IT

Новости и аналитика Аналитические статьи Споры о необоснованном списании денежных средств с расчетного счета: судебная практика

Споры о необоснованном списании денежных средств с расчетного счета: судебная практика

Споры о необоснованном списании денежных средств с расчетного счета: судебная практикаСпоры о возмещении ущерба, причиненного необоснованным списанием денежных средств банками с расчетного счета организации либо индивидуального предпринимателя, возникают достаточно часто. Как правило, речь идет о несанкционированном использовании электронной подписи (ЭП) третьими лицами с целью хищения денежных средств. Рассматривая соответствующие иски, арбитражные суды в подавляющем большинстве случаев встают на сторону банков.

Проблема заключается в том, что зачастую в таких случаях отсутствуют признаки некорректности ЭП. Платежные поручения поступают в банк с использованием надлежащей учетной записи, с предъявлением правильного сертификата, а ЭП производится с использованием соответствующего ключа. В результате, банками при проведении платежных операций с помощью специальных систем производится необходимая проверка и устанавливается подлинность ЭП на платежных поручениях.

Основная сложность для клиента в таких ситуациях – доказать, что платеж совершен неуполномоченным лицом, факт неисполнения, ненадлежащего исполнения банком принятых по договору обязательств, возникновение убытков и их размер, а также наличие причинно-следственной связи между понесенными убытками и действиями (бездействием) банка (например, тот факт, что он не обеспечил должный меры безопасности).

В данном материале рассмотрены типичные доводы клиентов банков и позиции арбитражных судов при рассмотрении соответствующих дел, в том числе, когда речь идет о платежных документах, выполненных в письменном, а не электронном виде с использованием собственноручной подписи.

 

Довод № 1: подлинность ЭП и отсутствие распоряжения клиента

Основным аргументом со стороны клиента при рассмотрении соответствующих дел является то, что несанкционированное списание денежных средств неуполномоченными лицами явилось результатом недобросовестного отношения банка к исполнению договорных обязательств в части обеспечения безопасности системы дистанционного банковского обслуживания (ДБО), а также отсутствие распоряжения клиента на перечисление денежных средств.

Главным основанием отклонения соответствующих доводов судами являются данные систем криптографической защиты информации банков и (или) технической экспертизы комиссии из представителей клиента и банка. Поскольку подлинность ЭП на спорных платежных поручениях подтверждается, то поступившие банку электронные платежные поручения признаются исполненными правомерно. Суды делают вывод, что банк осуществил все необходимые действия по проверке правильности оформления платежных поручений и по идентификации клиента их подписавшего.

При этом суды, отмечают, что важным является отсутствие доказательств наличия у банка сведений о попытке неустановленными лицами похитить денежные средства со счета клиента (например, отсутствие сообщения клиента о компрометации секретного ключа и пароля), в связи с чем у банка не имелось оснований для отказа в исполнении надлежаще оформленных платежных поручений (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23 августа 2013 г. по делу № А43-21056/2012; постановление ФАС Уральского округа от 13 июня 2013 г. № Ф09-4365/13 по делу № А60-34849/2012; постановление ФАС Уральского округа от 1 апреля 2013 г. № Ф09-2033/13 по делу № А76-6142/2012, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 мая 2012 г. по делу № А45-12644/2011).

Кроме того, суды отмечают, что истец при наличии обязанности неразглашения сведений о своем пароле и секретном ключе, являющимися частью ЭП, должен доказать надлежащее обеспечение должной степени защиты своего компьютера, где были сохранены соответствующие реквизиты, от возможности доступа к ним третьих лиц, которые могли быть заинтересованы в причинении клиенту имущественного ущерба. Подобная позиция, в частности, нашла отражение в решении Арбитражного суда Новосибирской области от 14 февраля 2013 г. по делу № А45-26578/2012, поддержана судами апелляционной и кассационной инстанции (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 6 мая 2013 г. по делу № А45-26578/2012), постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19 августа 2013 г. по делу № А45-26578/2012).

При отсутствии доказательств, достоверно свидетельствующих о том, что банк, исполняя электронное платежное поручение, действовал недобросовестно, а также надлежащего подтверждения наличия прямой причинно-следственной связи между поведением банка и наступлением неблагоприятных последствий отказ в иске следует признать правомерным (см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19 августа 2013 г. по делу № А45-26578/2012; постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 6 мая 2013 г. по делу № А45-26578/2012; решение Арбитражного суда Новосибирской области от 14 февраля 2013 г. по делу № А45-26578/2012).

Между тем на основании п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. № 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета", если иное не установлено законом или договором, банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченными лицами.

