IT

Новости и аналитика Аналитические статьи На страже безопасности, или Локализация персональных данных

На страже безопасности, или Локализация персональных данных

Наделавший немало шума закон о локализации персональных данных россиян вступил в силу с 1 сентября и действует уже два месяца (Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 242-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях"; далее – Закон № 242-ФЗ). Закон требует, чтобы при сборе персональных данных, в том числе посредством Интернета, оператор обеспечивал запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение) и извлечение персональных данных россиян с использованием баз данных, находящихся на территории России (ст. 2 Закона № 242-ФЗ, ч. 5 ст. 18 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ "О персональных данных"; далее – закон о персональных данных). Однако исполнить это требование оказалось не так просто, поскольку многие нюансы законодатель не уточнил, что вызвало немало вопросов у представителей бизнеса.

Тем не менее, к моменту вступления Закона № 242-ФЗ в силу, многие из этих вопросов нашли ответ – во многом этому поспособствовали размещенное на сайте Минкомсвязи России официальное разъяснение ведомства, а также активная позиция юристов. Дискуссия продолжается и по сей день – так, ряд наиболее значимых вопросов был затронут экспертами на конференции, организованной газетой The Moscow Times в конце сентября. Разберемся в наиболее важных выводах и рекомендациях, высказанных специалистами.

Нужно ли получать у покупателя согласие на обработку персональных данных, если предприятие выдает им дисконтные карты на основании анкет, в которых указываются: имя, дата рождения (без года), телефон и адрес электронной почты? Ответ на этот и другие практические вопросы в "Базе знаний службы Правового консалтинга" интернет-версии системы ГАРАНТ. 
Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Прежде чем углубляться в вопросы реализации этого закона, председатель Временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества Людмила Бокова призывает понять, какие именно цели преследует этот закон. "Нужно понимать актуальность и необходимость этого документа, так как только в условиях нахождения персональных данных российских граждан на территории своей страны государство может гарантировать их надлежащую защиту", – заявляет она. Вместе с тем Людмила Бокова отмечает, что любой правовой акт должен отвечать принципу правовой определенности, поскольку только в этом случае правовая мера будет действительно эффективной и способной достичь той цели, которая преследуется в законе. Однако еще до вступления в силу Закона № 242-ФЗ стало ясно, что он данному требованию не отвечает, это и вызвало потребность в разъяснении целого ряда нюансов, связанных с применением этого акта. 

 

Что такое база данных?

В тексте Закона № 242-ФЗ не уточнено, какие именно базы данных, содержащие персональные данные россиян, должны находиться на территории нашей страны. В связи с этим возник закономерный вопрос, может ли база данных быть представлена в любой форме, в том числе бумажной, или все-таки к ней предъявляются какие-то объективные требования? 

Отвечая на него, Минкомсвязь России напоминает, что базой данных является совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ (абз. 2 ч. 2 ст. 1260 ГК РФ). В связи с этим ведомство уточняет, что с помощью ЭВМ одновременно должны быть обеспечены поиск и любая обработка соответствующей информации, что представляется возможным только при условии наличия данных в электронной форме.

 

Кому необходимо выполнять требования закона?

Если руководствоваться положениями Закона 242-ФЗ, очевидно, что его требования адресованы оператору персональных данных, однако руководитель группы правовой защиты информации юридической компании "Пепеляев Групп" Дмитрий Зыков отмечает, что перечень таких лиц гораздо шире и, хотя прямо в тексте закона это не указано, по его смыслу требования о локализации обязаны соблюдать следующие субъекты.

1

Оператор персональных данных (например, работодатель) – то есть лицо, самостоятельно или совместно с другими организующее и/или осуществляющее обработку персональных данных, а также определяющее цели такой обработки, состав персональных данных и действия, с ними совершаемые (п. 2 ст. 3 закона о персональных данных). Отдельно стоит упомянуть об иностранных организациях, чьи представительства действуют на территории России. Как правило, персональные данные работников таких представительств направляются в головную компанию, находящуюся за рубежом. Но несмотря на то, что такая ситуация встречается достаточно часто, большинство руководителей не учитывают один существенный нюанс – операторами персональных данных иностранные компании в этом случае не являются.

