Промзоны: погибшие и бессмертные

Промзоны: погибшие и бессмертныеНедавно Минстрой России объявил о подготовке концепции законопроекта о реорганизации промзон. Ликвидация заброшенных заводов, возведенных не в самых подходящих местах, – проблема, с которой все развитые страны столкнулись по окончании эпохи индустриализации. В России эту проблему долгое время пытались решить на региональном уровне, однако работа не увенчалась успехом. Мы проследили за историей возникновения и упадка промзон на примере такого мегаполиса, как Москва.

Первые промышленные производства, такие как Оружейная палата и Пушечный двор, появились в Москве в XVII веке. Они принадлежали государству, а работали на них преимущественно крепостные крестьяне (которые считались "прикрепленными" не к земле, а к производству). В XVIII веке в столице открылось большое количество текстильных, стекольных и бумажных предприятий. Крупнейшим из них стал текстильный Хамовный двор, на котором к концу века работали 1,3 тыс. человек. В XVIII веке около половины всех российских предприятий размещались именно в столице. Затем значимость московской промышленности стала снижаться за счет развития Санкт-Петербурга и освоения Урала.

В XIX – начале XX века стало высокими темпами развиваться машиностроение, что накладывало свой отпечаток на структуру предприятий. Так, в 1916 году был открыт завод Автомобильного московского общества (будущий Завод имени Лихачева или ЗиЛ). Большое количество предприятий появилось в Москве в период индустриализации в 1930-х годах. Сосредоточение производств в большом городе тогда никого не беспокоило. В ту эпоху мало кто всерьез задумывался об экологии, а внешний вид предприятий воспринимался не как нарушение пейзажа, а как свидетельство прогресса. Кроме того, многие предприятия строились все же на окраинах или за пределами города. Никто еще не знал, что Москва начнет быстро разрастаться, и многие промышленные объекты окажутся фактически в центре столицы.

После крушения СССР многие предприятия пришли в упадок. Это было связано не только с политической обстановкой в России, но и с общемировым закатом эпохи индустриализации. Во всех развитых странах мегаполисы начали превращаться в финансовые, торговые, культурные и интеллектуальные центры. Вопрос реорганизации промзон в разных странах и в разных городах решался по-разному. В Москве эта задача выполнялась с большим трудом, и до сих пор процесс нельзя назвать завершенным.

Неизвестно даже, сколько точно промзон находятся на территории столицы. Разные источники называют цифры от 65 (данные на 2011 год) до 200 (данные на 2013 год). Городские власти еще в советское время начали говорить о необходимости вывода производств из города. Позднее было издано постановление Правительства Москвы № 276-ПП от 4 апреля 1995 г. "О развитии и реорганизации производственных зон г. Москвы". В документе говорилось, что промзоны "являются самыми неэффективными, беспорядочно застроенными и экологически опасными территориями". Планировалось провести инвентаризацию промзон, часть из них ликвидировать, часть вывести из города, а часть – развить.

Однако в стране полным ходом шли процессы приватизации и передела собственности. Чиновники нередко просто не могли определить, кто отвечает за ту или иную промзону. Как результат, "модернизация" происходила в основном стихийно: некоторые заводы превращались в рынки или сдавались под офисы, другие приходили в запустение и использовались как плацдармы для бандитских разборок. В итоге план, составленный в 1995 году, так и не был выполнен.

Затем была принята "Целевая программа реорганизации производственных территорий города Москвы на период 2004-2006 годов" (утв. постановлением Правительства Москвы от 24 февраля 2004 г. № 107-ПП). Планировалось ликвидировать все промзоны, расположенные в центре города. На освободившейся земле чиновники рассчитывали построить деловые центры, жилые дома и парки. Эта программу реализовать тоже не удалось. Она утратила силу после принятия постановления Правительства Москвы от 30 октября 2007 г. № 962-ПП "О мерах по упорядочению градостроительной деятельности и осуществлению комплексной застройки на территориях города Москвы, освобождаемых от использования в производственных целях".

Одновременно был принят Закон города Москвы от 27 апреля 2005 г. № 14 "О Генеральном плане города Москвы", а впоследствии – закон города Москвы от 5 мая 2010 г. № 17 "О Генеральном плане города Москвы". Согласно последнему документу, площадь промышленных предприятий в столице к 2025 году необходимо сократить с 20 до 15 тыс. гектаров.

