Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Является ли оказание услуг по дератизации, дезинсекции видом деятельности, для осуществления которой необходима лицензия?

Является ли оказание услуг по дератизации, дезинсекции видом деятельности, для осуществления которой необходима лицензия?

На сегодняшний день в судебной практике выработан подход, согласно которому оказание указанных в вопросе услуг требует получения лицензии на осуществление медицинской деятельности.
Перечень видов деятельности, для осуществления которых требуются лицензии, приведен в ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности". Как таковые виды деятельности "дератизация", "дезинсекция" в данный перечень не включены. В то же время согласно п. 46 указанной статьи подлежит лицензированию медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково").
Как следует из п. 10 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", медицинская деятельность представляет собой профессиональную деятельность, в том числе по проведению санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий. В свою очередь, в силу положений п. 1 ст. 29 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами РФ, выполняемые в том числе в рамках осуществления медицинской деятельности, должны своевременно и в полном объеме проводиться в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений)
Пунктом 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 N 291 (далее - Положение), предусмотрено, что медицинскую деятельность составляют работы (услуги) по перечню согласно приложению. Услуги по дератизации, дезинсекции в этот перечень не включены, в то же время в нем названы работы (услуги) по дезинфектологии.
В связи с этим отметим, что согласно п. 3.1 СП 3.5.1378-03 "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности" дезинфекционная деятельность включает перечисленные в этой норме мероприятия (приведенный перечень не является исчерпывающим), в числе которых - камерное обеззараживание вещей, санитарная обработка людей, объектов, открытых территорий в целях обеспечения дезинфекции, дезинсекции (п. 3.8.1 СП 3.5.1378-03) и дератизации (п. 3.9.1 СП 3.5.1378-03).
Из буквального толкования приведенных норм, определяющих понятия медицинской деятельности и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, не следует, что мероприятия по дератизации, дезинсекции могут проводиться только в рамках медицинской деятельности. На этом основании Верховный Суд РФ в определении от 27.05.2015 N 303-КГ15-5519 сделал вывод, что не требуется лицензия для осуществления дезинфекционной деятельности в целях обеспечения дезинфекции, дезинсекции, дератизации, которые не предусматривают осуществление мероприятий в рамках оказания медицинской помощи и не являются медицинской услугой (смотрите также решение ВС РФ от 09.09.2015 N АКПИ15-728). Этот подход предполагает, что деятельность по дератизации и дезинсекции подлежит лицензированию только в том случае, если она осуществляется в составе медицинской деятельности.
Однако в январе 2018 года Верховный Суд РФ изменил позицию по данному вопросу. В определениях СК по экономическим спорам ВС РФ от 15.01.2018 N 309-КГ17-12073 и от 12.01.2018 N 310-КГ17-14344 суд указал, что хотя дезинфекционные, дезинсекционные, дератизационные работы сами по себе не являются медицинским вмешательством и медицинской услугой, они включены в понятие "медицинская деятельность", а значит, для их выполнения необходима лицензия на осуществление медицинской деятельности. На приведенную позицию Верховного Суда РФ обращает внимание Роспотребнадзор в письме от 12.02.2018 N 01/1840-2018-32.
Справедливости ради отметим, что в настоящее время первоначальной позиции по данному вопросу продолжает придерживаться Министерство здравоохранения (смотрите, например, письмо этого органа от 13.06.2018 N 27-3/3059454-468), а единообразный подход к вопросу в правоприменительной практике антимонопольных органов на сегодняшний день не выработан (смотрите решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области от 19 марта 2018 г. N КС-58/2018, решение Федеральной антимонопольной службы от 14 июня 2018 г. N 2-57-7336/77-18).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Чашина Татьяна

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

24 октября 2018 г.