IT

Новости и аналитика Аналитические статьи Новая "антипиратская" инициатива: окажутся ли под защитой все объекты авторских прав

Новая "антипиратская" инициатива: окажутся ли под защитой все объекты авторских прав

2 июля текущего года Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 187-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях" (далее — Закон № 187-ФЗ), который еще на стадии законопроекта получил название "антипиратского" закона.

Более подробно о том, какой порядок действий по борьбе с нарушениями авторских прав закрепил "антипиратский" закон и каковы ее первые результаты, пострадают ли добросовестные сайты и рядовые пользователи и что такое "облачные" технологии и "невидимый Интернет", читайте в нашем материале "Антипиратский" закон: первые итоги реализации и перспективы"

Этот закон определил порядок защиты интересов правообладателей и закрепил механизм взаимодействия Роскомнадзора и информационных посредников при блокировке нелегального контента. Напомним, при обнаружении незаконно используемых в Интернете произведений правообладатель обращается в Мосгорсуд за вынесением определения о назначении обеспечительных мер. Это определение направляется в Роскомнадзор, который, в свою очередь уведомляет о необходимости устранить нарушения хостинг-провайдера, а последний в течение одного дня информирует об этом владельца сайта. Если владелец сайта не реагирует на предписание Роскомнадзора, ограничить доступ к спорному контенту обязан хостинг-провайдер. Если же бездействует и он, Роскомнадзор направляет аналогичное требование интернет-провайдеру.

В настоящее время действие Закона № 187-ФЗ распространяется только на фильмы. Первоначально текст законопроекта, на основе которого был принят Закон № 187-ФЗ, предусматривал, что правообладатель может обратиться за защитой интеллектуальной собственности в отношении любого объекта авторского и смежного права. Впоследствии, в ходе обсуждения законопроекта в Госдуме, сфера его действия была значительно сужена с оговоркой, что к рассмотрению этого вопроса парламентарии вернутся позже. Председатель Госдумы Сергей Нарышкин, закрывая весеннюю сессию Госдумы, в числе планов палаты на осень также указал обсуждение защиты авторских прав в Интернете, отметив: "В отношении кинофильмов и видеопродукции закон уже принят и подписан, но от пиратов страдают и все творческие деятели: не только кинематографисты, но и писатели, поэты, музыканты".

Действительно, 17 сентября 2013 года, через неделю после открытия осенней сессии, в Госдуму поступил соответствующий законопроект, инициаторами которого выступила группа депутатов1.

 

Новшества в борьбе с "пиратами", которые могут появиться в ближайшем будущем

Основное изменение, которое предполагается ввести, заключается в том, что под защиту "антипиратского" закона должны попасть иные объекты авторских и смежных прав. В законопроекте не поименованы конкретные виды произведений, однако в сферу Закона № 187-ФЗ могут попасть книги, музыка, софт и т. д. Соответствующие изменения вносятся в ГК РФ (ст. 1253.1 ГК РФ), а также в Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (ст. 15.2). Законопроект не содержит прямых указаний на момент вступления его в силу, однако, скорее всего, отсрочка, необходимая для организации исполнения принятого на его основе закона, будет предоставлена.

Помимо этого, документ содержит некоторые процедурные поправки к порядку блокирования нелегального контента:

1. Введение досудебного порядка удовлетворения требований правообладателя. Законодатель таким образом откликнулся на одну из основных претензий, предъявляемых к Закону № 187-ФЗ со стороны хостинг-провайдеров и операторов связи. Последние неоднократно отмечали, что фактически "антипиратский" закон предоставляет правообладателям значительное преимущество в защите своих интересов, наделяя их правом получить мгновенную реакцию со стороны суда в виде определения о наложении обеспечительных мер (блокировке ресурса). В то же время информационные посредники не имеют возможности даже направить свои возражения на стадии рассмотрения судом заявления правообладателя.