МНЕНИЕ

Дмитрий Зыков

Дмитрий Зыков, руководитель группы правовой защиты информации юридической компании "Пепеляев Групп":

"Лицом, которое в силу закона обязано осуществлять обработку этих данных является исключительно работодатель, то есть то лицо, с которым соответствующий работник заключил трудовой договор. Вопрос: на каком основании персональные данные передаются в головную иностранную организацию? Точно не в рамках осуществления трудовых отношений между российским юридическим лицом и российским гражданином. Для каких целей эта передача осуществляется? Чаще всего такая передача осуществляется исключительно в интересах самого иностранного юридического лица – для статистических целей, аналитики, даже для принятия решений по кадровым перемещениям российских работников в рамках российского юридического лица. Но по закону прямого подчинения российского работника иностранному юридическому лицу нет. Более того, если мы говорим, что иностранное юридическое лицо действует в интересах российского юридического лица, то у нас опять же по закону требуется поручение российского юридического лица третьей стороне осуществить какие-либо действия с персональными данными. И появляется еще одна категория лиц, которые участвуют в обработке персональных данных – лицо, не являющееся оператором, но которое осуществляет соответствующую обработку (ч. 3 ст. 6 закона о персональных данных). И в этом случае так называемым заказчиком должно быть выдано исполнителю-обработчику соответствующее поручение".


2

Обладатель информации (например, компания, обладающая сведениями о коммерческой тайне контрагента) – то есть лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать или ограничивать к ней доступ (п. 5 ст. 2 Федерального закона от от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"; далее – закон об информации).

3

Оператор операционной системы (например, пейролл-провайдеры, которые осуществляют обработку персональных данных работников в целях администрирования и расчетов с персоналом компании) – гражданин или юридическое лицо, осуществляющие деятельность по эксплуатации информационной системы, в том числе по обработке информации, содержащейся в ее базах данных, то есть собственник технических средств, используемых для обработки содержащейся в базах данных информации или лицо, с которым он заключил договор об эксплуатации информационной системы (п. 12 ст. 2, ч. 2 ст. 13 закона об информации). Под это понятие подпадают не только операторы персональных данных, но и лица, которые помогают им заниматься теми или иными вопросами.

Получается, что требования по локализации персональных данных должно выполнять любое лицо, которое имеет на основании закона право так или иначе распоряжаться соответствующей информацией вне зависимости от того, считается ли он оператором персональных данных или нет.

 

Обязательно ли локализовать иностранные базы данных, если персональные данные уже локализованы в России?

Из текста Закона № 242-ФЗ не вполне ясно, распространяется ли требование о локализации на случаи внесения персональных данных россиян в зарубежные базы данных, если эти данные ранее уже были локализованы. Этот вопрос актуален, прежде всего, для тех операторов, которые задействуют в своей деятельности несколько баз данных, в том числе зарубежных. В том случае, когда персональные данные уже обработаны ими на территории России, локализация каждой из таких иностранных баз данных приведет к существенному и необоснованному увеличению затрат.

В связи с этим Минкомсвязь России уточняет, если в отношении определенного набора персональных данных ранее уже были выполнены требования закона, то повторная локализация таких данных не требуется, поскольку цели закона достигнуты. Соответственно, если персональные данные были при сборе записаны в базу данных, расположенную на территории России, то впоследствии они могут вноситься оператором в принадлежащую ему электронную базу данных, находящуюся за пределами нашей страны.

 

Допускается ли параллельная обработка персональных данных россиян с помощью российских и зарубежных баз данных одновременно?

Минкомсвязь России придерживается мнения, что обработка персональных данных россиян на территории другого государства возможна, но только если:

1

такая деятельность подпадает под предусмотренные законом случаи – например, для достижения целей, предусмотренных международным договором, для осуществления правосудия, для исполнения полномочий органов государственной власти, для осуществления профессиональной деятельности журналиста и др. (п. 2-4, п. 8 ч. 1 ст. 6, ч. 5 ст. 18 закона о персональных данных);

2

на территории России находятся базы данных, в которых содержится равный или больший находящегося за пределами нашей страны объем персональных данных. Таким образом, если персональные данные субъекта претерпели какие-либо изменения, то уточнения необходимо внести, прежде всего, в информацию, содержащуюся в российских базах данных, и уже потом, если это необходимо, актуализировать ее за рубежом.

