IT

Новости и аналитика Аналитические статьи "Антипиратский" закон: первые итоги реализации и перспективы

"Антипиратский" закон: первые итоги реализации и перспективы

2013 год запомнится российской интернет-аудитории как начало активной борьбы государства с нарушением авторских прав в Интернете. 2 июля текущего года Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 187-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях" (далее — Закон № 187-ФЗ), который еще на стадии законопроекта окрестили "антипиратским" законом.

Масштабы использования контента, размещение которого не было санкционировано правообладателями, в нашей стране действительно велики. К примеру, в социальных сетях более 60% случаев использования произведений сопряжены с нарушением авторских прав, а книжный рынок теряет примерно 3 млрд руб. в год, поскольку в 90% случаев пользователи скачивают пиратские копии книг. Конечно, работа по защите интеллектуальных прав в Интернете ведется уже давно — в частности, за 2011-2012 годы было удалено более 25 тыс. ссылок на нелегальные копии книг.

Помимо необходимости соблюдения их интересов эксперты указывают и на финансовую выгоду в случае отказа от пиратских продуктов — как для отдельных отраслей (киноиндустрия, издательская деятельность и т. д.), так и для экономики в целом. По результатам исследования Ассоциации производителей программного обеспечения ( всемирная организация BSA), дополнительная экономическая выгода от использования законного, лицензионного ПО особенно заметна на развивающихся рынках: в среднем, на каждый доллар, вложенный в лицензионное ПО, в странах с низким уровнем доходов приходится прирост ВВП на целых 437 доллара США.

Поэтому законодатель был вынужден задуматься над новыми механизмами борьбы с оборотом нелегального контента в Сети и ужесточить наказание за эти действия. Кстати, Закон № 187-ФЗ принимался довольно быстро — он был внесен на рассмотрение Госдумы 6 июня текущего года, уже 21 июня, в один день, прошел второе и третье чтения, а 1 августа уже вступил в силу.

 

Порядок действий по борьбе с интернет-пиратством

ГПК РФ был дополнен ст. 144.1, которая ввела процессуальный институт предварительного обеспечения авторских прав. Правообладатель (гражданин или организация) может обратиться в суд с требованием ограничить доступ к размещенному с нарушением авторских прав контенту, приложив документы, подтверждающие исключительные права на произведение (ч. 4 ст. 144.1 ГПК РФ). Определена исключительная подсудность для такого рода заявлений — они подаются в Мосгорсуд (ч. 3 ст. 144.1 ГПК РФ). Закон № 187-ФЗ вступил в силу 1 августа, и за прошедший месяц с небольшим было подано 56 заявлений о предварительном обеспечении защиты авторских прав, по 16 их них в обеспечительных мерах было отказано.

Для удобства правообладателей Мосгорсуд запустил специальный сервис, позволяющий оперативно направить такое заявление в электронном виде после регистрации (требуется усиленная квалифицированная электронная подпись).

Правда, в заключении профильного комитета Госдумы на законопроект, послуживший основой для "антипиратского" закона, отмечалось, что действующее гражданское процессуальное законодательство не предусматривает обеспечение будущего иска и позволяет применять эту меру только после принятия дела к производству. Тем не менее такое новшество было решено ввести в целях быстрой защиты интересов правообладателей.

В определении Мосгорсуда о применении обеспечительных мер указывается срок (не более 15 дней), в течение которого правообладатель должен подать соответствующий иск (абз. 2 ч. 5 ст. 144.1 ГПК РФ).

Определение о назначении обеспечительных мер правообладатель направляет в Роскомнадзор — это также можно сделать не выходя из офиса благодаря специальному сервису, запущенному ведомством. С его помощью можно известить Роскомнадзор о принятом судом определении, приложив его в электронной форме (также с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи). Кроме того, всем пользователям доступны данные реестра сайтов, распространяющих пиратские версии фильмов. Точнее, можно получить информацию о том, внесен ли в этот реестр конкретный сайт, введя его IP-адрес, доменное имя или адрес ссылки страницы.

