На своей волне

На своей волнеВ конце сентября ВС РФ опубликовал на своем сайте Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом ВС РФ 23 сентября 2015 г.). В частности, Суд пояснил, могут ли собственники бизнеса развлекать своих клиентов с помощью радио при отсутствии лицензионного договора с правообладателем той или иной песни, попавшей в эфир. В Обзоре приводятся два дела, ранее рассмотренные ВС РФ и Судом по интеллектуальным правам (далее – СИП). Выводы из них касаются владельцев всех объектов торговли и услуг – от торговых центров до автозаправок.

 

Музыка нас связала

9 сентября 2011 года в студии красоты, принадлежащей индивидуальному предпринимателю Е., работало радио. И в эфире одной из радиостанций прозвучала песня If We Meet Again ("Если мы когда-нибудь встретимся"), авторами которой являются Михаэль Джеймс Райан Басби, Тимоти Зет Мосли и Джеймс Дэвид Вашингтон. Это музыкальное произведение входит в репертуар Российского Авторского Общества (далее – РАО).

Авторский Совет РАО посчитал, что за нарушение исключительного права на произведение, имеющего более двух авторов, размер компенсации для каждого правообладателя составляет 15 тыс. руб. Учитывая это, РАО обратилось в суд с иском к Е. о взыскании компенсации за нарушение авторских прав в размере 45 тыс. руб.

С правовыми позициями судов при рассмотрении споров, связанных с исключительным правом на сообщение радио- или телепередач, можно ознакомиться в "Энциклопедии судебной практики" интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако суд первой инстанции в удовлетворении заявленных исковых требований отказал в полном объеме (решение Майкопского городского суда Республики Адыгея от 14 марта 2012 г.). Истец, по мнению суда, не представил доказательств того, что Е. является исполнителем либо организатором исполнения спорной песни, транслированной по радиостанции.

Суд апелляционной инстанции оставил принятое решение в силе, указав, что в данном случае имело место сообщение музыкального произведения в эфир, которое предоставляется радиостанцией неограниченному кругу лиц (Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 11 мая 2012 г. по делу № 33-410).

Не согласившись с выводами судов, истец обратился в ВС РФ. Высший суд, рассмотрев жалобу, с позицией заявителя согласился (определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 марта 2013 г. № 24-КГ13-1).

Суд напомнил, что правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом (ст. 1229, п. 1 ст. 1270 ГК РФ). При этом использованием произведения считается, в частности, представление произведения с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств) в месте, открытом для свободного посещения (подп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК РФ).

КРАТКО

Реквизиты решения: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 12 марта 2013 г. № 24-КГ13-1.

Требования заявителя (авторское общество): Отменить акты судов первой и апелляционной инстанций, которыми было отказано в удовлетворении требований о взыскании с предпринимателя компенсации за незаконное публичное исполнение песен в салоне красоты посредством радио.

Суд решил: Требования авторского общества удовлетворить, поскольку публичное воспроизведение музыкального произведения при отсутствии заключенного с правообладателем лицензионного договора неправомерно.

Лицом, осуществляющим публичное исполнение произведения, является лицо, которое организовало такое исполнение, взяв на себя инициативу и ответственность за проведение соответствующего мероприятия (п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 5/29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"). И это лицо, как указал ВС РФ, обязано заключить договор с правообладателем или авторским обществом о предоставлении ему права на публичное исполнение произведения и выплачивать полагающееся вознаграждение.

Суд подчеркнул, что в рассматриваемом споре имело место использование музыкального произведения с помощью технических средств, а именно, радиоприемника, который был размещен в салоне красоты, то есть, месте, открытом для свободного посещения. Это является публичным исполнением произведения, а не сообщением его в эфир, как считали суды нижестоящих инстанций.

С учетом того, что у владельца салона красоты не было лицензионного договора на спорную песню, ВС РФ признал незаконными и отменил ранее принятые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение.