Законопроект дополняет Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" статьей 15.3, которая закрепляет досудебный порядок урегулирования спора. Так, в качестве гарантии для правообладателей установлена обязанность владельца информационного ресурса разместить на нем информацию о своем почтовом адресе и (или) об адресе электронной почты, на которые может быть направлено заявление хостинг-провайдеру.

Заявление направляется заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении или в электронном виде с заверением простой электронной подписью.

После его получения в течение 24 часов хостинг-провайдер направляет обслуживаемому им владельцу сайта уведомление о необходимости удалить информацию, содержащую объект авторских и смежных прав, либо приостановить к ней доступ с приложением копии заявления от правообладателя. У владельца сайта в распоряжении также будет 24 часа для выполнения этого требования. Если же он бездействует, функции по блокировке контента обязан взять на себя провайдер хостинга (опять же, в течение суток после истечения отведенного владельцу сайта срока).

Права лица, разместившего на том или ином сайте спорный контент, инициаторы законопроекта также постарались учесть, но, скорее всего, эти положения еще будут претерпевать изменения в ходе рассмотрения документа. Во-первых, установлено лишь право, а не обязанность информационного посредника направить выложившему контент лицу информацию о заявлении правообладателя и предпринятых мерах реагирования. А во-вторых, срок направления такого уведомления определен расплывчато: "Информационный посредник вправе в течение 48 часов направить информацию о принятых мерах и копию заявления правообладателя о нарушении авторских и смежных прав правообладателя лицу, разместившему информацию, содержащую объект авторских и смежных прав". Таким образом, не совсем ясно, с какого момента необходимо начинать отсчет требуемых 48 часов. Да и само по себе установление срока характерно больше для какой-либо обязанности субъекта, а не права — ведь ничто не помешает информационному посреднику уведомить третье лицо и по истечении этого времени.

Третьи лица, выложившие спорный контент на сайт, в свою очередь, могут получить возможность доказать соблюдение авторских прав при его размещении. В течение 10 дней после блокировки они вправе направить свои обоснованные возражения по этому поводу. Информационный посредник в этому случае восстанавливает доступ к контенту в течение 48 часов или отказывает в этом (если требования к пакету документов не соблюдены) и уведомляет правообладателя о поступившем возражении и предпринятых действиях. Если же заинтересованное лицо обратилось в суд за защитой авторских прав, блокировка контента действует до вступления в силу судебного акта.

Статья 144.1 ГПК РФ, которая регулирует порядок наложения обеспечительных мер по спорам об использовании интеллектуальной собственности в Интернете, также претерпела изменения. Как и раньше, при подаче заявления о предварительном обеспечении необходимо приложить документы, подтверждающие права заявителя на объекты интеллектуальных прав. Законопроектом предлагается дополнить пакет документов копией заявления о нарушении авторских и смежных прав, направленного информационному посреднику, и подтверждением непринятия им необходимых и достаточных мер для прекращения нарушения таких прав. Иными словами, предварительный порядок урегулирования конфликтов становится обязательным, и без выполнения этого требования обратиться в суд нельзя.

Правообладатель, имея на руках судебное определение о наложении обеспечительных мер, также будет вправе направить его в Роскомнадзор, только убедившись, что требования о блокировке добровольно информационным посредником не выполнены (изменения вносятся в ч. 1 ст. 15.1 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации").

Важно, что возможность досудебной блокировки сохраняется только в отношении прав на фильмы. Применительно ко всем остальным произведениям ограничение доступа контента может быть наложено только после подачи иска.

Предлагаемый досудебный порядок урегулирования конфликта призван разгрузить Мосгорсуд, который в настоящее время является единственным на всей территории страны органом, куда может обратиться правообладатель. Такое положение, во-первых, чрезмерно нагружает Мосгорсуд, а во-вторых, способно затруднить защиту прав правообладателей, проживающих за пределами столицы. Кроме того, новшество позволит правообладателям и информационным посредникам взаимодействовать более эффективно и оперативно.