Хостинг-провайдер — лицо, предоставляющее услуги по размещению сайта и его содержимого на своем сервере, а также технической поддержке и техническому сопровождению работы сайта (услуги хостинга)

После извещения Роскомнадзора запускается многоступенчатый механизм. Ведомство направляет уведомление о необходимости удаления конкретного видеопродукта на русском и английском языках хостинг-провайдеру, а последний в течение одного дня информирует об этом владельца сайта. Владелец сайта, на котором размещено пиратское видео, обязан в течение одного рабочего дня после получения такого требования от хостинг-провайдера удалить нелегальный контент.

Если же этого не происходит, за ограничение доступа к видео отвечает сам хостинг-провайдер, который обязан совершить это действие не позднее трех рабочих дней со дня получения первоначального уведомления Роскомнадзора в свой адрес.

В случае, если бездействует и хостинг-провайдер, Роскомнадзор обращается непосредственно к оператору связи, обеспечивающему доступ в Интернет (интернет-провайдеру) с аналогичный требованием, на выполнение которого также отводится один рабочий день (ст. 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации").

Кстати, это дает ответ на вопрос — как будут выполняться требования антипиратского закона, если хостинг-провайдер и владелец сайта зарегистрированы на территории иностранного государства и не подчиняются нашему законодательству. Не секрет, что такая ситуация встречается нередко. К примеру, известный пиратский торрент-портал The Pirate Bay ("Пиратская бухта") неоднократно проходил процедуру перерегистрации в разных странах, а одно время даже рассматривал возможность размещения своих серверов на беспилотниках, которые будут парить над нейтральными водами, не попадая таким образом под юрисдикцию ни одного из государств.

Правда, интернет-провайдер тоже может быть "иностранцем" (работая, к примеру через спутник), и вопрос о выполнении им требований российских законов в этом случае остается открытым. Однако нередко зарубежные интернет-компании идут навстречу России и оказывают содействие в пресечении выявленных Роскомнадзором нарушений — например, такое взаимодействие осуществлялось с регистраторами доменных имен, зарегистрированными на территории Содружества Багамских островов и Индии.

Если правообладатель не направляет иск в течение указанного в определении о принятии обеспечительных мер срока, суд отменяет эту меру и извещает об этом Роскомнадзор, который, в свою очередь, информирует заинтересованных лиц об отсутствии ограничений доступа к спорному контенту (ч. 7 ст. 144.1 ГПК РФ). Такие примеры тоже есть — например, 3 сентября Роскомнадзор проинформировал ресурсы seasonvar.ru и smotruonline.ru об отмене предварительного обеспечения в отношении фильмов «Жуков» и «Александровский сад», о нарушении прав на которые заявлял правообладатель ООО "Пиманов и партнеры". Аналогичная ситуация сложилась еще по трем заявлениям правообладателей. Отметим, что ч. 9 ст. 144.1 ГПК РФ предоставляет в таком случае возможность лицам, чьи права были нарушены в результате блокировки, обратиться к заявителю с требованием о возмещении причиненных убытков.

Рассмотрение иска в случае его подачи также осуществляется Мосгорсудом, что вызывает некоторое недоумение — ведь интеллектуальные права могут быть нарушены в любой части страны, и установление такой исключительной подсудности может привести к огромной нагрузке на Мосгорсуд и существенно затруднить жизнь правообладателям из других регионов.

По данным Роскомнадзора на 9 сентября, перечень фильмов и ресурсов, к которым ограничен доступ в рамках "антипиратского" закона, насчитывает 42 наименования. Специалисты ведомства вынуждены постоянно мониторить исполнение требования о блокировке — нередко после непродолжительного времени доступ к нелегальному контенту возобновляется снова, или же произведения остаются доступны для скачивания через сервис "Поиск" на сайте.

 

Информационный посредник: терминология и обязанности

Информационный посредник — лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет", лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети (ст. 1253.1 ГК РФ)

Одним из наиболее спорных моментов "антипиратского" закона, который вызвал волну возмущения со стороны профессионального интернет-сообщества, стали положения об информационных посредниках и их ответственности за нарушение интеллектуальных прав.