 

А в ресторане музыка играет

Аналогичный спор был рассмотрен и Судом по интеллектуальным правам (далее – СИП). Однако на этот раз Суд не просто подтвердил незаконность использования песен, играющих по радио, в отсутствие лицензионного договора на них, но и указал, какими нормами стоит руководствоваться при рассмотрении подобных дел – об авторском праве или о смежных правах. Это важно, ведь в первом случае для взыскания компенсации достаточно лишь установить факт публичного исполнения (подп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК РФ), тогда как во втором случае ответственность наступает, только если будет доказано, что вход в место, где работало радио, был платным (подп. 6 п. 2 ст. 1330 ГК РФ).

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление СИП от 3 сентября 2014 г. № С01-817/2014 по делу № А55-17979/2013.

Требования заявителя (авторское общество): Оставить в силе решение суда первой инстанции, которым с ответчика была взыскана компенсация за нарушение исключительных прав на произведения, воспроизведенные в кафе посредством радио.

Суд решил: Удовлетворить требования заявителя, поскольку прослушивание песен с помощью радио в месте, открытом для свободного посещения, является публичным исполнением произведения.

Итак, спор заключался в следующем. 4 сентября 2012 года в кафе, принадлежащем индивидуальному предпринимателю М., был включен радиоприемник, по которому транслировались музыкальные произведения, входящие в репертуар РАО: I Like It, Check It Out, Live My Life, LOVE лето, Simple Man и др. Это стало основанием для обращения РАО, осуществляющего коллективное управление авторскими и смежными правами на указанные произведения, в суд. Организация требовала взыскать с М. компенсацию за нарушение исключительных прав на произведения в размере 660 тыс. руб.

Факт использования предпринимателем музыкальных произведений без разрешения правообладателя был установлен судом первой инстанции на основании:

  • видеозаписи и акта контрольного прослушивания от 4 сентября 2012 года, составленного сотрудником РАО в помещении кафе по факту нарушения;
  • служебной записки о проведенном контрольном прослушивании от 5 сентября 2012 года;
  • акта расшифровки записи от 2 ноября 2012 года;
  • ресторанного счета и кассового чека от 4 сентября 2012 года, имеющего указание на его принадлежность предпринимателю с информацией об ИНН (решение Арбитражного суда Самарской области от 13 января 2014 г. по делу № А55-17979/2013).

В свою очередь, М. утверждал, что он не является лицом, осуществляющим публичное исполнение, и не отвечает за его организацию. Он сослался на то, что организацией музыкальных мероприятий в принадлежащем М. кафе занимается общество "Т" и предъявил соответствующий договор с этим обществом.

Однако суд отметил, что ответчик не представил каких-либо доказательств исполнения заключенного с обществом "Т." договора о возмездном оказании услуг – не было ни информации о репертуаре, ни условий об оборудовании для исполнения и воспроизведения, ни документов о периодической фиксации результатов оказания услуг, ни данных о единовременной или периодической оплате услуг исполнителя и др. В результате лицом, осуществляющим публичное исполнение произведений в кафе, был признан М.

Вместе с тем, проверив представленный истцом расчет компенсации, согласно которому ее размер зависит от количества авторов исполненных произведений, суд первой инстанции признал его противоречащим закону (п. 3 ст. 1252, ст. 1258, ст. 1301 ГК РФ). Учитывая, что исключительное право является единым и не расщепляется на отдельные права по числу соавторов, суд пришел к выводу о необходимости определения размера компенсации исходя из количества случаев публичного исполнения произведений, а не количества авторов.

Поскольку ранее нарушений исключительного права со стороны М. не было, суд снизил размер подлежащей уплате компенсации до минимальной суммы – 10 тыс. руб. за каждый случай неправомерного использования той или иной песни (абз. 2 ст. 1301 ГК РФ). Таким образом, в связи с тем, что были нарушены права на 10 музыкальных произведений, общая сумма, подлежащая взысканию, составила 100 тыс. руб.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, М. обратился в суд апелляционной инстанции, который указанное решение суда отменил и принял постановление об отказе в удовлетворении иска авторского общества в полном объеме (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2014 г. 11АП-1901/14).

В обоснование своей позиции суд сослался на то, что музыкальные произведения воспроизводились с помощью радиоприемника, транслирующего эфирные музыкальные радиопередачи. Суд подчеркнул, что такое воспроизведение считается публичным только в местах с платным входом (подп. 6 п. 2 ст. 1330 ГК РФ). И поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства того, что за вход в кафе взималась плата, нарушений интересов правообладателей апелляционный суд в действиях М. не нашел.