 

Суд по интеллектуальным правам — специализированный арбитражный суд, рассматривающий в качестве суда первой инстанции дела:

  • об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации;
  • по спорам о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (за исключением объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем).

Эти споры суд рассматривает независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возник спор, организации, индивидуальные предприниматели или граждане.

В качестве кассационной инстанции суд рассматривает дела, решения по которым вынесены им по первой инстанции, а также дела о защите интеллектуальных прав, рассмотренные арбитражными судами регионов по первой инстанции и арбитражными апелляционными судами (ст. 43.4 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации").

2. Расширение подсудности дел по защите авторских прав в Интернете. Законопроект устанавливает, что дела по спорам о защите авторских и смежных прав в сети, за исключением связанных с правами на фильмы, подсудны Суду по интеллектуальным правам. Статью 91 АПК РФ "Обеспечительные меры" предлагается дополнить еще одной такой мерой в виде наложения на ответчика обязанности ограничить доступ к спорному контенту.

Эта мера, как и введение досудебного порядка разрешения конфликта, также преследует цель снижения нагрузки на Мосгорсуд

 

3. Наделение информационных посредников дополнительными гарантиями их деятельности. Так, сейчас одним из условий освобождения интернет-провайдера от гражданско-правовой ответственности в связи с нарушениями третьих лиц авторских прав является заведомая неосведомленность провайдеров в противоправном характере передаваемой ими информации (пп. 3 п. 2 ст. 1253.1 ГК РФ). Авторы законопроекта предлагают исключить это условие, отмечая в пояснительной записке, что обязанность постоянно отслеживать передаваемый контент в случае получения информации о противоправном его характере может привести к фактической парализации работы операторов связи.

Помимо этого, возможно, будут исключены положения о возможности предъявления к информационным посредникам требований о возмещении морального вреда, нанесенного ущерба или по изъятию материальных носителей в случае нарушения интеллектуальных прав третьими лицами. Это логично, поскольку в противном случае нивелируется весь смысл освобождения информационных посредников от ответственности.

 

4. Конкретизация способа блокировки "пиратского" контента. Существующий порядок ограничения доступа к объектам авторских прав не раз подвергался серьезной критике со стороны интернет-сообщества. Напомним, что сейчас способ блокировки контента не установлен, поэтому информационные посредники могут выбирать — ограничить к нему доступ по IP-адресу или URL (указателю страницы в Интернете).

Интересы представителей интернет-сообщества и правообладателей здесь расходятся. Первые указывают, что блокировка IP-адреса приводит к тому, что страдают и добросовестные сайты, размещенные по тому же IP-адресу, поэтому следует запрещать доступ только к конкретной странице сайта. Правообладатели же возражают, что блокировка по URL способна дать "пиратам" возможность быстро перемещать нелегальный контент на другую страницу, не удаляя его. Роскомнадзор отмечает, что на сегодняшний день соотношение блокировок по IP-адресу и URL примерно равное, а эффективность мер по ограничению доступа к контенту составляет почти 90%.

Авторы законопроекта фактически принимают сторону интернет-сообщества в целом. Во-первых, правообладатель при обращении к информационному посреднику должен будет указать точную страницу с запрещенным контентом, тогда как сейчас он имеет право выбора — проинформировать об адресе страницы или же адресе сайта (изменения вносятся в пп. 2 п.3 ст. 1253.1 ГК РФ). Во-вторых, в ч. 7 ст. 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" предлагается установить следующее правило: блокировке подлежит страница, но при отсутствии технической возможности для этого закрывается доступ ко всему сайту.