Появившаяся в ГК РФ ст. 1253.1 дает определение этой группе лиц, упоминает об их ответственности за нарушение "антипиратского" законодательства и устанавливает обстоятельства, при которых ответственность с информационных посредников снимается.

Недовольство профессионалов нововведением обусловлено тем, что определение информационных посредников дано слишком расплывчато. Поисковая система и интернет-портал "Яндекс" по этому поводу отметил в своем корпоративном блоге, что при определенной интерпретации информационными посредниками могут быть признаны и новостные агрегаторы, и поисковые системы, поскольку под предоставлением "возможности размещения материала или информации" можно понимать и размещение ссылок, что противоречит сложившейся практике. Действительно, судебная практика знает случаи отказа в удовлетворении требований о признании поисковой системы виновной в размещении ссылки на пиратский контент (определение ВАС № 18391/13 от 24 января 2013 года).

На самом деле, в утвержденной редакции "антипиратского" закона понятие информационного посредника сформулировано таким образом, что под него может попасть и обычный пользователь, разместив ссылку на нелегальный контент в своем блоге или отправив ее по электронной почте. "Яндекс" указал также на необходимость ограничения круга информационных посредников только теми лицами, кто реально имеет возможность оказать влияние на доступ к контенту — в первую очередь это касается хостинг-провайдера, у которого есть соглашение с владельцем сайта.

Судебная практика до принятия Закона № 187-ФЗ складывалась неоднозначно. Ранее суды обычно не признавали владельцев сайтов и хостинг-провайдеров виновными за нарушение интеллектуальных прав, ссылаясь на то, что ответственность за эти действия должно нести разместившее контент лицо. ВАС РФ в 2008 году подчеркнул, что хостинг-провайдер освобождается от ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, а также влияет на целостность передаваемой информации (постановление Президиума ВАС РФ от 23 декабря 2008 г. № 10962/08). Эту правовую позицию впоследствии поддерживал и сам ВАС РФ (определение ВАС РФ от 28 сентября 2012 г. № ВАС-10781/12 по делу № А40-42674/11-67-370), и нижестоящие суды (постановление ФАС МО от 23 апреля 2012 г. по делу № А40-42674/11-67-370).

Однако факт размещения спорного контента третьим лицом необходимо было еще доказать — в противном случае суд мог признать владельца сайта виновным в нарушении авторских прав (решение АС г. Москвы от 30 ноября 2010 г. по делу № А40-109385/10-27-966). Впрочем, даже при доказанности размещения контента третьими лицами суды иногда привлекали к ответственности одновременно и третье лицо, и владельца сайта (постановление ФАС МО от 20 июля 2011 г. № КГ-А40/6477-11-1,2 по делу № А40-16928/10-26-101).

Вместе с тем, и до принятия "антипиратского" закона складывались предпосылки к дифференцированному решению вопроса о виновности владельца сайта и хостинг-провайдера в нарушении интеллектуальных прав. В конце 2008 года Президиум ВАС РФ отметил, что судам следует учитывать степень вовлечения провайдера в процесс передачи, хранения и обработки информации, возможность контролировать и изменять ее содержание (постановление Президиума ВАС РФ от 23 декабря 2008 г. № 10962/08 по делу № А40-6440/07-5-68). А в одном из последующих решений Президиум ВАС РФ развил этот тезис и подчеркнул, что судам необходимо проверять следующие факты: получил ли провайдер прибыль от пиратского контента, установлены ли ограничения объема размещаемой информации и ее доступности для неопределенного круга пользователей, а также наличие в пользовательском соглашении обязанности пользователя по соблюдению законодательства при размещении контента и безусловного права провайдера удалить незаконно размещенный контент, отсутствие технологических условий, способствующих нарушению исключительных прав, а также наличие специальных эффективных программ, позволяющих предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения (постановление Президиума ВАС РФ от 1 ноября 2011 г. № 6672/11 по делу № А40-75669/08-110-609).

