Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право 1. ООО "А" заключает сделку, в совершении которой есть заинтересованность его единственного участника (АО "Б"). Требуется ли при таких обстоятельствах одобрение на совершение сделки? 2. Следует ли из абзаца второго п. 2 ст. 67.3 ГК РФ, что основное общество не должно отвечать солидарно с дочерним обществом по сделке лишь в том случае, если необходимость голосования основного общества по вопросу одобрения сделки на общем собрании участников дочернего общества, а также одобрение сделки органом управления основного общества предусмотрены уставом и такое голосование (одобрение) проводилось? Должно ли основное общество отвечать солидарно с дочерним обществом, если такое голосование необходимо, но не проводилось?

1. ООО "А" заключает сделку, в совершении которой есть заинтересованность его единственного участника (АО "Б"). Требуется ли при таких обстоятельствах одобрение на совершение сделки?
2. Следует ли из абзаца второго п. 2 ст. 67.3 ГК РФ, что основное общество не должно отвечать солидарно с дочерним обществом по сделке лишь в том случае, если необходимость голосования основного общества по вопросу одобрения сделки на общем собрании участников дочернего общества, а также одобрение сделки органом управления основного общества предусмотрены уставом и такое голосование (одобрение) проводилось? Должно ли основное общество отвечать солидарно с дочерним обществом, если такое голосование необходимо, но не проводилось?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Положения ст. 45 Закона об ООО в приведенной ситуации не применяются.
Описанные в вопросе обстоятельства не исключают принципиальной возможности привлечения основного общества к солидарной ответственности. Такая возможность зависит от доказанности того, что сделка совершена дочерним обществом во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного общества, и может быть обусловлена иными конкретными обстоятельствами.

Обоснование вывода:
1. Для совершения обществом с ограниченной ответственностью (далее также - общество, ООО) сделок с заинтересованностью согласие его уполномоченных органов необходимо лишь в том случае, если этого требуют лица, указанные в Федеральном законе от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об ООО), и иного не установлено уставом ООО (п. 4 и п. 9 ст. 45 Закона об ООО). С 01.01.2017 на совершение сделки ООО с заинтересованностью обязательное предварительное согласие общего собрания участников ООО или совета директоров ООО не требуется (абзац первый п. 4 ст. 45 Закона об ООО).
По общему правилу положения ст. 45 Закона об ООО в сделках с заинтересованностью не применяются, в частности:
- к обществам, состоящим из одного участника, который одновременно является единственным лицом, обладающим полномочиями единоличного исполнительного органа общества;
- к сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность всех участников общества, при отсутствии заинтересованности в совершении сделки иных лиц, за исключением случая, если уставом общества предусмотрено право участника потребовать получения согласия на совершение такой сделки до ее совершения (абзацы третий и четвертый п. 7 ст. 45 Закона об ООО).
В сущности, аналогичные основания были предусмотрены и прежней редакцией указанной статьи.
По смыслу приведенных норм сделка с заинтересованностью, совершаемая ООО, состоящим из одного лица, являющегося в то же время единственным единоличным исполнительным органом ООО, не подлежит одобрению независимо от того, кто из лиц, указанных в п. 1 ст. 45 Закона об ООО, является заинтересованным лицом (абзац третий п. 7 ст. 45 Закона об ООО). Если же единственный участник ООО не является руководителем общества, то основанием для неприменения к совершаемой обществом сделке положений ст. 45 Закона об ООО может быть не третий, а четвертый абзац п. 7 ст. 45 Закона об ООО: очевидно, что заинтересованность в совершении сделки единственного участника ООО свидетельствует о заинтересованности всех участников общества в совершении сделки. Иными словами, последнее из указанных оснований применяется и в обществах с единственным участником. Этот подход представлен и в судебной практике (смотрите, например, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2015 г. N 11АП-16068/15, оставленное без изменения постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 7 апреля 2016 г. N Ф06-7224/16, решение Арбитражного суда Пензенской области от 28 сентября 2015 г. по делу N А49-2809/2015, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2017 г. N 13АП-19726/17, оставленное без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 января 2018 г. N Ф07-15415/17, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2016 г. N 17АП-9349/16, оставленное без изменения постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 20 января 2017 г. N Ф09-11278/16).
2. Согласно абзацу второму п. 2 ст. 67.3 ГК РФ по общему правилу основное хозяйственное общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного общества (п. 3 ст. 401 ГК РФ), за исключением случаев голосования основного хозяйственного общества по вопросу об одобрении сделки на общем собрании участников дочернего общества, а также одобрения сделки органом управления основного хозяйственного общества, если необходимость такого одобрения предусмотрена уставом дочернего и (или) основного общества.
На наш взгляд, смысл исключений, упомянутых в приведенной норме, заключается в том, что ни факт голосования основного хозяйственного общества по вопросу об одобрении сделки на общем собрании участников дочернего общества, ни факт одобрения сделки органом управления основного общества, если такая необходимость предусмотрена уставом, сами по себе не могут рассматриваться как свидетельства того, что соответствующая сделка совершена дочерним обществом во исполнение указаний или с согласия основного общества, однако и не исключают принципиальной возможности привлечения основного общества к солидарной с дочерним обществом ответственности по совершенной последним сделке, если будет доказано, что сделка совершена во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного общества.
Изложенное применимо и в случае, если сделка совершена при описанных в вопросе обстоятельствах: само по себе то обстоятельство, голосовало ли основное общество по вопросу об одобрении сделки на общем собрании участников дочернего общества, не исключает вероятности привлечения его к солидарной с дочерним обществом ответственности по этой сделке. Решение же вопроса о привлечении основного общества к солидарной ответственности в том случае, если, например, согласно уставу дочернего общества сделка подлежала одобрению общим собранием участников общества, однако такое собрание не проводилось, зависит не только от того, совершена ли сделка во исполнение указаний основного общества, но также и от того, имеются ли основания для признания ее недействительной на основании п. 1 ст. 174 ГК РФ (смотрите подробнее в материале: Энциклопедия решений. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий (п. 1 ст. 174 ГК РФ)). Правоприменительной практики, где бы рассматривалась аналогичная ситуация, мы не обнаружили.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Ответ прошел контроль качества

2 февраля 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.