Новости и аналитика Аналитические статьи Компенсация за утрату жилого помещения добросовестным приобретателем – гарантия права на жилье, а не мера ответственности госорганов

Компенсация за утрату жилого помещения добросовестным приобретателем – гарантия права на жилье, а не мера ответственности госорганов

Компенсация за утрату жилого помещения добросовестным приобретателем – гарантия права на жилье, а не мера ответственности госоргановПраво собственности на жилье в России подлежит государственной регистрации. Иногда из-за неправомерных или несвоевременных действий сотрудников Росреестра данное право утрачивается гражданами, и они вправе требовать возмещения причиненного им в связи с этим вреда в полном объеме (ст. 31 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"; далее – закон о регистрации прав на недвижимое имущество). Однако в некоторых случаях государство компенсирует гражданам и убытки от потери жилья из-за действий третьих лиц, но не полностью, а в определенной части и при определенных условиях (ст. 31.1 закона о регистрации прав на недвижимое имущество). И в этом случае речь идет не об ответственности госорганов, а о предоставляемой государством гарантии права граждан на жилье. Однако из-за того, что соответствующая норма содержится в главе V закона о регистрации прав на недвижимое имущество, предусматривающей ответственность за неправомерные действия регистрирующего органа, многие суды отказывают гражданам в выплате такой компенсации в случае, если утрата жилья вызвана не его действиями, а действиями третьих лиц. Рассмотрев жалобу по одному из подобных споров, КС РФ признал такое толкование данной нормы недопустимым (Постановление КС РФ от 4 июня 2015 г. № 13-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 31.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" в связи с жалобой граждан В.А. Князик и П.Н. Пузырина"; далее – Постановление). Рассмотрим подробнее позицию Суда.

 

Фабула дела 

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление КС РФ от 4 июня 2015 г. № 13-П.

Требования заявителей: Проверить конституционность законодательной нормы, устанавливающей право на компенсацию за утрату права собственности на жилое помещение его собственника, который не вправе истребовать это помещение от добросовестного приобретателя, или добросовестного приобретателя, от которого жилье было истребовано.

Суд решил: Признать норму неконституционной в той мере, в которой она позволяет судам отказывать в выплате разовой компенсации указанным субъектам при отсутствии оснований для привлечения государственного органа к ответственности за незаконные действия при регистрации прав на жилое помещение.

Поводом для рассмотрения дела стала жалоба в КС РФ граждан В.А. Князик и П.Н. Пузырина. В 2011 году у них была истребована купленная ими годом ранее квартира, так как выяснилось, что продавец не имел права ее отчуждать (решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 12 июля 2011 г. по делу № 2-1560/11). При этом суд постановил взыскать с продавца в пользу заявителей сумму, равную стоимости квартиры при покупке. Это решение не было исполнено, поэтому заявители обратились в суд с иском к Минфину России в лице Управления Федерального казначейства по Мурманской области и Росреестру в лице Управления Росреестра по Мурманской области с заявлением о взыскании компенсации в связи с утратой права собственности на жилое помещение. Согласно ст. 31.1 закона о регистрации прав на недвижимое имущество (далее – оспариваемая норма) собственник жилого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение, имеют право на разовую компенсацию за счет казны РФ. Размер компенсации варьируется в зависимости от величины реального ущерба, но не может превышать 1 млн руб. Выплачивается же она, только если взыскание по исполнительному документу, выданному в связи с решением суда о возмещении вреда от утраты жилья указанным субъектам, не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению (по независимым от собственника или добросовестного приобретателя причинам). Порядок выплаты этой компенсации должен быть установлен Правительством РФ. 

Суд, рассматривавший иск заявителей, указал, что оспариваемая норма содержится в главе V "Ответственность при государственной регистрации прав на недвижимое имущество" закона о регистрации прав на недвижимое имущество и поэтому право на предусмотренную в ней компенсацию возникает у гражданина не только при доказанности самого факта лишения собственности и невозможности взыскать деньги по исполнительному листу, но и при наличии доказательств того, что собственник лишился жилого помещения из-за незаконных действий государственных органов при государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Он подчеркнул, что в рассматриваемом деле доказательств о незаконных действиях Росреестра нет, более того – не утрачена возможность исполнения решения суда, и отказал заявителям в удовлетворении иска (решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 26 апреля 2013 г. по делу № 2-1700/13). Суд апелляционной инстанции оставил это решение без изменения (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 14 августа 2013 г. № 33-2542-2013). 

Заявители посчитали, что оспариваемая норма, позволяющая правоприменителям ставить исполнение предусмотренного законом финансового обязательства государства в зависимость от действий госорганов при регистрации прав на недвижимое имущество, противоречит Конституции РФ, и подали жалобу в КС РФ.