Суды восприняли эти критерии, и в результате судебная практика уже знает случаи взыскания с хостинг-провайдеров компенсаций за причиненный ущерб в тех случаях, когда у них была техническая возможность ограничить доступ к спорному контенту, но они ею не воспользовались. Применение такого подхода ощутили на себе, к примеру, социальная сеть "В Контакте" (определение ВАС РФ от 7 ноября 2012 г. № ВАС-13900/12 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации") и медийный портал "Рамблер" (постановление ФАС Московского округа от 8 мая 2013 г. по делу № А40-66954/11-110-550, постановление ФАС Московского округа от 8 октября 2012 г. по делу № А40-66947/11-5-410).

 

Ответственность недобросовестных информационных посредников

Помимо гражданско-правовых санкций (ч. 1 ст. 1253.1 ГК РФ) к информационным посредникам, не исполнившим требование об ограничении доступа к пиратскому контенту, может быть применена и административная ответственность в виде штрафа. Соответствующая инициатива находится сейчас на рассмотрении Госдумы1. Законопроект предусматривает следующие размеры штрафов: для граждан — 5 тыс. руб., для должностных лиц — 50 тыс. руб., а для организаций — от 300 тыс. руб. до 1 млн руб. Профильный комитет в целом одобрил это предложение, однако посчитал размер штрафов и их безальтернативность необоснованными, поскольку такой порядок не позволяет учитывать имущественное и финансовое положение нарушителя.

Представители интернет-индустрии также выражают опасение по поводу несоразмерности размера административных штрафов совершенному правонарушению — так, действующая сегодня ст. 7.12 КоАП РФ за нарушение авторских и смежных прав предусматривает штрафы для юридических лиц в размере от 30 тыс. руб. до 40 тыс. руб.

Настораживает профессионалов и тот факт, что сфера действия ст. 1253.1 ГК РФ не ограничена только лишь защитой интересов правообладателей, а следовательно, может быть применена и к другим правоотношениям — рекламным, патентным и т.д.

 

Что грозит обычным юзерам?

Рядовые пользователи исключены из сферы действия Закона №187-ФЗ, и их действия по скачиванию пиратского контента пока не признаются незаконными, хотя при обсуждении законопроекта были идеи штрафовать недобросовестных потребителей контента, определяя их по IP-адресу.

Вместе с тем, многие западные страны уже давно ввели ответственность за незаконное скачивание защищенных авторским правом файлов или просмотр видео- и аудиопроизведений в онлайн-режиме. К примеру, в Японии загрузка файлов на личный компьютер без соблюдения авторских прав грозит виновному тюремным заключением сроком на два года или штрафом в размере два миллиона йен (около 640 тыс. руб.). А в Южной Корее недобросовестные пользователи сначала получают предупреждение от интернет-провайдера, и 70% из них после этого добровольно отказываются от нарушения авторских прав.

Немалая сложность заключается в том, что пользователи не всегда могут определить, нарушены ли авторские права на произведения, которые хотелось бы скачать. Так, в ходе опроса "Практики потребления интернет-контента", проведенного ФОМ 27 июня 2013 года, на вопрос "Можете ли вы отличить легальный контент от нелегального?" положительно ответили лишь четверть (25%) респондентов, 63% опрошенных признались, что для них это составляет трудность, а 12% не смогли выбрать какой-либо вариант ответа. Первой группе пользователей был задан дополнительный вопрос о признаках, по которым они отличают легальный контент от пиратского, и чаще всего респонденты указывали на более высокое качество контента и необходимость заплатить за его использование. По словам координатора комиссии по правовым вопросам РАЭК Глеба Шуклина, рядовой пользователь и не должен отличать легальный контент от нелегального. "Если нелегальный контент находится быстрее, значит, в сети просто слишком мало легального контента. И решение этой проблемы простое — наводнить интернет легальным доступным контентом. Тогда пираты умрут сами собой", — заключает эксперт.