Это своеобразный компромисс между интересами пользователей и возможностями хостинг- и интернет-провайдеров. Действительно, блокировка по URL более точная и не может затронуть добросовестных владельцев сайтов, однако технически эта процедура сложнее по сравнению с блокировкой по IP-адресу. Зачастую технической возможностью ограничить доступ к конкретной странице обладают только крупные провайдеры, а остальным необходимо в этих целях проводить дорогостоящие инфраструктурные преобразования. Если же закрепить способ блокировки по URL в качестве единственно возможного, некоторые провайдеры будут вынуждены уйти с рынка услуг интернет-связи, что приведет к его монополизации.

 

Масштабы "пиратства" в сети

Эксперты сходятся во мнении, что объемы нелегального контента в Интернете достаточно велики, что наносит существенный вред интересам правообладателей. К примеру, книжный рынок теряет примерно 3 млрд руб. в год, поскольку в 90% случаев пользователи скачивают пиратские копии книг. Как отметил генеральный директор издательства "ЭКСМО" Олег Новиков на состоявшейся 17 сентября текущего года в пресс-центре РИА Новости конференции "Право на Download 2013: Защита интеллектуальной собственности в Интернете: юридические, технологические, процедурные, организационные аспекты", маржинальность (доля чистой прибыли в общей стоимости товара или услуги — Ред.) ведущих российских интернет-компаний "Мэйл.Ру Групп" и "Яндекс" составляет 49,2% и 43,6% соответственно. Значение же аналогичного показателя для одного из крупных российских издательств, по словам эксперта, составляет всего 10%.

Объемы пиратства в сфере пиратского программного обеспечения тоже впечатляют. Еще в 2011 году, по данным исследования Ассоциации производителей программного обеспечения (BSA) уровень нелицензионного ПО в нашей стране составлял 63%. Наименьший уровень пиратства на тот момент был отмечен в США (19%) и Японии (21%).

Судебная практика уже знает многочисленные примеры привлечения к гражданско-правовой ответственности за использование контрафактных копий программ. Например, свои права неоднократно удавалось отстоять ЗАО "1С" (постановление ФАС СКО от 24 мая 2012 г. по делу № А32-33456/2011, постановление ФАС ВВО от 22 апреля 2009 г. по делу № А17-1558/2008, постановление ФАС СЗО от 10 сентября 2009 г. по делу № А52-371/2009), корпорации "Майкрософт" (постановление ФАС ПО от 2 ноября 2010 г. по делу № А65-25501/2008, постановление ФАС ПО от 18 мая 2010 г. по делу № А65-26421/2009), корпорации "Адоб Системс Инкорпорейтед" (постановление ФАС ВВО от 18 января 2013 г. по делу № А33-2085/2012) и другим разработчикам программ.

Нередко факт использования нелицензионного ПО получает свое подтверждение в ходе проверки, проводимой правоохранительными органами, и впоследствии в отношении недобросовестного пользователя возбуждается уголовное дело. Вместе с тем, сам по себе отказ в привлечении лица к уголовной ответственности за нарушение авторских прав не означает невозможности применения к нему мер гражданско-правовой ответственности (п. 5 информационного письма ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности"). Вместе с тем, если ответчик докажет, что системные блоки, на которых располагается нелицензионное ПО, им не использовались (например, находились в сданном на правах аренды помещении), суд может отказать во взыскании компенсации за нарушенные авторские права (постановление ФАС ВВО от 18 октября 2012 г. по делу № А17-8130/2011). Согласно п. 1 ст. 1225 ГК РФ программные продукты признаются интеллектуальной собственностью, которая подлежит охране, а в п. 1 ст. 1259 ГК РФ определяет, что они охраняются как литературные произведения.

Интересное решение было вынесено в 2008 году АС Ростовской области, и впоследствии подтверждено ФАС СКО. Корпорация "Аутодеск Инк." обратилась с иском к российской организации, указав, что один из ее сотрудников установил пиратскую программу, права на которую принадлежали корпорации, на свой рабочий компьютер. Однако суды посчитали, что само по себе это не является основанием для привлечения работодателя к ответственности, поскольку в обязанности этого работника не входила установка программ, и соответствующих указаний со стороны начальства также не поступало (решение Арбитражного суда Ростовской области от 28 ноября 2008 г. по делу № А53-11204/2008-С2-20, постановление ФАС СКО от 23 марта 2009 г. по делу № А53-11204/2008-С2-20).