Суд решил

По закону права на имущество, подлежащие государственной регистрации, в том числе право собственности, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр (п. 2 ст. 8.1 ГК РФ). При этом регистрация является единственным доказательством существования соответствующего права (абз. 2 п. 1 ст. 2 закона о регистрации прав на недвижимое имущество). При отчуждении имущества право собственности его приобретателя возникает также с момента такой регистрации (ст. 223 ГК РФ). Важно, что убытки, причиненные гражданину при регистрации этого права по вине Росреестра, например при незаконном отказе в регистрации или внесении в государственный реестр незаконных или недостоверных данных, подлежат возмещению за счет казны РФ (п. 9 ст. 8.1 ГК РФ), причем в полном объеме (п. 3 ст. 31 закона о регистрации прав на недвижимое имущество). Если же вред собственнику или добросовестному приобретателю причинен действиями третьих лиц, государство за это ответственности не несет. Однако для обеспечения стабильного гражданского оборота и защиты частной собственности государство может взять на себя часть таких негативных последствий, отметил КС РФ (абз. 6 п. 3.2 Постановления). С этой целью и был введен институт разовой компенсации, предусмотренной оспариваемой нормой, – как определенная материальная гарантия права на жилище. Авторы законопроекта1, дополнившего закон о регистрации прав на недвижимое имущество этой нормой, в пояснительной записке к нему отмечали, что вводимая нормой компенсация должна выплачиваться независимо от вины государства, то есть в тех случаях, когда право собственности было утрачено не по вине работников Росреестра, а в результате действий третьих лиц. Поэтому ее применение не требует установления неправомерных действий регистрирующего органа, так как они сами по себе влекут ответственность за причиненный ими вред в соответствующем гражданско-правовом порядке, подчеркнул Суд (абз. 3 п .3.3 Постановления). 

Тем не менее, на практике суды во многих случаях трактуют оспариваемую норму как подлежащую применению только тогда, когда сотрудники Росреестра совершили неправомерные действия при регистрации права на жилое помещение, а при отсутствии таковых отказывают в выплате разовой компенсации добросовестному приобретателю, от которого это помещение было истребовано (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда г. Санкт-Петербург от 1 октября 2014 г. по делу № 33-14746/2014, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 30 января 2014 г. по делу № 33-946/2014; определение Санкт-Петербургского городского суда от 15 января 2013 г. № 33-166/2013; апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 25 апреля 2012 г. по делу № 33-1513/2012). Такое ее толкование с учетом вышеизложенного противоречит Конституции РФ, постановил КС РФ. 

В то же время ряд судов, напротив, подчеркивают, что вина органа, осуществляющего государственную регистрацию прав, не является условием выплаты компенсации за утрату права собственности на жилое помещение, поскольку эта компенсация – не мера ответственности, а выражение социальной функции государства, возмещающего имущественные потери добросовестных участников гражданского оборота (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 17 сентября 2014 г. по делу № 33-7542/2014; апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 16 января 2014 г. по делу № 33-286/2014). То есть решения суда по подобным делам действительно диаметрально противоположны.

Ознакомиться с правовыми позициями судов по вопросам применения закона о регистрации прав на недвижимое имущество можно в соответствующем разделе Энциклопедии судебной практики в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ 

По мнению КС РФ, проблем с применением оспариваемой нормы, которая действует уже более 10 лет (с 1 января 2005 года), было бы меньше, если бы Правительство РФ все-таки утвердило порядок выплаты соответствующей компенсации. КС РФ и ранее уже отмечал, что отсутствие правительственных нормативных правовых актов, конкретизирующих определенные нормы закона, приводит к тому, что эти нормы либо не работают, либо порождают противоречивую судебную практику (Постановление КС РФ от 14 мая 2009 г. № 8-П). Отметим, что некоторые суды, вынося решения по данной категории дел, справедливо указывают: тот факт, что Правительство РФ не приняло постановление о порядке выплаты компенсации за утрату жилого помещения, не может служить основанием для отказа в ее выплате, так как право на нее предусмотрено федеральным законом (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 31 июля 2013 г. по делу № 33-2690/2013).

 

МНЕНИЕ

Гадис Гаджиев

Гадис Гаджиев, судья КС РФ:

"В деле заявителей суды трактовали оспоренную норму закона о регистрации прав на недвижимое имущество как увязывающую выплату компенсации с незаконными действиями или бездействием со стороны регистрационных органов. Между тем по своему конституционному смыслу данное положение является дополнительной гарантией жилищных прав граждан и стабильности коммерческого оборота недвижимости, не связанной с ответственностью государственных органов. Исходя из этого, КС РФ ориентировал правоприменителя на правильную интерпретацию закона".


 

***
Таким образом, принятие Постановления должно обеспечить единообразие судебной практики по делам, связанным с выплатой компенсации за утрату права собственности на жилое помещение собственнику этого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, или добросовестному приобретателю, от которого оно было истребовано. Кроме того, представляется логичным принятие Правительством РФ нормативного акта, конкретизирующего процедуру и условия выплаты этой компенсации, на что также недвусмысленно намекнул в Постановлении КС РФ.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме:

Новости по теме:

 

 

______________________________

1 С текстом законопроекта № 51743-4 "О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской федерации и Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.