Однако в большинстве случаев суды, отметив данное положение, как раз ссылаются на договоры банковского счета, предусматривающие, что банк не несет ответственность за последствия исполнения электронного расчетного документа, защищенного корректной ЭП клиента, в том числе в случае использования ключей ЭП и программно-аппаратных средств клиентской части системы неуполномоченным лицом (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23 августа 2013 г. по делу № А43-21056/2012; постановление ФАС Уральского округа от 25 июля 2013 г. № Ф09-5359/13 по делу № А60-37746/2012).

Тем не менее, в ряде случаев, когда подобные условия в договорах отсутствуют, и у клиента получается доказать, что денежные средства были перечислены неуполномоченным лицом, суды, возлагают ответственность на банки. Как пример – Определение ВАС РФ от 3 июня 2013 г. № ВАС-7187/13 по делу № А60-24964/2012, решение Арбитражного суда Свердловской области от 3 августа 2012 г. по делу № А60-24964/2012, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 октября 2012 г. № 17АП-10623/2012-ГК по делу № А60-24964/2012. В данном случае суды приняли во внимание материалы уголовного дела, а также объяснения самого банка, который подтвердил и не оспаривал факт доступа в систему с адреса, подключенного на имя другого лица и в другом регионе.

 

    МНЕНИЕ

    Максим Волков, директор департамента информационных технологий СБ БанкаМаксим Волков, директор департамента информационных технологий СБ Банка:

    "К сожалению, достаточно часто виновниками несанкционированных платежей становятся сами сотрудники. Некоторые умышленно превышают служебные полномочия и вредят компании. В таком случае банк практически не в силах распознать, что проводимый платеж неверный. Но очень часто проблема в рассеянности работников, которые оставляют на виду ключи доступа или карты переменных кодов, скачивают из сети подозрительные файлы или программное обеспечение с вирусами и шпионскими программами, самостоятельно устанавливают плагины. В таких случаях пресечь действия злоумышленников помогают идентификаторы второго ряда – СМС и E-mail уведомления обо всех операциях по счету".


 

Довод № 2: Банк был обязан сравнить IP-адреса

При рассмотрении споров о необоснованном перечислении денежных средств также со стороны клиентов встречается аргумент о том, что банк должен был обратить внимание, что платежный документ был отправлен не с того IP-адреса, который обычно используется клиентом и заблокировать его. Данный аргумент судами, как правило, также отклоняется. По их мнению, нетипичный IP-адрес, не является нарушением исполнения банком принятых на себя обязательств, поскольку "банк не принимал и не может принять на себя обязанность контролировать IP-адрес выхода клиента в Интернет".

Если установка ограничений для выхода в Интернет только с одного фиксированного IP-адреса не является условием договора между клиентом и банком, то доводы клиента являются необоснованными и нелогичными (см. постановление ФАС Московского округа от 4 сентября 2013 г. по делу № А40-155120/2012, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 апреля 2013 г. № 09АП-8434/2013 по делу № А40-155120/12-46-472; постановление ФАС Уральского округа от 25 июля 2013 г. № Ф09-5359/13; постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2013 г. № 17АП-1366/2013-ГК по делу № А60-37746/2012).

Тем не менее, доводы о нетипичности IP-адреса, провайдера и региона, из которого произведен доступ, в ряде случаев может приниматься судами во внимание. Как было описано выше, иногда в договоре между клиентом и банком нет условия, о том, что банк не несет ответственности за исполнение поручений неуполномоченных лиц. В такой ситуации несоответствие упомянутых параметров может приниматься как доказательство исполнения банком платежа, совершенного неуполномоченным лицом (при отсутствии доказательств со стороны банка о том, что клиент периодически отправлял платежи с нетипичных IP-адресов) (см. Определение ВАС РФ от 3 июня 2013 г. № ВАС-7187/13 по делу № А60-24964/2012, решение Арбитражного суда Свердловской области от 3 августа 2012 г. по делу № А60-24964/2012, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 октября 2012 г. № 17АП-10623/2012-ГК по делу № А60-24964/2012).

 

Довод № 3: Банк должен был обратить внимание на нетипично или неправильно оформленные платежные документы

Позиция арбитражных судов в таких ситуациях сводится к тому, что доводы клиента о нетипичности для его основной деятельности хозяйственных операций, оформленных платежными поручениями, неправильной сумме НДС, указанной в графе "Назначение платежа" , неправильной нумерации указанных платежных поручений не являются обоснованными.