Исключительные права на компьютерные игры также были предметами судебных разбирательств, и при доказанности всех обстоятельств дела суды защищали интересы правообладателей (см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 сентября 2008 г. № 09АП-5800/2008-ГК по делу № А40-2494/08-51-29).

Вместе с тем, на фоне других стран объемы пиратства в России не выглядят столь уж впечатляющими. Итоги исследования компании Musicmetric, занимающейся анализом поведения потребителей индустрии развлечений, показывают, что в пятерке лидеров по количеству нелегальных скачиваниях музыки с помощью торрент-трекеров за первую половину прошлого года находятся США, Англия, Италия, Канада и Бразилия. Наша страна располагается в этом списке только на 24 позиции. Возможно, это связано с низкой распространенностью Интернета в сельской местности, однако факт остается фактом — "пиратство" не является исключительно российской проблемой.

 

Специфика иных объектов авторского права

Многие аналитики подчеркивают, что фильмы как контент имеют свои особенности, которые и нашли свое отражение при разработке Закона № 187-ФЗ:

  • необходимость быстрой блокировки доступа. Так, основную прибыль видеопродукция приносит в первые недели после выхода в прокат, поэтому важно не допустить распространения ее пиратской копии в Интернете в это период, на что и направлена оперативная блокировка контента. В отношении остальных видов контента такой прямой зависимости между временем появления произведения и размером прибыли, которую он приносит, нет. Исходя из этого, некоторые эксперты предлагают дать возможность разместившим контент лицам перед блокировкой направить свои возражения по этому поводу. Это на самом деле увеличит срок наложения обеспечительных мер, но позволит учитывать все интересы.
  • особенности монетизации видеоконтента. Координатор комиссии по правовым вопросам Российской ассоциации электронных коммуникаций Глеб Шуклин провел сравнительный анализ моделей монетизации различных видов контента, исходя из таких его характеристик, как частота потребления, величина затрат на производство, спонтанность потребления, степень монетизации пиратского контента и т. д. Из результатов анализа следует, в частности, что работа над фильмом весьма дорогостояща, однако частота потребления этого контента низкая — действительно, как правило, фильм будет просмотрен один или два раза. С музыкальными произведениями все обстоит наоборот — пользователи слушают любимые песни часто, однако затраты на их создание в разы меньше. По мнению эксперта, эти различия нужно учитывать при реформировании "антипиратского" законодательства

     

Таблица 1. Модели монетизации различных видов контента (по данным Российской ассоциации электронных коммуникаций) 

 

Рисунок 1. Характеристики различных видов контента (по данным Российской ассоциации электронных коммуникаций)

Помимо этого, по мнению многих аналитиков, вначале необходимо изучить опыт реализации Закона № 187-ФЗ в течение какого-то времени с тем, чтобы устранить как возможные недостатки самого закона, так и спорные ситуации на практике.

В частности, необходимо привести в соответствие с "антипиратским" законом иные акты федерального законодательства. Иллюстрацией к этому может служить судебный спор между ФГБУ "Государственный Эрмитаж" и дизайнером Ией Йоц по поводу использования изображения картины "Дама в голубом" (портрет герцогини Бофор) кисти художника Т. Гейнборо.

