Новости и аналитика Аналитические статьи Перспективы деофшоризации: что же ждет российский бизнес?

Перспективы деофшоризации: что же ждет российский бизнес?

Перспективы деофшоризации: что же ждет российский бизнес?История антиофшорного проекта началась еще в декабре прошлого года, когда Президент РФ Владимир Путин, выступая перед Федеральным собранием, заявил, что по оценкам экспертов в 2012 году через офшоры или полуофшоры прошло российских товаров на $ 111 млрд, что составляет пятую часть всего российского экспорта. Половина российских инвестиций в другие страны (примерно $ 25 млрд) также пришлась на офшоры. "Доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорной юрисдикции и принадлежат российскому собственнику, конечному бенефициару, должны облагаться по нашим налоговым правилам, а налоговые платежи должны быть уплачены в российский бюджет. И нужно продумать систему, как эти деньги изъять", – отметил Президент РФ.

После этого Минфин России начал разрабатывать деофшоризационные меры и уже в марте представил первый проект Федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)", или как его часто называют в бизнес-сообществе "Закона о контролируемых иностранных компаниях" (далее – Закон о КИК). В нем были установлены основные положения, например, какая иностранная компания признается контролируемой, порядок предоставления уведомлений в инспекцию об участии в таких организациях и другие. Однако много моментов осталось не охваченными и чиновникам пришлось еще два раза дорабатывать законопроект. Но и сейчас последний вариант, опубликованный Минфином России 27 мая, вызывает бурные обсуждения.

 

Новые порядки последней редакции

Несмотря на то, что неоднократно отмечалось, что целью закона является не только борьба с серым и черным бизнесом, который использует офшоры для уклонения от уплаты налогов, но и стимулировании возвращения капитала в Россию, новые поправки считаются неоправданно суровыми. Ведь помимо штрафов и санкций должны быть предусмотрены и "пряники", которые получат компании возвратившись в Россию. Кроме того, необходимо сохранить конкурентоспособность российских компаний, работающих за рубежом. Как заявил Александр Шохин, президент РСПП, на круглом столе по вопросам деофшоризации, организованном ИД "Коммерсантъ", чтобы закон был эффективным, необходима реализация всех предусмотренных мер на практике, причем обеими сторонами: налоговые службы должны быть готовы к администрированию, а компании иметь технические возможности реализовать требования, предъявленные к ним инспекциями в рамках готовящихся поправок.

Президент РСПП отметил несколько недочетов, по его мнению содержащихся в законопроекте. Поскольку его положения затрагивают не только средний и крупный бизнес, но и собственников-физических лиц, то необходимо продумать механизм сбора и подготовки отчетности для последних. Ведь физлица, по сути, не имеют опыта составления бухгалтерской и налоговой отчетности, и тем более не имеют возможности рассчитывать налоговую базу в части зарубежных активов. А законопроект предлагает налогоплательщику самому составлять очень большой объем отчетности. Поэтому, особенно на первых порах, может быть очень много ошибок. Ведь, например, для подтверждения расходов по российскому законодательству налогоплательщик должен собрать необходимый пакет документов, в то время как во многих иностранных юрисдикциях подтверждать расходы вообще не требуется.

Также одним из проблемных вопросов является и размер владения долей в уставном капитале иностранной компании для признания ее котролируемой. Изначально в законопроекте предлагалось ввести порог в 10%. Однако сейчас Минфин России уже склоняется к уровню в 50% и одна акция. Такое повышение, вытекающее из российского и континентального права, помимо всего прочего поможет снять и целый ряд вопросов, связанных с администрированием, ведь сразу сузится круг налогоплательщиков, подпадающих под действия антиофшорных правил. Это же касается и уровня владения долей иностранной компании при котором собственники должны информировать налоговые органы. Минфин России предложил порог в 1%. Но в этом случае инспекции попросту будут перегружены ненужной информацией, ведь наличие такой доли участия не дает реальной возможности управлять иностранной компанией. Целесообразней было бы поднять планку до 25%. В этом случае под правила закона о КИК подпадут те собственники, у которых будет возможность каким-либо образом влиять на деятельность иностранной фирмы.