Указанные обстоятельства не свидетельствует о некорректности ЭП, проставленной в электронных документах. Также это не является свидетельством сомнительности операций по смыслу Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее – закон о противодействии отмыванию доходов) (постановление ФАС Уральского округа от 1 апреля 2013 г. № Ф09-2033/13 по делу № А76-6142/2012)

Также отклоняются доводы клиентов о том, что банком были приняты к исполнению документы, не отвечающие требованиям к виду и оформлению платежного поручения. Исходя из п.п. 1-2 ст. 864 ГК РФ, ответственность за содержание реквизитов электронного документа несет владелец ЭП, подписавший данный электронный документ. Уточнение реквизитов платежного поручения в данном случае является правом, а не обязанностью банка.

Не принимаются и аргументы о несоответствии назначения платежа в спорном платежном поручении. Как отмечают суды, ссылаясь на п. 3 ст. 845 ГК РФ, банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Описанная выше позиция нашла отражение в решении Арбитражного суда Новосибирской области от 10 ноября 2011 г. по делу № А45-12644/2011 (поддержана постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20 февраля 2012 г. № 07АП-299/12 по делу № А45-12644/2011, постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 23 мая 2012 г. по делу № А45-12644/2011), решении Арбитражного суда Челябинской области от 8 октября 2012 г. по делу № А76-6142/2012 (поддержано постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2012 г. № 18АП-11895/2012 по делу № А76-6142/2012, постановлением ФАС Уральского округа от 1 апреля 2013 г. № Ф09-2033/13), решении Арбитражного суда Новосибирской области от 14 февраля 2013 г. по делу № А45-26578/2012 (поддержано постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06 мая 2013 г. по делу № А45-26578/2012, постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 19 августа 2013 г. по делу № А45-26578/2012.

 

Довод № 4: Спор необходимо рассматривать исходя из положений законодательства о защите прав потребителей

Еще одна позиция, которая встречается при рассмотрении соответствующих споров: Для освобождения от гражданско-правовой ответственности банк должен представить доказательства нарушения клиентом правил пользования системой ДБО на основании п. 5 ст. 14 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей". Также должны быть учтены положения письма Банка России от 7 декабря 2007 г. № 197-Т "О рисках при дистанционном банковском обслуживании". В частности речь идет о выполнении банком обязанности указывать на страницах своего интернет-сайта информации о возможных опасностях при использовании систем ДБО.

Между тем, такие доводы отклоняются, поскольку правоотношения по банковскому счету возникли между банком и клиентом как индивидуальным предпринимателем, в то время как указанный закон направлен на защиту граждан, выступающих в качестве потребителей товаров и услуг для личных нужд. Кроме того, довод о том, что банк не предупредил клиента о потенциальной опасности и рисках, связанных с использованием систем ДБО, не принимается, поскольку соответствующие требования к безопасности содержатся в дополнительном соглашении к договору банковского счета (постановление ФАС Московского округа от 4 сентября 2013 г. по делу № А40-155120/2012). 

 

    МНЕНИЕ

    Максим Волков, директор департамента информационных технологий СБ БанкаМаксим Волков, директор департамента информационных технологий СБ Банка:

    "Для того чтобы снизить риски несанкционированных платежей, мы советуем всегда помнить правила "информационной гигиены":

    • нельзя самостоятельно устанавливать на рабочие ПК программы из неизвестных источников;
    • нельзя оставлять без присмотра карты с переменными кодами доступа и другую персональную информацию;
    • нельзя оставлять надолго без присмотра включенный компьютер.

    Кроме того, мы постоянно мониторим действия пользователей в платежных системах и при подозрительных операциях – например, слишком частые платежи или перевод нетипично большой суммы – связываемся с клиентом.

    Клиентам я советую постоянно держать связь с банком, внимательно сравнивать выписки по счетам с проводимыми операциями – относиться серьезно к деньгам реальным и виртуальным".


 

Довод № 5: Банк должен был проверить платежные документы на основании законодательства о противодействии легализации доходов

Достаточно часто встречаются также аргумент о том, что банк не проявил должной внимательности и осмотрительности при перечислении денежных средств по платежным поручениям, чем нарушил требования закона о противодействии отмыванию доходов, Положения "Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", разъяснения, содержащиеся в письме Банка России от 26 декабря 2005 г. № 161-Т, письме Банка России от 27 апреля 2007 № 60-Т.

Согласно указанной позиции клиентов, данные банковские операции являются сомнительными, в связи с этим проверка банком корректности ЭП, проставленной на платежных поручениях, не свидетельствует о надлежащем исполнении им обязательств в рамках заключенного сторонами договора банковского счета. При этом клиенты отмечают, что требования законодательства в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма направлено на защиту интересов клиентов кредитных организаций.