Вместе с тем, платное скачивание контента далеко не всегда свидетельствует о том, что авторские права на него соблюдены (см., например, определение ВАС РФ от 26 декабря 2012 г. № ВАС-13245/12 по делу № А56-37959/2011). Действительно, плату за скачивание может взимать и недобросовестный посредник, не получивший разрешение от правообладателя на использование произведений. Поэтому признак платности скачивания контента не может служить достоверным подтверждением легальности того или иного ресурса.

 

Что именно блокируется

Технически существует несколько основных вариантов блокировки запрещенного контента — по IP-адресу, по DNS и по URL.

Ограничение доступа по IP-адресу (то есть по адресу конкретного компьютера или пользователя в сети) не лишено недостатков — к примеру, несколько пользователей могут иметь одинаковый IP-адрес, и при блокировке одного из них пострадают остальные. То же касается и сайтов — число сайтов, размещенных на одном IP-адресе, может измеряться десятками тысяч.

Именно этот способ блокировки был избран в нашей стране для борьбы с вредоносным контентом для реализации Федерального закона от 28 июля 2012 г. № 139-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации". В результате неоднократно блокировались добросовестные сайты, пострадавшие от обладания одинакового с пиратами IP-адреса. К их числу относятся, к примеру, блог Тины Канделаки, интернет-энциклопедия Lurkmore, сервисы Google, ресурсы Яндекс и даже сайт частного детского садика "Солнышко". По данным статистики, ведущейся в рамках проекта «РосКомСвобода», на сегодняшний день заблокировано более 30 тыс., сайтов, но только 1% из них заблокированы правомерно, а остальные просто имеют одинаковый с ними IP-адрес.

Роскомнадзор также признает, что обход такого блокирования не представляет сложностей — оператор заблокированного сайта легко может изменить IP-адрес или использовать защищенный доступ, который скрывает истинный IP-адрес, а также применять технологии постоянного, быстрого и частого перехода на другие адреса. Типичное число сайтов, совместно использующих один IP-адрес в системах виртуального хостинга, в настоящее время колеблется от нескольких десятков до полутора тысяч. Некоторые нелегальные сайты могут быть размещены и на выделенном оборудовании или монопольно использовать один IP-адрес, но это нетипично. Таким образом, подчеркивают эксперты Роскомнадзора, при блокировке нарушителя по IP-адресу автоматически будет заблокировано несколько сотен полностью легитимных сайтов.

Такая ситуация привела ведомство к осознанию необходимости нового подхода к блокировке сайтов с пиратским и вредоносным контентом. В связи с этим Роскомнадзор рекомендовал операторам связи разработать свои схемы ограничения доступа к ресурсам с применением таких технологий, как блокирование по DNS и по URL.

Первый из них представляет собой блокировку по названию сайта в сети (доменному имени). Помимо IP-адреса каждый сайт имеет связанное с ним буквенное название, удобное для восприятия — так называемый домен (доменное имя). Когда пользователь заносит его в адресную строку, специальный DNS-сервер определяет нужный IP-адрес, и браузер пользователя может соединиться с сервером конкретного сайта. При блокировке DNS-сервер разрывает эту связь и дает ссылку на адрес страницы с уведомлением о недоступности запрашиваемого сайта. Это позволяет избежать избыточного блокирования добросовестных сайтов.

Однако самым точным является блокирование по URL — то есть по адресу конкретной страницы в Интернете или каталога сайта, указываемому в адресной строке. Но и оно имеет свои недостатки — к примеру, подходит такой способ только для обычного, незащищенного URL, который начинается с обозначения "www". Если начало адреса имеет вид "https://www.", это обозначает доступ с использованием протоколов безопасных соединений, и блокировка по URL становится невозможной. Вместе с тем, такой метод успешно используется во многих зарубежных странах (Англия, Новая Зеландия). Правообладатели, вместе с тем, указывают, что блокирование по URL не будет эффективным, поскольку пиратский контент можно быстро переместить на другую страничку, а обязанность удалить произведение с сайта вообще уйдет на второй план.