Несмотря на расплывчатые формулировки и завышенные пороги участия, в новом варианте законопроекта появилось и несколько полезных добавлений. Так, например, введен перечень пассивных операций. К ним относятся:

  • дивиденды;
  • доходы, получаемые в результате распределения прибыли или имущества организаций;
  • процентный доход от долговых обязательств;
  • доходы от использования прав на объекты интеллектуальной собственности;
  • доходы от реализации акций (долей) и (или) уступки прав в некорпоративных образованиях без статуса юридического лица;
  • доходы от реализации недвижимого имущества;
  • доходы от сдачи в аренду или субаренду имущества, в том числе доходы от лизинговых операций;
  • доходы от реализации инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов;
  • доходы от оказания консультационных, юридических, бухгалтерских, аудиторских, инжиниринговых, рекламных, маркетинговых услуг, услуг по обработке информации, а также от проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ;
  • доходы от услуг по предоставлению персонала и иные услуги, аналогичные вышеуказанным.

Также проект закона уже предполагает некую этапность – постепенное введение новых норм. Ведь администрировать те или иные новшества гораздо удобнее, если они будут вводится поочередно. Также необходимо установить и безсанкционный период. Ведь, как пояснил президент РСПП, потребуется время, чтобы отработать сам механизм, прежде чем он реально заработает. А значит было бы справедливо, если за первые два года штрафы не взимались бы.

Что же делать российскому бизнесу?

Но пока законодатели пытаются выработать наиболее оптимальный вариант деофшоризационных правил, обычный бизнес уже задумывается о том, какие риски несет новый закон и что же нужно предпринять, чтобы их минимизировать.

Вот лишь некоторые последствия, которые ожидают российских собственников бизнеса:

  • необходимость отказа от офшорных структур, существующих только на бумаге, и безналоговых центров прибыли за рубежом;
  • необходимость отказа от агрессивных структур "вымывания" налоговой базы, к которым относятся долг, лицензионные платежи, услуги, трейдинг, ценные бумаги и агентирование, в том числе с некорректным ценообразованием;
  • применение налоговой экономии только в случае наличия средств и желания на создание реального присутствия за рубежом;
  • обязательная оценка налоговых и уголовно-правовых рисков в случае несоблюдения новых правил;
  • переход на российские структуры (холдинги, закрытые паевые инвестиционные фонды, инвестиционные товарищества) либо прозрачные иностранные структуры без агрессивного планирования исключительно с целью защиты активов и планирования наследования.

Что касается частных лиц с финансовыми инвестициями, то при вложении средств в зарубежные финансовые инструменты с помощью корпоративных форм и структур, они должны будут соблюдать теперь правила КИК, требования валютного законодательства, а также декларировать в России и уплачивать налог с дохода от зарубежных финансовых операций. Особое внимание следует уделить трастам и фондам – отказаться от номинальных структур с контролем в пользу реальных структур с независимыми управляющими.

Крупнейшему российскому бизнесу также придется предпринять ряд мер.

Например, последовать примеру западных компаний – перейти к холдинговым и прочим структурам в российской юрисдикции и/или создать реальные, а не действующие только на бумаге, штаб-квартиры и дочерние компании за рубежом (например, создать офис с менеджментом, обладающим реальными полномочиями). Однако такой вариант может не подойти для бизнеса, сконцентрированного в России с тесной привязкой к юрисдикции.

Необходимо также четко соблюдать требования о поведении совета директоров и переговоров за рубежом.

Кроме того, также как и для российских собственников бизнеса, рекомендуется отказаться от от агрессивных структур "вымывания" налоговой базы (например, применение некорректного ценообразования, завышенный внутригрупповой долг, роялти по повышенным ставкам и т.д.).