Позиция судов в данном случае сводится к следующему. Закон о противодействии отмыванию доходов направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Предусмотренные данным законом мероприятия направлены на предупреждение, выявление и пресечение деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма (ст. 1-2 закона о противодействии отмыванию доходов).

Следовательно, меры, направленные на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, прежде всего, обеспечивают публичные интересы в сфере общественной безопасности, а не интересы клиентов банков по исполнению их распоряжений о перечислении денежных средств с расчетных счетов. В связи с этим, по мнению судов, соответствующие доводы заявителей основаны на ошибочном толковании действующего законодательства.

Также суды указывают на то, что доводы о необходимости применения к спорным отношениям сторон упомянутого выше положения также являются несостоятельными, поскольку документ является нормативным правовым актом, изданным во исполнение закона о противодействии отмыванию доходов. Кроме того, названные письма Банка России не являются нормативными правовыми актами, подлежащими обязательному применению в отношениях с клиентами по договорам банковского счета. Они лишь содержат рекомендации территориальным подразделениям Банка России и кредитным организациям по совершению банковских операций, которые подпадают под признаки сомнительных операций.

Основанием исковых требований в подобных случаях является ненадлежащее исполнение банком обязательства, возникшего из договора банковского счета. Между тем, неисполнение банком требований закона о противодействии отмыванию доходов, даже если таковое имело бы место, само по себе не свидетельствует о ненадлежащем исполнении обязательств по договору банковского счета. В связи с этим у банка не имелось оснований приостанавливать совершение спорных банковских операций или отказывать в их исполнении как сомнительных операций, а также принимать дополнительные меры для идентификации клиента и (или) выгодоприобретателей.

Данная позиция нашла отражение в решении Арбитражного суда Челябинской области от 8 октября 2012 г. по делу № А76-6142/2012 (поддержано постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2012 г. № 18АП-11895/2012 по делу № А76-6142/2012 и постановлением ФАС Уральского округа от 1 апреля 2013 г. № Ф09-2033/13 по делу № А76-6142/2012), в постановлении ФАС Уральского округа от 25 июля 2013 г. № Ф09-5359/13 по делу № А60-37746/2012, постановлении ФАС Уральского округа от 13 июня 2013 г. № Ф09-4365/13 по делу № А60-34849/2012). 

 

Оспаривание платежей с использованием бумажных платежных документов

Несмотря на то, что использование бумажных платежных поручений с собственноручной подписью практически ушло в прошлое, тем не менее, за последнее время есть несколько интересных судебных актов по спорам о возмещении ущерба в связи с необоснованным перечислением банками денежных средств по таким документам.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 8 октября 2013 г. № 6118/13 отмечается, что заявляя иск о полном возмещении необоснованно списанной с его банковского счета суммы, клиент должен доказать факт возникновения у него убытков. При этом, по мнению суда, невозможно говорить о наличии убытков в случаях, если указанная банковская сумма была списана во исполнение договора.

Вопросы о действительности указанного договора, реального получения товара и оплате за него общество вправе урегулировать в самостоятельном порядке. Соответственно, несмотря на то, что платежные документы были подписаны неуполномоченным лицом, меры гражданско-правовой ответственности в отношении банка в такой ситуации не могут быть применены. Сходная позиция изложена, например, в постановлении ФАС Уральского округа от 2 апреля 2013 г. № Ф09-1585/13 по делу № А60-23522/12.

Аналогичный случай описывается в решении Арбитражного суда Московской области от 15 апреля 2013 г. по делу № А41-54093/12 (поддержано постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 22 июля 2013 г. по делу № А41-54093/12 и постановлением ФАС Московского округа от 25 декабря 2013 г. № Ф05-16202/2013 по делу № А41-54093/12). Однако в этом случае суды отметили, что говорить о наличии убытка не позволяет также и тот факт, что клиент письменно подтвердил банку ежегодный остаток средств на счетах и не оспаривает подпись на соответствующем документе.

Таким образом, клиент, проверив по выпискам банка все записи и установив, что они сделаны правильно, удостоверил, что указанные остатки полностью соответствуют остаткам, выведенным им самим. При этом если каких-либо возражений относительно неправомерности списания денежных средств банк в установленный договором срок не получил, то остаток считается подтвержденным.

 

Документы по теме: 

Новости по теме:

В Госдуму внесен законопроект об отмене обязанности налогоплательщиков сообщать об открытии и закрытии счетов в налоговые органы – ИА "ГАРАНТ", 13 августа 2013 г.