Цитата

Глеб Шуклин, координатор комиссии по правовым вопросам Российской ассоциации электронных коммуникаций

"Технологии, рекомендованные Роскомнадзором, доступны в основном крупным операторам, да и то не всем. Поскольку исполнять закон им необходимо, операторы будут выбирать самый легкий способ, то есть блокировать по IP-адресу (за исключением тех ресурсов, блокировка которых вызовет большой медийный резонанс). Если закрепить рекомендации как требования, то мелкие компании будут вынуждены закупать технологии у крупных и, соответственно, покрывать затраты засчет повышения тарифов на интернет. В условиях, когда у крупных операторов эти тарифы повышаться не будут, произойдет отток пользователей от мелких и средних операторов, что и приведет к монополизации рынка".

Статья 15.2, которой был дополнен Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", предусматривает, что в уведомлении Роскомнадзора о нарушении авторских прав должны присутствовать все типы идентифицирующих сведений — и сетевой адрес сайта, и его доменное имя, и указатели конкретных страниц сайта. Однако конкретный способ блокировки контента Законом № 187-ФЗ не обозначен. Так, хостинг-провайдеры обязаны "ограничить доступ к соответствующему информационному ресурсу" (ч. 4 ст. 15.2), а операторы связи — "ограничить доступ к такому информационному ресурсу, в том числе к сайту в сети "Интернет", или к странице сайта" (ч. 7 ст. 15.2).

В дополнение ко всему существует еще одна проблема — блокировка по URL более дорогая по сравнению с остальными способами и будет означать дополнительные затраты для операторов, а мелкие компании часто вообще не могут позволить себе ограничение доступа к контенту таким путем. Поэтому даже несмотря на рекомендации Роскомнадзора, есть опасения, что ограничение доступа по IP-адресу еще долго будет распространено. Законодательное же обязывание блокировать контент только таким путем может привести к банкротству не очень крупных интернет-компаний и последующей монополизации рынка.

Как отмечает Роскомнадзор, на сегодняшний день соотношение блокирования по URL и по IP-адресу 50/50, а общая эффективность таких мер составляет 87% (эти показатели были выведены независимыми наблюдателями при использовании аутсорсинга).

 

Перспективы реализации Закона № 187-ФЗ

Помимо возможных последствий блокировки по IP-адресу, в результате которой страдают добросовестные порталы и пользователи, есть и другие препятствия для реализации "антипиратского" закона. Не секрет, что получающие доход от использования нелегального контента торрент-трекеры и прочие пиратские сайты постоянно ищут новые пути обхода санкций — начиная от банальной смены IP-адреса или домена и заканчивая более продвинутыми технологиями.

Одной из таких продвинутых технологий является так называемый уход в "облако". "Облачные" технологи предполагают хранение данных не на сервере оператора сайта, а на нескольких виртуальных серверах независимых провайдеров. Эти серверы, каждый из которых содержит копию сайта, территориально могут находиться в разных странах и даже на разных континентах,. Если один из серверов недоступен, пользователь попадет на сайт через другой, доступный сервер. "Виртуальное облако" не позволяет идентифицировать IP-адреса пиратов и пользователей и определить, какие файлы передаются, так как весь трафик зашифрован, а IP-адреса, география и юрисдикция сайта непрерывно и часто меняется. В "облако", к примеру, уже давно ушел крупнейший пиратский сайт The Pirate Bay ("Пиратская бухта"). Российские "пираты" также могут последовать этому примеру.

Помимо этого, в зоне рунета уже давно появились каталоги так называемых магнитных ссылок (magnet-ссылка), позволяющих обмениваться файлами в децентрализованных файлообменниках совершенно анонимно, а многие пираты перешли на эту систему обмена контентом.

Еще одной технологией, интенсивно обсуждаемой в сети в последнее время, является так называемый "невидимый Интернет" (на основе технологии I2P). Суть его заключается в создании своеобразной "надсети", устойчивой и анонимной. Информация в ней передается в зашифрованном виде, причем определить отправителя и получателя очень сложно — вместо IP-адреса используются криптографические ключи, вместо DNS-сервера — постоянно обновляемые адресные книги, а пакеты информации пересылаются по нескольким тоннелям, тоже постоянно меняющим свои характеристики. Эта система позволяет обмениваться информацией, организовывать анонимный хостинг, создавать файлообменники и торрент-сайты, отправлять и получать электронную почту и т.д.