 

Допустима ли трансграничная передача персональных данных?

Поскольку Закон № 242-ФЗ не затронул положений о трансграничной передаче данных, Минкомсвязь России делает вывод, что она возможна. Персональные данные граждан, первоначально внесенные в базу данных на территории нашей страны, могут, как отметило ведомство, далее передаваться в базы данных, расположенные за пределами России с соблюдением положений о трансграничной передаче данных. Такие "вторичные" базы данных могут использоваться, в частности, для целей резервного копирования, оказания услуг по осуществлению рекламных рассылок и пр. Более того, Минкомсвязь России отдельно подчеркнула, что предоставление удаленного доступа к российским базам данных с территории другого государства не запрещается.

НАША СПРАВКА

Трансграничная передача персональных данных – передача персональных данных на территорию иностранного государства органу власти иностранного государства, иностранному физическому лицу или иностранному юридическому лицу, обеспечивающим адекватную защиту прав субъектов персональных данных (ст. 3, ст. 12 закона о персональных данных).


 

Как определить, что персональные данные принадлежат россиянам?

Далеко не все операторы используют конкретизирующую информацию, которая могла бы подтвердить гражданство субъекта (паспортные или иные данные). Поэтому существует риск того, что ограничить круг лиц, чьи персональные данные должны быть локализованы, гражданами России не удастся.

Разрешая этот вопрос, Минкомсвязь России отметила, что поскольку вопрос о порядке определения гражданства субъектов персональных данных в нормативном порядке не урегулирован, операторы могут решать данный вопрос самостоятельно, а если этот вопрос оператором не решен, то применение требований Закона № 242-ФЗ возможно ко всем персональным данным, сбор которых был осуществлен на территории России.

 

*** 

На данный момент все наиболее существенные вопросы, связанные с локализацией персональных данных россиян, действительно нашли свои ответы. "Большая часть того, что было необходимо бизнесу для комфортного ведения своей деятельности, было учтено. Так или иначе я отношу эту работу к маленькой, но победе. Понимание и ясность в исполнении закона сдвинулось в нашу пользу со стороны запретительной и непонятной в сторону, очевидную к исполнению", – отмечает Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

Однако юристы советуют не воспринимать позицию Минкомсвязи России как панацею. "Насколько комментарии ведомства можно считать официальными и подлежащими применению, остается вопросом, потому что так или иначе эти разъяснения не имеют законной силы – силы, равной закону. И со временем толкование закона может меняться. Надеемся, что в ближайшие полгода практика применения закона сложится, и уже можно будет понимать, насколько успешно закон будет функционировать", – рассуждает Дмитрий Зыков.

Надежда, что в будущем разъяснения примут характер закона, есть – работа над толкованием Закона № 242-ФЗ продолжается, и наиболее актуальные проблемы его применения становятся предметом обсуждения Временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества. "На площадке комиссии мы стараемся найти ответы на все вопросы, чтобы оператору было понятнее, что делать, – делится Людмила Бокова. – И вполне возможно, что в дальнейшем сформулированные выводы найдут свое отражение в нормативном регулировании".

Документы по теме:

Читайте также:

Персональные данные: успеть обеспечить защиту!

Персональные данные: успеть обеспечить защиту!

Предпринимателей могут обязать хранить персональные данные граждан РФ на российских серверах не с 1 сентября 2016 года, как планировалось ранее, а уже с 1 сентября 2015 года.

Персональные данные: успеть обеспечить защиту!  Часть 2

Персональные данные: успеть обеспечить защиту! Часть 2

До 1 сентября 2015 года Роскомнадзору предстоит разъяснить, какими способами обеспечить хранение персональных данных россиян с помощью отечественных баз данных.

Вступил в силу закон о хранении персональных данных россиян с использованием отечественных баз данных

Вступил в силу закон о хранении персональных данных россиян с использованием отечественных баз данных

Ранее планировалось ввести его в действие с 1 сентября 2016 года, но впоследствии этот срок был изменен.