Для иностранных компаний, работающих в России, последствия принятия закона о КИК не такие серьезные, ведь по большей части реформа направлена на российские компании, но тем не менее и им стоит пересмотреть свое отношение к структурам репатриации прибыли в Россию. Также необходимо проводить регулярную самодиагностику и анализ рисков по постоянным представительствам и "проектным компаниям", созданным специально для работы на российском рынке.

Что касается безопасности бизнеса то ее можно обеспечить по трем направлениям: налоговому, управленческому и имущественному. Для первого, управленческого, варианта собственник должен иметь эффективный механизм делегирования полномочий, прозрачную понятную структуру, возможность принимать новых участников и возможность самому достаточно легко уйти из бизнеса, и иметь возможность легко реорганизовывать бизнес. Для этих целей очень удобно использовать иностранные структуры, в том числе и офшоры.

В рамках имущественной безопасности собственник хочет иметь защиту от административного давления (ведь оказывать давление на иностранную структуру гораздо сложнее, чем на российскую), защиту от потенциального захвата, а также иметь механизм совместного управления с иностранными партнерами и прочие.

Чтобы обеспечить налоговую безопасность собственник должен применять законное, а не агрессивное, налоговое планирование, то есть владеть структурой, которая не только формально отвечает требованиям налогового законодательства, но и фактически осуществляет заявленную деятельность.

Хотя закон о КИК и имеет перечень условий, при которых иностранную компанию можно отнести к контролируемой, но на практике получается, что почти все иностранные структуры, которые используются в настоящее время подпадают под действие новых правил КИК.

А значит компаниям придется либо проверить целесообразность использования иностранных структур, либо выстраивать альтернативные системы защиты активов, либо рассмотреть варианты миграции бенефициара.

 

Альтернативные налоговые юрисдикции

Новые правила КИК грозят многим компаниям серьезными рисками, и чтобы их избежать придется либо кардинально перестраивать структуру компании, систему взаимоотношений с иностранными дочками-покупателями или мамами-поставщиками. Как один из достаточно несложных вариантов налоговые консультанты предлагают использовать альтернативные налоговые юрисдикции в рамках налогового планирования.

Сингапур

На то, чтобы зарегистрировать там компанию, потребуется всего один день и уставный капитал в размере одного сингапурского доллара (примерно 28 руб.), который может быть номинирован в любой валюте.

Директорами могут быть только физлица, причем хотя бы один должен быть резидентом Сингапура. Можно также создать фонд или траст, а также структуру из фондов или трастов. При этом иностраннный траст освобождается от уплаты налога на прибыль.

Корпоративный налог на прибыль – 17%, налог на товары и услуги – 7%, налог на недвижимое имущество – 10%.

Мальта

Местная налоговая система сочетает классическую и территориальную типы: иностранные компании, управляемые на Мальте, платят налог лишь в отношении доходов от осуществления деятельности на на ее территории и доходов, переведенных на территорию Мальты. Хотя номинальная ставка корпоративного подоходного налога достаточно высока (35%), но эффективная ставка существенно ниже за счет "условного зачета": при распределении дивидендов мальтийской компанией акционеру возвращаются 6/7, 5/7 или 2/3 суммы налог, уплаченного с операционного дохода его дочерней организации в течение 14 дней.

Кроме того, возможно освобождение от налогообложения "входящих" дивидендов и доходов от продажи мальтийской компанией акций дочерней иностранной организации, а также освобождение от налогообложения дивидендов, выплачиваемых с Мальты за границу.

Документы по теме:

Проект Федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)"

Новости по теме:

Материалы по теме:

Проект Основных направлений налоговой политики на 2015-2017 годы: "да" малому бизнесу, "нет" льготам?

Проект Основных направлений налоговой политики на 2015-2017 годы: "да" малому бизнесу, "нет" льготам?
Планируется ужесточить требования к налоговым льготам, замедлить рост акцизных ставок и предоставить дополнительные преференции малому бизнесу.