Помимо этого, законодательная база тоже, очевидно, еще неоднократно будет изменяться, дополняться и уточняться. Так, если сейчас "антипиратский" закон распространяется только на фильмы, осенью депутаты Госдумы планируют вернуться к обсуждению механизмов защиты и других объектов авторских прав — музыкальных произведений, книг и т.д.

А предложения профессионального интернет-сообщества о необходимости внедрения предварительного урегулирования спора до обращения в суд нашли свое отражение в законопроекте, подготовленном Минкультуры России совместно с правообладателями и сетевыми активистами. Документ был внесен на рассмотрение Госдумы 17 сентября текущего года. Он предусматривает административный порядок решения вопроса об ограничении доступа к контенту, а также предоставляет владельцу сайта возможность направить хостинг-провайдеру или оператору связи свои возражения с документальным обоснованием законного характера контента.

Правда, эту инициативу практически затмил другой законопроект, разработчиками которого являются депутаты Госдумы Иван Мельников и Олег Смолин, — об отмене "антипиратского" закона2. В пояснительной записке отмечается, что помимо существенных недостатков механизма блокировки контента и определения круга информационных посредников "антипиратский" закон создает основу для злоупотреблений и недобросовестной конкуренции, а кроме того — инициатива о его отмене уже набрала 100 тыс. голосов на сайте Российской общественной инициативы. Взамен Закона № 187-ФЗ авторы законопроекта предлагают разработать новый закон с учетом мнения всех заинтересованных сторон.

 

Работа по борьбе с распространением нелегального контента потребует немалых денежных и организационных затрат — пираты многочисленны (по оценке Международного альянса интеллектуальной собственности, в нашей стране насчитывается около 2,5 тыс. пиратских сайтов), располагают значительными технологическими ресурсами и постоянно разрабатывают новые схемы по обходу требований закона. Кроме того, реализация Закона № 187-ФЗ в принятой редакции способна в некоторых случаях затрагивать права и добросовестных пользователей, что может приводить к конфликтам. Однако постепенно законодатель начинает прислушиваться к мнению интернет-сообщества при развитии "антипиратского" законодательства.

На прошедшей 17 сентября текущего года в пресс-центре РИА Новости конференции "Право на Download 2013: Защита интеллектуальной собственности в Интернете: юридические, технологические, процедурные, организационные аспекты" большинство участников поддержали точку зрения о безусловной пользе Закона № 187-ФЗ, подчеркнув, однако, что он требует доработки. Этот процесс сегодня уже запущен — так, на площадке Роскомнадзора состоялось уже 26 совещаний с представителями интернет-индустрии.

По словам профессионалов, внимание следует уделить также как воспитанию культуры соблюдения авторских прав у обычных пользователей, так и информированию владельцев сайтов и информационных посредников о новых правилах и ответственности за их несоблюдение. Как отмечает управляющий партнер юридической фирмы "Толкачев и партнеры" Артем Толкачев, с введением "антипиратского" закона в действие участились обращения владельцев сайтов, хостинг-провайдеров и провайдеров связи, желающих знать, каким именно образом легитимизировать контент, как связаться с правообладателями и какие грозят меры ответственности, если этого не сделать.

Главный же посыл, который прозвучал на конференции "Право на Download 2013", заключается в том, что развитие рынка цифрового контента невозможно с использованием одних лишь запретительных мер — все его участники должны также иметь действенные стимулы к деятельности в рамках закона.

Новости по теме:

Документы по теме:

  • Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 187-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях"
  • ГПК РФ
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"
  • Федеральный закон от 28 июля 2012 г. № 139-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

 

 __________________________

1 Законопроект размещен на официальном сайте Госдумы за номером 303374-6.
2 Законопроект размещен на официальном сайте Госдумы за номером 336400-6.