Однако на этот раз с выводом суда не согласился истец и направил кассационную жалобу в СИП, который нашел основания для отмены обжалуемого постановления (постановление СИП от 3 сентября 2014 г. № С01-817/2014 по делу № А55-17979/2013).

Суд кассационной инстанции обратил внимание на то, что музыкальные произведения являются объектами авторских прав (п. 1 ст. 1259 ГК РФ), тогда как сообщения радиостанций признаются объектами смежных прав таких организаций (ст. 1303, подп. 3 п. 1 ст. 1304, п. 1 ст. 1330 ГК РФ). Это позволило Суду сделать вывод о том, что согласно закону исключительные права на объекты авторских прав и объекты смежных прав (в том числе, права на музыкальные произведения и права на сообщения передач организаций эфирного вещания) возникают, существуют, используются и охраняются независимо друг от друга. 

С учетом этого СИП предписал судам при рассмотрении конкретного спора применять нормы материального права исходя из того, с иском в защиту исключительных прав на какие именно объекты интеллектуальной собственности обратилось то или иное лицо.

МНЕНИЕ

Анатолий Семенов

Анатолий Семенов, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности:

"При попытке разграничения объективного состава публичного исполнения от сообщения в эфир и сообщения до всеобщего сведения прослеживается правовая неопределенность как в ГК РФ, так и в тексте международных договоров.

В частности, в Договоре Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам (наша страна присоединилась к нему распоряжением Правительства РФ от 14 июля 2008 г. № 998-р) указывается, что к сообщению для всеобщего сведения отнесены в том числе случаи осуществления "слухового восприятия публикой" записанных на фонограмму звуков, которые рассматриваются как публичное исполнение, или "сообщение для всеобщего сведения переданного в эфир произведения с помощью громкоговорителя или любого другого аналогичного устройства".

Тем не менее, доминирующая позиция юристов, основанная на экономическом анализе указанных правовых норм, предлагает исходить из того, что "сообщение в эфир" и "прием сигнала из эфира с его последующим публичным исполнением" являются действиями, имеющими разное экономическое значение, и, следовательно, должны разграничиваться, как самостоятельные имущественные правомочия правообладателя".


Поскольку предметом судебной защиты по данному спору являются музыкальные произведения (объекты авторских прав), применению в данном случае подлежат нормы об авторском праве, а не положения ст. 1330 ГК РФ, предусматривающей способы и основания использования объектов смежных прав. Иными словами, доказывать платность входа в помещение, где транслировались песни, правообладателю не нужно.

СИП подчеркнул, что судом первой инстанции был установлен факт использования предпринимателем песен без разрешения правообладателя. С учетом этого Суд отменил обжалуемое постановление, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Таким образом, с учетом складывающейся судебной практики владельцам различных объектов торговли и услуг остается только одно – отказаться от прослушивания радио. Только так они смогут наверняка обезопасить себя от претензий со стороны правообладателей.

Документы по теме:

Читайте также:

ВС РФ обобщил судебную практику по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав
В частности, сформулированы основные выводы судов по вопросам авторского и смежных прав, патентного права, прав на средства индивидуализации.

Кто музыку ставит, тот и автору платит

Кто музыку ставит, тот и автору платит
Рассмотрим, за что собирают деньги авторские общества и какие подводные камни поможет обойти новое постановление Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г. № 51.

Госдума приняла закон об ограничении громкости рекламы

Госдума приняла закон об ограничении громкости рекламы
Средняя громкость передач будет рассчитываться по специальной методике.

Долю иностранных произведений в радио- и телеэфире могут ограничить

Долю иностранных произведений в радио- и телеэфире могут ограничить
Предлагается установить квоту в 75% от общего эфирного времени в сутки для отечественных звуковых и аудиовизуальных произведений.

Что именно является объектом исключительных прав – компакт-диск или записанные на него фонограммы?

Что именно является объектом исключительных прав – компакт-диск или записанные на него фонограммы?
ВС РФ проверил возможность правообладателя требовать компенсацию за каждую фонограмму из сборника на контрафактном компакт-диске.