По информации сайта "Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы" на 2014 год, промзоны в Москве занимают 18,8 тыс. гектаров. Из них 4,3 тыс. гектаров планируется застроить домами и офисами. Такой план реорганизации подготовлен для промзон "Тушинский аэродром", "ЗиЛ", "Алтуфьевское шоссе", "Силикатные улицы", "Огородный проезд", "Магистральные улицы", "Северянин", "Грайвороново", "Южный порт" и "Павелецкая". В то же время промзоны "Бирюлево", "Чертаново", "Калошино", "Коровино", "Вагоноремонт" и некоторые другие планируется возродить в промышленном плане. Городские власти поясняют, что это позволит создать дополнительные рабочие места в спальных районах. А значит, некоторые жители этих районов перестанут ездить на работу в центр или в другие концы Москвы, благодаря чему немного разгрузится транспортная инфраструктура.

Вероятно, 20-летние безуспешные попытки решить проблему промзон объясняются отсутствием адекватного открытого взаимодействия между властью и бизнесом. Опыт зарубежных городов, успешно ликвидировавших промзоны, показывает, что лучше всего в данной сфере работает смешанная модель. С одной стороны, необходим достаточно четкий план действий, подкрепленный авторитетом власти, – если промзону застраивает кто попало чем попало, ни к чему хорошему это не приводит. С другой стороны, здесь не обойтись без экспертного анализа, предпринимательской инициативы и масштабного притока частных инвестиций.

Нельзя сказать, что московские власти не пытаются работать в этом направлении: так, в 2014 году был объявлен международный конкурс на разработку плана модернизации территорий, прилегающих к Москве-реке (25% которых представляют собой как раз промзоны). Но в российских условиях подробные проекты часто терпят крах из-за неучтенных подковерных факторов (таких как "мужа сестры застройщика сняли с высокой должности", "на инвестора завели уголовное дело за мошенничество в иной сфере" или "в одной из ключевых фирм внезапно сменилось руководство").

Стоит отметить, что не всех граждан возмущает наличие в черте города и его окрестностях большого количества заброшенных и полузаброшенных предприятий. В современном мире уже успела развиться культура так называемого индустриального туризма. Посещение "заброшек" (в число которых входят не только промзоны, но и, например, покинутые военные части, пансионаты или недостроенные здания) – его популярная разновидность. Также к индустриальному туризму относится "руферство" – прогулки по крышам, "диггерство" – исследование подземных коммуникаций, "зацеперство" – проезд на крышах поездов и иных не предназначенных для пассажиров частях транспорта, и другие подобные занятия.

В России данная субкультура отличается большой закрытостью. В других странах туристы охотно делятся впечатлениями о своих путешествиях, а руководство некоторых действующих предприятий даже проводит официальные коммерческие экскурсии по цехам. Россияне же предпочитают публиковать фотографии из поездок в закрытых группах соцсетей и часто скрывают адреса мест, где побывали (опасаясь наплыва единомышленников или давления со стороны властей). Ну а охрана тех "заброшек", которые еще не совсем покинуты, встречает незваных гостей отнюдь не с распростертыми объятиями.

Пожалуй, самой известной московской "заброшкой" (если говорить именно о промзонах), является ЗиЛ. Напомним, это предприятие, изначально называвшееся АМО, было открыто в 1916 году. Именно там в 1924 году начали выпускаться первые советские грузовики. В 1975-1989 годах предприятие ежегодно выпускало 195-210 тыс. машин. Эксперты полагают, что системный кризис предприятия начался в 1980-х годах. Именно тогда лучший грузовик завода, ЗиЛ-130, серьезно устарел, а новая модель ЗиЛ-170 была передана на КамАЗ. Проекты ЗиЛ-133 и ЗиЛ-169 были заморожены. Попытки реанимировать эти модели не возымели успеха. Как результат, предприятие начало медленно умирать. В 1990-е годы на ЗиЛе выпускалось около 7 тыс. грузовиков в год. В начале 2000-х годов этот показатель ненадолго возрос до 22 тыс., к 2009 году снизился до 2,2 тыс., а затем производство вообще прекратилось. В 2011 году завод снова заработал, за год было выпущено 1,2 тыс. автомобилей.