Дизайнер разместила изображение этой картины на своем сайте, а также на двери магазина одежды. Эрмитаж, ссылаясь на отсутствие разрешения музея на такое использование изображения, обратился в суд. Свои требования он обосновал положениями абз. 2 ст. 36 Федерального закона от 26 мая 1996 г. № 54-ФЗ "О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации", согласно которым передача прав на использование в коммерческих целях воспроизведений музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав Музейного фонда и находящихся в музеях, осуществляется музеями в порядке, установленном собственником этих предметов и коллекций. Кроме того, в соответствии с ч. 2, ч. 3 ст. 53 Основ законодательства о культуре (Закон РФ от 9 октября 1992 г. № 3612-I) частные лица могут изготавливать и реализовывать продукцию с изображением (воспроизведением) объектов культуры только на основе договора с владельцем объекта культуры. Ответчица возражала против этого довода, опираясь на ст. 1276 ГК РФ, которая разрешает свободное использование произведения, постоянно находящегося в месте, открытом для свободного посещения, а также на то, что картина уже стала общественным достоянием, и следовательно, может использоваться без ограничений. Арбитражный суд Свердловской области удовлетворил заявление музея Эрмитаж и обязал дизайнера Ию Йоц прекратить использование изображения картины (решение АС Свердловской области от 28 февраля 2013 г. по делу № А63-18468/2012). Впоследствии его решение было поддержано 16-м арбитражным апелляционным судом (постановление 16-го арбитражного апелляционного суда от 20 мая 2013 г. № 16АП-1136/13 по делу № № А63-18468/2012). Однако Суд по интеллектуальным правам, рассмотревший это дело в кассационном порядке, отменил акты нижестоящих судов и направил его на новое рассмотрение.

 

Расширение сферы действия "антипиратского" закона с различных точек зрения.

Правообладатели. В основной своей массе обладатели прав на музыку, книги, софт и прочие объекты интеллектуальной собственности ратуют за то, чтобы защита "антипиратского" закона была распространена и на них. По мнению генерального директора "ЭКСМО" Олега Новикова, прозвучавшему на конференции "Право на Download 2013", за минувший год потери отрасли книгоиздания от интернет-пиратства составили 7,5 млрд руб. Если государственное регулирование Интернета не будет усовершенствовано, прогнозирует представитель книгоиздательской индустрии, к 2015 году ущерб составит уже 30 млрд руб., а к 2018 году достигнет значения 70 млрд руб.

Что касается самого Закона № 187-ФЗ, то некоторые правообладатели не совсем довольны его положениями. Так, председатель правления Ассоциации продюсеров кино и телевидения Александр Акопов в ходе той же конференции подчеркнул, что требования "антипиратского" закона излишне бюрократичны и требуют сбора большого количества бумаг, что создает препятствия для защиты интересов правообладателей.

Государство. Перед государством стоит нелегкая задача по обеспечению интересов всех сторон отношений по использованию произведений и защите авторских прав. Рассмотренный законопроект, с одной стороны учитывает замечания информационных посредников и правообладателей, а с другой — все таки распространяет "антипиратское" законодательство на все объекты авторских прав.

Кроме того, учета требуют и интересы обычных пользователей. Так, председатель Совета РАЭК Антон Мальгинов справедливо упомянул на конференции "Право на Download 2013" о необходимости внедрения системы гибких изъятий для случаев свободного использования произведений. Прежде всего, подчеркнул он, это должно коснуться тех, кто обращается к контенту в образовательных, обучающих или научных целях.

Хостинг- и интернет-провайдеры. Информационных посредников интересуют, прежде всего, два последствия, которые влечет для них принятие "антипиратского" закона. Первое относится к возможной ответственности за нарушение требований к контенту, размещаемому третьими лицами. В ГК РФ в случае одобрения законопроекта останутся два условия для освобождения интернет-провайдера от ответственности — во-первых, он не должен являться инициатором этой передачи и определять получателя спорного контента, а во-вторых, он не должен изменять указанный материал при оказании услуг связи, за исключением необходимости обеспечить технологический процесс передачи материала. Хостинг-провайдеры же по-прежнему будут обязаны доказать, что они не знали и не должны были знать о том, что контент был нелегальным. Это вызывает нарекания с их стороны, поскольку фактически накладывает на информационных посредников требование предварительной премодерации контента.

