъяснениях, содержащихся в п. 5 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 (далее - Постановление N 10/22).
Вышеизложенное дает основание большинству судов делать вывод о том, что до государственной регистрации права оперативного управления за учреждением обязанности последнего содержать указанное имущество, в том числе вносить коммунальные платежи, не возникает. Такая обязанность продолжает лежать на собственнике*(3).
Следовательно, учитывая, что в рассматриваемом случае право оперативного управления было зарегистрировано за учреждением только в 2018 году, оплата коммунальных услуг за 2015-2017 годы Росимуществом, осуществляющим права собственника в отношении федерального имущества*(4), является, по сути, исполнением возложенной на него законом обязанности и с этой точки зрения не может рассматриваться как производимая без установленных к тому законом оснований.
Вместе с тем необходимо учитывать, что в правоприменительной практике имеется точка зрения, согласно которой лицо, получившее от собственника на законном основании недвижимое имущество в свое фактическое владение и пользование, еще до регистрации права на него несет обязанность по оплате коммунальных платежей. Данная позиция, в частности, сформировалась в отношении той ситуации, когда продавец по договору купли-продажи фактически передает покупателю объект недвижимости по акту приема-передачи до регистрации перехода права на него к последнему, и основывается на разъяснениях, содержащихся в п. 60 Постановления N 10/22, согласно которым в этот период покупатель выступает законным владельцем этого имущества, а также на позиции, изложенной в определении КС РФ от 18.07.2006 N 373-О*(5).
Безусловно, в отношениях с третьими лицами до регистрации права собственности за покупателем ответственным за оплату коммунальных услуг будет выступать продавец, поскольку третьи лица могут ориентироваться в своих правоотношениях, связанных с недвижимостью, только на данные соответствующего реестра. Поэтому иск, предъявленный поставщиком услуг к такому продавцу, будет с высокой степенью вероятности удовлетворен*(6). Однако во взаимоотношениях друг с другом стороны договора купли-продажи уже не могут недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом праве (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25), и в связи с этим нельзя исключить того, что продавец, оплативший коммунальные услуги, фактически потребленные покупателем, может рассчитывать на удовлетворение его иска к последнему о возмещении неосновательного обогащения.
Разумеется, не стоит забывать, что вышеизложенная позиция касается передачи имущества по договору купли-продажи, которая отличается от процедуры передачи недвижимого имущества в оперативное управление. Но, тем менее, на наш взгляд, в наиболее значимых моментах указанные виды передачи имущества совпадают: 1) права учреждения, которому передано имущество, и права покупателя возникают только после государственной регистрации; 2) основанием возникновения права при этом выступает все же не сама регистрация, которая лишь признает и подтверждает свершившийся юридический факт, а договор или решение соответствующего органа государственной власти (органа местного самоуправления)*(7). Поэтому не случайно в судебной практике учреждение, получившее имущество в оперативное управление, но не зарегистрировавшее соответствующее право, так же, как и покупатель до регистрации за ним права собственности на переданное ему по договору имущество, признается законным владельцем такого имущества*(8).
В связи с изложенным мы не исключаем возможности распространения подхода, сложившегося в отношении обязанности покупателя недвижимости оплачивать коммунальные услуги с момента фактической передачи ему такого имущества, и на отношения, связанные с передачей имущества в оперативное управление. В частности, о такой возможности косвенно свидетельствуют судебные акты, признающие правомерным взыскание поставщиками коммунальных услуг задолженности по оплате за эти услуги с учреждения, владеющего недвижимым имуществом на праве оперативного управления, в том числе и за периоды, когда указанное право не было зарегистрировано*(9).
Именно поэтому в рассматриваемом случае не представляется возможным сделать однозначный вывод о праве Росимущества взыскать с учреждения в качестве неосновательного обогащения сумму уплаченной Росимуществом задолженности за коммунальные услуги, которая образовалась в период с момента фактической передачи помещений в оперативное управление этого учреждения до регистрации прав последнего на них. Какой-либо правоприменительной практики по данному вопросу, как положительной, так и отрицательной, нам обнаружить не удалось.
В заключение хотим обратить Ваше внимание на то, что по общему правилу бюджетное учреждение несет расходы на содержание переданного ему в оперативное управление федерального имущества за счет средств, учтенных в составе бюджетных субсидий, направляемых на финансовое обеспечение выполнения государственного задания (п. 6 ст. 9.2 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях", п. 4 постановления Правительства РФ от 05.01.1998 N 3). Поэтому, если соответствующее финансирование в момент, когда право за учреждением не было зарегистрировано, отсутствовало, это, на наш взгляд, может служить дополнительным аргументом против требований, заявленных Росимуществом.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

21 февраля 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Смотрите, например, постановления Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11524/12, ФАС Московского округа от 16.05.2014 N Ф05-1879/14, ФАС Поволжского округа от 21.07.2014 N Ф06-12193/13, Пятнадцатого ААС от 16.11.2013 N 15АП-6435/13.
*(2) Смотрите, например, постановления ФАС Московского округа от 20.02.2013 N Ф05-12598/11, ФАС Поволжского округа от 28.02.2013 N Ф06-5/13, ФАС Дальневосточного округа от 28.03.2012 N Ф03-1094/12, ФАС Уральского округа от 06.03.2012 N Ф09-949/12, Восьмого ААС от 13.09.2012 N 08АП-6793/12.
*(3) Смотрите, например, определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 13.10.2015 N 304-ЭС15-6285, постановление АС Московского округа от 10.04.2017 N Ф05-2613/17, решение Арбитражного суда Амурской области от 23.05.2014 по делу N А04-940/2014.
*(4) Смотрите п. 1 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного постановлением Правительства РФ от 05.06.2008 N 432.
*(5) Указанная позиция выражена, например, в постановлениях АС Поволжского округа от 02.07.2015 N Ф06-24745/15, АС Западно-Сибирского округа от 08.09.2016 N Ф04-3252/16, Двенадцатого ААС от 25.02.2015 N 12АП-13154/14, Седьмого ААС от 10.05.2016 N 07АП-2436/16, ФАС Северо-Западного округа от 19.09.2013 N Ф07-6180/13, Четырнадцатого ААС от 24.03.2014 N 14АП-12156/13, апелляционном определении Московского городского суда от 10.12.2015 N 33-46754/15.
*(6) Смотрите, например, постановление Седьмого ААС от 17.11.2015 N 07АП-10172/15.
*(7) О смысле государственной регистрации и основаниях возникновения прав на недвижимое имущество смотрите ст. 8 ГК РФ, ч. 3 ст. 1 и ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости".
*(8) Смотрите, например, постановления АС Поволжского округа от 17.12.2015 N Ф06-4374/15, Девятого ААС от 31.05.2011 N 09АП-8505/11.
*(9) Смотрите, например, постановление АС Уральского округа от 05.02.2015 N Ф09-9532/14.