По данным открытых источников, около 64% акций ЗиЛа контролируются Правительством Москвы. Иногда чиновники заявляют, что производство можно возродить (уменьшив его объемы), иногда предлагают открыть на территории завода развлекательные заведения, а иногда выдвигают планы застройки данной территории домами и офисами. Так или иначе, сейчас большая часть цехов завода заброшена, многие разрушены. Общая площадь территории предприятия составляет около 250 гектаров. Некоторые любители приключений утверждают, что попасть туда почти невозможно из-за строгой охраны. Другие говорят, что охранников легко миновать. Судя по обилию фотографий в интернете, это удается многим.

Нередко на территории ЗиЛа происходят несчастные случаи. К регулярным пожарам жители близлежащих улиц уже привыкли. А в июне 2014 года при обрушении плиты погибли двое рабочих, занимавшиеся демонтажом одного из заводских зданий.

В каком-то смысле более успешно прошла ликвидация завода "Динамо", расположенного неподалеку от ЗиЛа. Еще в начале 2000-х годов завод, основанный в 1897 году, продолжал выпускать электротехническое оборудование для транспорта. Но уже тогда часть его территории была заброшена, по ней гуляли искатели приключений. Однако многие площади были арендованы бизнесменами, там открылись офисы, автосервисы и иные подобные учреждения. Наконец, в 2009 году немалую часть площади завода занял огромный бизнес-центр "Омега-плаза". В тот же год окончательно прекратилось производство. Собственники собирались перевести его в другие города, но реализация этого плана провалилась.

В бизнес-центр ныне превратилась и Даниловская мануфактура, почти полтора столетия занимавшаяся выпуском тканей. Мануфактура была основана в 1867 году, когда небольшую фабрику в Даниловской слободе приобрел купец Василий Мещерин, решивший серьезно развить производство. К 1892 году мануфактура превратилась в огромный комбинат с полным производственным циклом. По состоянию на 1912 год там трудились около 12 тыс. рабочих. Товары фабрики продавались в сети фирменных магазинов, при предприятии действовал учебный корпус для подготовки профессиональных рабочих. Также при фабрике открыли больницу, роддом, ясли, хлебопекарные цеха для нужд столовой и даже небольшой театр для развлечения сотрудников.

В советское время предприятие переименовали сначала в Даниловскую прядильно-ткацкую и красильно-набивную фабрику имени М.В. Фрунзе, а затем (в середине XX века) – в Хлопчатобумажную фабрику имени М.В. Фрунзе. В 1994 году фабрике вернули историческое название, но позитивного влияния на ее судьбу это не оказало. Вскоре производство было прекращено, а в помещениях начали проводить так называемые "Ярмарки на Тульской" (продажа книг, детских товаров и так далее). К 2005 году мануфактура превратилась в торговый комплекс, который напоминал москвичам классические рынки 1990-х годов. Затем фабрику выкупили, чтобы создать деловой центр. В отличие от создателей "Омега плазы", новые владельцы Даниловской мануфактуры не стали сносить старые здания. Бережно их восстановив, они превратили территорию фабрики одновременно в "деловой квартал" и нечто вроде исторического парка площадью почти 80 гектаров.

Впрочем, некоторые любители путешествий по "заброшкам" утверждают, что еще не все здания мануфактуры окончательно модифицированы в офисы. Якобы где-то на окраинах комплекса остались здания, которые могут заинтересовать любителей индустриального туризма. Даже если это так, то с 250 тыс. гектаров территории ЗиЛа и даже со средней подмосковной "заброшкой" такое здание, конечно, уже не сравнится.

Еще одно крупное предприятие, которое скоро исчезнет с карты города – "Серп и молот". Металлургический завод был открыт в 1883 году французским промышленником Юлием Гужоном. В 1930-е годы на заводе обновили техническую базу, впоследствии там неоднократно внедряли, испытывали и изобретали новые технологии. В 1970-е годы завод прошел реконструкцию, полностью перешел с мартеновских печей на электропечи и начал производить продукцию из высоколегированной и нержавеющей стали.

1990-е годы завод пережил, хотя объемы производства сократились. Но в 2005 году на предприятии произошел крупный пожар, а затем цеха один за другим начали закрываться. В 2011 году производство было прекращено полностью. В 2013 году городские власти официально объявили, что на месте "Серпа и молота" планируется построить жилой микрорайон и офисные здания. Программа реорганизации промзоны рассчитана на 2015-2021 годы. Между тем, в августе 2014 года на заводе снова произошел пожар, для тушения которого пришлось привлекать вертолеты.