Другое последствие может вытекать из обязанности информационного посредника заблокировать доступ к контенту именно по URL, поскольку это более дорогостоящий путь в сравнении с блокировкой по IP-адресу. Пока блокировку исключительно в таком формате закрепить не предлагается, однако на этом продолжают настаивать представители интернет-сообщества.

 

На фоне этих дискуссий часто высказываются также предложения о сокращении срока действия исключительного права автора на произведение, в течение которого третьи лица не могут использовать произведение без согласия автора. Напомним, в настоящее время в соответствии с п. 1 ст. 1281 ГК РФ исключительное право на произведение (то есть право использовать произведение в соответствии со ст. 1229 ГК РФ в любой форме и любым не противоречащим закону способом — Ред.) действует в течение всей жизни автора и 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора. Чаще всего звучат предложения сократить этот срок до 15-30 лет.

Кроме того, в обращениях некоторых экспертов (например, в общей позиции объединенной группы Партии зеленых и Европейского свободного альянса по созданию произведений и защите авторского права в эпоху цифровых технологий, параграф 25) звучат предложения об исчислении срока защиты права не с момента смерти автора, как сейчас (ч. 1 ст. 1281 ГК РФ), а с момента выхода произведения в свет.

За минувший год потери отрасли книгоиздания от интернет-пиратства составили 7,5 млрд руб. Если государственное регулирование Интернета не будет усовершенствовано, к 2015 году ущерб составит уже 30 млрд руб., а к 2018 году достигнет значения 70 млрд руб.

Одним из ключевых вопросов, который необходимо разрешить, заключается в оценке выполнения Законом № 187-ФЗ своей роли — защищать интересы правообладателей, теряющих доходы от "пиратства" в Интернете. Действительно, пока эта цель явно не достигается — по некоторым оценкам, в России насчитывается около 2,5 тыс. сайтов, предлагающих для скачивания и просмотра нелегальный контент. При блокировке одного или даже нескольких из них просто увеличивается приток пользователей к другим аналогичным сервисам.

Более того, по результатам некоторых зарубежных исследований установлено, что практика скачивания пиратского контента пользователем напрямую не приводит к тому, что он полностью отказывается от легального контента. Так, Институт перспективных технологических исследований при Объединенном исследовательском центре Еврокомиссии указывает, что более половины потребителей музыкальных произведений из США, Франции, Германии, Италии и Испании (53%) одновременно пользуются и легальным, и нелегальным контентом, и только 20% из них полностью перешли на "пиратские" копии песен. Исследователи сделали вывод о том, что скачивание размещенной с нарушением авторских прав музыки не влияет или оказывает незначительный эффект на ее легальный оборот,а в случае блокировки "пиратских" сайтов размещенные на них музыкальные произведения так и не были бы куплены легальным способом.

К аналогичным выводам пришла аналитическая компания "Кантар Медиа", входящая в состав коммуникационного холдинга WPP. Эксперты компании отмечают, что за три месяца исследования выявилась интересная особенность — затраты на контент в цифровом или физическом значении у британских пользователей, злостно нарушающих авторское право, составили 168 фунтов стерлингов, тогда как размер расходов добросовестных пользователей на эти нужды составил 95 фунтов стерлингов.

 

Очевидно, что законодательство по защите авторских прав в Интернете будет развиваться и дальше, конкретизируясь и распространяясь на новые объекты. Хотелось бы надеяться, что со временем уважением к интересам авторов произведений проникнется большая часть россиян, однако во многом это будет зависеть от политики государства и учета мнений как профессионального сообщества, так и обычных пользователей по этому вопросу.

 

Документы по теме:

Новости по теме:

 

 ________________________

1 Текст законопроекта № 342640-6 "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и материалы к нему размещены на официальном сайте Госдумы