Примером промзоны, которую ныне пытаются возродить, может служить Автомобильный завод Ленинского Комсомола (АЗЛК, "Москвич"). Этот завод был открыт в 1930 году при участии американской компании Ford и изначально назывался Государственный автосборочный завод имени Коммунистического интернационала молодежи. В первые годы там выпускали автомобили Ford, затем завод ненадолго стал филиалом Горьковского автомобильного завода (ГАЗ) и стал производить машины марок ГАЗ и КИМ. В военные годы завод переориентировали на выпуск оборонной продукции, а в 1947 году с конвейера сошел первый "Москвич". В 1950-1960-е годы предприятие переживало свой расцвет, "Москвичи" стали очень популярны среди советских автолюбителей.

В 1970-1980-х годах АЗЛК все еще оставался очень успешным, и даже в начале 1990-х годов неплохо работал. Но в 1996 году конвейер завода впервые встал, после чего все попытки реанимировать предприятие не приводили к успеху. В 2001 году производство машин окончательно прекратилось, в 2002 году был остановлен выпуск запчастей, а в 2006 году завод объявили банкротом.

На несколько лет АЗЛК стал местом паломничества индустриальных туристов, в Интернете можно найти много фотографий его разгромленных цехов. Предполагалось, что скоро завод снесут, а на его месте построят офисы и жилые дома. Однако на практике вышло иначе. На части площадей АЗЛК с 1998 года работала фирма "Автофрамос", занимавшаяся сборкой автомобилей Renault. В 2011 году компания существенно расширила производство. Изначально "Автофрамосом" совместно владели головная французская компания Renault и Правительство Москвы, но к 2012 году французы выкупили все акции фирмы, а в 2014 году переименовали ее в "Рено Россия".

Правительство Москвы, в свою очередь, в 2012 году присвоило территории АЗЛК название "Технополис Москва". Там планируется развивать инновационное производство. Сейчас резидентами и арендаторами технополиса являются уже около 20 компаний.

Также заслуживает внимания кондитерская фабрика "Красный октябрь". Эта промзона, пожалуй, расположена ближе всего к центру города, буквально у самого Кремля. Предприятие в 1851 году основал кондитер Фердинанд Теодор фон Эйнем. Изначально небольшая мастерская Эйнема располагалась на Арбате, затем несколько раз переезжала и наконец осела на Берсеневской набережной. Название "Красный октябрь" фабрика получила в 1922 году. Революционные события почти не повлияли на производство, а вот в годы Великой Отечественной войны фабрике пришлось выпускать лишь два сорта шоколада с повышенным содержанием теобромина и кофеина, а также концентраты каш и сигнальные шашки.

Перестройку и крушение СССР предприятие также пережило в целом успешно. В 2007 году основные цеха фабрики были успешно выведены за пределы центра Москвы, на Малую Красносельскую улицу. Сейчас в историческом здании остались только музей и цеха по производству шоколада ручной работы. Остальные помещения сдаются под офисы.

Другой пример предприятия, не испытывающего особых сложностей – Московский нефтеперерабатывающий завод в Капотне (основан в 1938 году, в 2011 году был переименован в "Газпромнефть – Московский НПЗ"). Завод благополучно работает, однако его часто критикуют за загрязнение окружающей среды. Это влияет даже на цену недвижимости: квартиры в Капотне стоят дешевле, чем во многих районах Подмосковья. Местные жители неоднократно требовали вывести предприятие за пределы города, однако успеха пока не добились. К слову, другое экологически вредное предприятие, мусоросжигательный завод "Эколог" в районе Некрасовка, 2 сентября 2014 года торжественно закрыл мэр Москвы Сергей Собянин.

Можно заключить, что процесс ликвидации промзон в Москве проходит крайне неравномерно. Многое зависит от того, насколько предприятию "повезло" с собственником, видом продукции, местоположением и прочими случайными обстоятельствами. Возможно, на ситуацию как в столице, так и в других городах положительно повлияет разрабатываемый Минстроем России законопроект федерального уровня. Однако пока неясно, когда будет готов документ. В середине августа сообщалось, что концепция законопроекта будет представлена общественности 25 августа. Однако с тех пор никаких новостей о ней на портале не появлялось. 

Источник: ГАРАНТ.РУ

 

Документы по теме: Новости по теме: