Новости и аналитика Аналитические статьи Высшее образование на дистанте: что будет дальше?

Высшее образование на дистанте: что будет дальше?

Высшее образование на дистанте: что будет дальше?
ideyweb / Depositphotos.com

По данным Минобрнауки России, сейчас в полностью дистанционном режиме обучается примерно 61% студентов российских вузов. Решения о переходе на дистант принимаются непосредственно образовательными организациями с учетом введенных органами власти конкретного региона в целях борьбы с COVID-19 ограничений и мнения соответствующего территориального органа Роспотребнадзора. Именно такой подход закреплен в Приказе Министерства науки и высшего образования РФ от 11 ноября 2020 г. № 1402 (далее – Приказ № 1402), который, хотя непосредственно распространяется на подведомственные министерству вузы, может служить, как отметил Министр образования и науки РФ Валерий Фальков на одном из заседаний Российского союза ректоров, ориентиром для всей системы высшего образования страны.

Разумеется, принятые решения о выборе формата обучения – дистанционного или смешанного (гибридного) – пока распространяются на текущий семестр, в Приказе № 1402, например, согласно которому все подведомственные Минобрнауки России вузы Москвы и Санкт-Петербурга переведены на дистанционное обучение, обозначена конкретная дата – до 6 февраля 2021 года. Однако, учитывая, что эпидемиологическая обстановка во многих регионах пока не улучшается, можно предполагать, что и в следующем семестре многие вузы продолжат работать в таком режиме, по крайней мере какое-то время. Поэтому по-прежнему актуальными остаются вопросы организации соответствующих образовательных процессов и контроля качества образования, получаемого в дистанционном формате.

 

Основные проблемы дистанционного обучения

По завершении первого – весеннего – этапа перехода на дистанционное обучение в связи с пандемией COVID-19 инициативная группа ведущих вузов страны при поддержке Минобрнауки России провела мониторинг деятельности университетов по организации соответствующих образовательных процессов, результаты которого позволили выявить несколько групп проблем, возникших при реализации дистанционного обучения, и начать работу по их устранению, отметил заместитель Министра науки и высшего образования РФ Дмитрий Афанасьев в ходе тематического круглого стола, проведенного на прошлой неделе Комитетом Совета Федерации по науке, образованию и культуре.

Первая группа – уровень технической готовности вузов к масштабному переходу на дистанционное обучение и состояние информационной инфраструктуры университетов. По результатам исследования все образовательные организации высшего образования были разделены на три категории: лидеры, имеющие развитую инфраструктуру и не только успешно применяющие дистанционные технологии, но и предоставляющие свои ресурсы, в том числе онлайн-платформы и курсы, другим вузам, учреждения с нормальным уровнем цифровизации и наименее цифровизированные. "Последних оказалось не так много: по данным наших специалистов, 44 вуза имеют цифровую инфраструктуру, не соответствующую требованиям организации электронного обучения в текущих условиях. По этим вузам приняты решения о доцифровизации, им будут выделены средства с указанием приоритетов: обновление или создание сетей, в том числе в общежитиях, увеличение серверных мощностей, подключение к цифровым образовательным ресурсам и т. д. –  на то, что нужно для обеспечения возможности дистанционного общения преподавателей и студентов и доступа к необходимому образовательному контенту", – сообщил Дмитрий Афанасьев.  

Вторая группа проблем – цифровые компетенции преподавателей. По данным проведенного Советом ректоров вузов Юга России исследования, 22,1% студентов отметили неготовность профессорско-преподавательского состава к осуществлению дистанционного обучения, еще 26,8% респондентов указали на то, что уровень владения цифровыми технологиями преподавателей не позволяет использовать все возможности дистанционной формы обучения. Эту проблему вузы начали решать своими силами, в том числе привлекая своих же студентов в качестве цифровых консультантов/ассистентов преподавателей. Тем не менее, поскольку проблема носит системный характер, необходимые для ее решения мероприятия уже обсуждаются на федеральном уровне – Совет Федерации, например, намерен рекомендовать Минобрнауки России разработать меры, направленные на внедрение в образовательных организациях высшего образования новых методик преподавания с учетом растущего уровня цифровизации, включающие в том числе переподготовку и повышение квалификации преподавателей в этой области, а Правительству РФ – рассмотреть вопрос о выделении финансирования на повышение квалификации научно-педагогических работников вузов в сфере дистанционных образовательных технологий и электронного обучения на базе ведущих университетов (это закреплено в проекте решения по итогам упомянутого круглого стола, проведенного профильным комитетом Совета Федерации 22 декабря; документ имеется в распоряжении редакции портала ГАРАНТ.РУ).


 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться


 Следующая группа выявленных проблем – недостаток отечественных электронных образовательных ресурсов. Так, в начале весны на информационном ресурсе, созданном в рамках реализации приоритетного проекта "Современная цифровая образовательная среда в Российской Федерации" для обеспечения доступа к онлайн-курсам в режиме одного окна (online.edu.ru), были доступны, по словам Дмитрия Афанасьева, около 1 тыс. курсов (по состоянию на момент публикации – 28 декабря – 1540), а на одной из наиболее популярных зарубежных платформ Coursera – более 30 тыс. Кроме того, вузам нужно было определиться, какие цифровые платформы использовать непосредственно для организации дистанционного обучения, и здесь в более выигрышном положении оказались, разумеется, те университеты, которые и раньше использовали электронные образовательные ресурсы и включали в образовательные программы элементы дистанционного обучения.

Еще одна проблемная область – дефицит компетенций самих студентов, но не цифровых – они у большинства студентов на очень высоком уровне, а навыков самостоятельного обучения. Именно поэтому, как отметила проректор по образовательной деятельности РУДН Анжела Должикова, вузы составили графики групповых консультаций, на которых преподаватели дополнительно разъясняют изучаемый материал. При этом студенты понимают, что дистанционный формат требует большей самостоятельности: результаты упомянутого ранее исследования Совета ректоров вузов Юга России показывают, что 49,2% опрошенных обучающихся считают, что дистанционное обучение развивает навыки самоконтроля, 43,9% – что оно способствует развитию самостоятельности в поиске и использовании необходимой информации. Тем не менее вузам еще только предстоит оценить, насколько качественным является такое самостоятельное освоение материала, подчеркнула председатель данного совета, президент Южного федерального университета, член-корреспондент Российской академии образования Марина Боровская. Кроме того, профессиональному сообществу в принципе предстоит разработать систему оценки качества дистанционного обучения.

 

Стоимость обучения

Одной из самых обсуждаемых в последнее время инициатив, связанных с дистанционным обучением, является предложение о снижении размера платы при переходе на такой формат. Причем обсуждается оно не только на уровне студенческих советов и родительских комитетов, но и на площадках федеральных органов власти. По итогам этих обсуждений подготовлено несколько законодательных инициатив, причем один законопроект, предполагающий закрепление в ч. 5 ст. 54 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" положения о том, что стоимость образовательных услуг снижается по решению Минобрнауки России в случае перехода организации, осуществляющей образовательную деятельность, к реализации образовательных программ с применением исключительно электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, в том числе при возникновении или угрозе возникновения чрезвычайной ситуации либо введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на всей территории России или ее части, уже включен в примерную программу работы Госдумы на март 2021 года.

Кроме того, поручение о проработке вопроса о возможности изменения платы за обучение в вузах в случае реализации образовательных программ преимущественно в онлайн-формате с применением дистанционных технологий дано профильным министерствам Председателем Правительства РФ Михаилом Мишустиным по итогам ежегодной пресс-конференции Президента РФ Владимира Путина, состоявшейся 17 декабря. Свои предложения Минобрнауки России, Минпросвещения России и Минфин России должны будут направить в кабинет министров до 15 февраля 2021 года (п. 1 перечня поручений Правительства РФ от 21 декабря 2020 г.).

 

МНЕНИЕ

Дмитрий Афанасьев, заместитель Министра науки и высшего образования РФ:

"Поскольку не все университеты были готовы к качественному переходу на обучение с использованием дистанционных образовательных технологий, у студентов, родителей, общественности, депутатов возникли вопросы о том, справедливо ли брать установленную плату за обучение в таких условиях. Президент РФ в ходе своей пресс-конференции взвешенно к этому вопросу подошел1, и всем нам предложил поступать так же.

Надо понимать, что если университет просто изменил форму доставки материала, то речь о снижении платы идти не может, – профессор, который раньше читал лекции в аудитории, а теперь читает перед экраном, так же к ним готовится, тратит те же силы и то же время проводит в контакте со студентами. Кроме того, случаи, когда контактные часы заменяются качественными онлайн-курсами, подготовленными ведущими вузами с участием ведущей профессуры, в которые вложены серьезные деньги, тоже не могут рассматриваться как снижение качества обучения.

Но если университет не смог сохранить в полном объеме контактные часы и заменяет их просто рассылкой материалов, которые студенты должны изучать самостоятельно, то фактически он реализует не очную, а заочную форму обучения, и в этом случае возникает основание для снижения стоимости обучения.

Мы сейчас вместе с сообществом ректоров пытаемся найти компромиссную форму на основе того общего решения, которое предложил президент, чтобы там, где есть основания для снижения и такое снижение не повлечет за собой банкротство вуза – нужно учитывать, что 70% расходов вузов, а у небольших и более 70% – это фонд оплаты труда, – возможность уменьшения платы за обучение действительно рассматривалась. Например, если университет заменяет 20% контактных часов на фактически заочную форму, то он должен будет снизить стоимость, допустим, на 10% (это можно посчитать). Пока конкретного решения нет, но поручение Председателя Правительства РФ нам дано, и мы работаем над тем, чтобы сформировать рекомендации о том, в каких случаях, на каких основаниях, в каком объеме может быть снижена плата за обучение при переходе на дистанционный формат".


Ректоры вузов в свою очередь призывают подходить к вопросу определения стоимости дистанционного обучения очень взвешенно, отмечая, что, во-первых, во многих вузах нагрузка на профессорско-преподавательский состав не уменьшилась, во-вторых, образовательные организации, даже те, инфраструктура которых позволила без проблем перейти на дистанционное обучение, понесли серьезные расходы – более 100 млн руб. каждый (cуммы по крупным университетам соотносимые) – на совершенствование образовательных технологий: разработку собственных онлайн-курсов – по словам ректора Уральского федерального университета Виктора Кошкарова, на подготовку качественного онлайн-курса требуется 1,5-2 млн руб., оплату доступа преподавателей и студентов к платформам электронных образовательных ресурсов, техническую поддержку образовательных платформ, а также на приобретение дополнительного оборудования: веб-камер, гарнитур для преподавателей и т. д. Кроме того, вузы предоставляют студентам в период пандемии дополнительные меры поддержки: осуществляют социальные выплаты, компенсируют расходы на питание, лекарства, приобретение ноутбуков для обучения, оплату проезда до места жительства и обратно (если на время дистанционного обучения иногородние студенты уезжают домой) и т. д. Более того, университеты в сложившихся непростых условиях разрабатывают для студентов фактически индивидуальные схемы оплаты на основе гибких систем скидок и рассрочек.

Также экспертное сообщество рекомендует обратить внимание на то, что в случае снижения стоимости обучения возникает вопрос ее соотношения с нормативами затрат государства на студентов, обучающихся на бюджете, – с этой проблемой вузы столкнулись, выполняя рекомендации Минобрнауки России о сохранении в 2020 году размера платы за обучение по программам высшего образования на уровне 2019 года – Валерий Фальков, выступая на правительственном часе в рамках заседания Госдумы 16 сентября2, отмечал, что данная рекомендация была исполнена всеми вузами независимо от отраслевой направленности.

 

МНЕНИЕ

Татьяна Семёнова, заместитель Министра здравоохранения РФ:

"По действующему законодательству невозможно установить плату за обучение ниже норматива затрат, гарантированного государством, – в противном случае получится нецелевое использование ресурсов. Мы очень долго шли к увеличению этого норматива, чтобы начать, наконец, оплачивать полным рублем стоимость обучения, так что повышение стоимости по программам медицинского образования было связано с тем, что он увеличился. Поэтому когда образовательные организации получили методические рекомендации по неповышению стоимости обучения, мы столкнулись с нерешаемой проблемой, поскольку их выполнение ведет к нарушению обозначенного правила, и какое решение в этом случае будет стратегически верным, учитывая, что это именно рекомендации, а не приказ, не совсем понятно [Министр науки и высшего образования РФ также обращал внимание в своих выступлениях, что, поскольку министерство не наделено соответствующими полномочиями, его рекомендация о сохранении стоимости обучения действительно не носит обязательного характера для всех вузов (исключение – подведомственные Минобрнауки России образовательные организации, для них обязанность сохранить стоимость платного обучения на уровне 2019 года закреплена Приказом Министерства науки и высшего образования РФ от 18 мая 2020 г. № 669). – ГАРАНТ.РУ].

В связи с этим по нескольким учреждениям, подведомственным Минздраву России, было принято другое решение: стоимость была увеличена на процент инфляции, чтобы довести ее до уровня, определенного базовыми нормативами затрат, но при этом образовательные организации перезаключили договоры с обучающимися и сделали им системную скидку. Таким образом, формально есть повышение стоимости по сравнению с 2019 годом, но фактически размер платы учащихся не изменился.

При этом стоит отметить, что неповышение стоимости обучения во всех образовательных организациях, в том числе подведомственных Минздраву России, привело к образованию недополученных доходов в условиях, когда средства, получаемые за оказание платных образовательных услуг, были очень нужны для того, чтобы реализовывать дистанционное обучение. На это очень оперативно отреагировало Правительство РФ, выделив два транша из резервного фонда на покрытие недополученных расходов всех образовательных организаций".


Стоит также отметить, что, помимо сохранения стоимости обучения на уровне прошлогодних цен, всем вузам было рекомендовано в период удаленного обучения компенсировать студентам расходы на проезд к месту проживания (при этом решение о том, остаться в общежитии или уехать домой, студенты вправе принимать самостоятельно), освободить уехавших студентов от платы за общежитие до момента возвращения или зачесть уже внесенные суммы как плату за будущий период (информация Министерства науки и высшего образования РФ от 17 ноября 2020 г.). Кстати, вопрос о введении льготного проезда студентов от места обучения до места проживания и обратно в случае изменения формата обучения, в том числе в связи с ухудшением эпидемиологической ситуации, может быть рассмотрен на федеральном уровне: Совет Федерации намерен дать соответствующую рекомендацию Правительству РФ.

 

Практические занятия

Если проведение лекционных и семинарских теоретических занятий в дистанционном режиме уже отлажено: вузы, основываясь на опыте работы весной и летом, выбрали необходимые для реализации учебного процесса в таком формате программные решения, организовали для преподавателей рабочие места, позволяющие вести занятия в режиме онлайн, обеспечили студентам и преподавателям доступ к электронным образовательным ресурсам, то проведение удаленных практических занятий пока является проблематичным. "Те программные продукты, которые предлагаются, не годятся для подготовки инженеров, мы общались с коллегами из МГТУ имени Н.Э. Баумана, они это подтверждают. Представьте, какая должна быть цифровая модель, как даже элементарный двигатель нужно оцифровать, чтобы с ним работать, расчеты проводить, – это колоссальные затраты. Платформ, позволяющих записать качественный интерактивный курс, тоже нет. Это актуально не только для инженеров, но и для нефтяников, геологов, физиков-ядерщиков и т. д., – обозначил проблему проректор – начальник управления учебно-методической деятельности МГУ имени М.В. Ломоносова Станислав Бушуев. – Нужны уникальные программные продукты. Может быть, нужно подумать о том, чтобы объявить конкурс на гранты для их разработки. Потому что только тогда, когда они будут созданы, начнется настоящее цифровое обучение, и это нам в будущем очень поможет". Совет Федерации эту идею поддержал – Минобрнауки России планируется рекомендовать рассмотрение возможности организации конкурсов на создание программных продуктов, позволяющих проводить лабораторные занятия, экспериментальные и практические исследования, предусмотренные образовательными программами, дистанционно, но без потери качества. Также министерству будет рекомендовано разработать совместно с Минцифры России программу развития цифровых инструментов, необходимых для проведения практических занятий в онлайн-формате, – речь идет о создании виртуальных лабораторий, использовании симуляторов, технологий виртуальной и дополненной реальности. При этом стоит отметить, что вузы уже пробуют внедрять VR-технологии – Анжела Должикова отметила, что для обучения студентов-медиков РУДН в этом году начал использовать виртуальные лабораторные работы по химии, разработанные специалистами МГУ имени М.В. Ломоносова.

У студентов же медицинских вузов недостатка в практике точно не будет – Татьяна Семёнова подчеркнула, что и Минздрав России, и Минобрнауки России (Приказ Министерства науки и высшего образования РФ от 3 ноября 2020 г. № 1376) приняли решение об изменении графиков освоения студентами, обучающимися по образовательным программам высшего медицинского образования в подведомственных министерствам вузах, и перевели большинство из них на практическую подготовку. Это было сделано в том числе в связи с тем, что многие студенты сейчас работают и в ковидных госпиталях, и в медицинских учреждениях, которые не оказывают помощь больным COVID-19, но испытывают кадровый дефицит в связи с перераспределением персонала для работы с ковидными пациентами, и в таких условиях просто не могут осваивать образовательные программы даже в дистанционном режиме, так как нагрузка на них очень высока. "И сопровождающий студентов при проведении практической подготовки профессорско-преподавательский состав, и уполномоченные сотрудники принимающих медицинских организаций, конечно, знакомят их на практике с медициной. Ребята получат колоссальный опыт коммуникаций, сбора анамнеза, физикальных исследований, но мы понимаем, что это все-таки разные курсы, какая-то часть классического образования будет потеряна, поэтому думаем, как нагнать и реализовать потом эти объемы подготовки, учитывая, что любая практика должна быть привязана к изучению дисциплин", – отметила замминистра. По ее прогнозам, к концу текущего учебного года вузы начнут выводить студентов из практической подготовки, и ректорам придется принимать решения о том, каким образом обеспечить освоение ими программ в полном объеме. Поэтому в настоящее время уже идет обсуждение с Минобрнауки России возможности продления программ или конкретных курсов на следующий учебный год, но не исключается и вероятность того, что часть занятий придется проводить во время каникул.

 

Иностранные студенты

Еще один сложный вопрос, требующий, помимо проработки профессиональным сообществом, определенного политического решения, – обучение иностранных студентов. Каждая образовательная организация, как отметил Дмитрий Афанасьев, определяет для своих студентов – граждан иностранных государств, которые находятся за пределами России (к ним относятся и те, кто уехал домой, когда начали закрываться границы, и не может сейчас вернуться, так как у России нет транспортного сообщения с данными странами, и первокурсники, у которых в принципе не было возможности въехать), индивидуальные образовательные технологии, и министерство просит руководство вузов продумывать все аспекты дистанционного обучения иностранцев, так как его успешность будет влиять на репутацию не только вуза, но и нашей страны в целом.

Примером эффективной организации обучения иностранных студентов, по мнению проректора по образовательной деятельности Казанского федерального университета (КФУ) Дмитрия Таюрского, является гибридная форма организации занятий, ее и применяет вуз. Студенты находятся с преподавателями в аудиториях (в настоящее время обучение в университете осуществляется в очном режиме), а для иностранцев – их в КФУ обучается в этом году более 10 тыс. человек, и большинство из них не смогли приехать, – ведется онлайн-трансляция занятий. В таком же режиме могут учиться и те, кто находится в Казани, но не может непосредственно присутствовать на занятиях, например по причине болезни.  

Однако успешность осуществления дистанционного обучения иностранцев во многом зависит от того, есть ли у них возможность подключаться к занятиям в онлайн-режиме и пользоваться электронными образовательными ресурсами. Как отметила Анжела Должикова, информация о некачественном интернет-соединении поступает от студентов РУДН – всего в вузе обучается 10 тыс. иностранцев, 5,5 тыс. из которых находятся сейчас в России, 4,5 тыс. – за рубежом, из нескольких стран, в том числе Азербайджана и Украины. В Комитет Совета Федерации по науке, образованию и культуре поступали также сведения о том, что обучающиеся в российских вузах граждане Таджикистана тоже испытывают сложности: во-первых, качество интернет-соединения в небольших населенных пунктах оставляет желать лучшего, во-вторых, трафик дорогой.

Поэтому и Минобрнауки России, и Совет Федерации, и непосредственно ректоры выступают за то, чтобы иностранным студентам был разрешен въезд в Россию. "Если где-то там, сидя в маленькой деревне, студенты не имеют доступа к высокоскоростному Интернету или у них вообще нет компьютеров, нужно привезти их сюда – в общежитие, дистант в таком случае очевидно будет качественнее. Нужно продумать механизм: будет ли обучение само по себе являться основанием для въезда, или въезд будет возможен в каких-то исключительных случаях, из конкретных стран, – давайте эти вопросы проработаем, не дожидаясь января", – заключила председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова. При этом, как подчеркнул Виктор Кошкаров, необходимо будет синхронизировать процесс ввоза студентов с теми мощностями, которые созданы вузами для обсервации, – заселение иностранцев в общежития без прохождения 14-дневного наблюдения в специальном помещении, организованном по типу обсерватора, не допускается (п. 3.6 Методических рекомендаций MP 3.1/2.1.0205-20, утв. Роспотребнадзором 29 июля 2020 г.). В регионах с относительно стабильной эпидемиологической ситуацией для этих целей, по мнению экспертов, могут использоваться также обсерваторы соотстветствующих населенных пунктов – высшая палата парламента направит региональным властям рекомендации о необходимости оказания такого содействия вузам.

 

***

Несмотря на то что и представители органов власти, и ректорское сообщество, и ведущие профессора неоднократно подчеркивали тот факт, что полностью дистанционный формат обучения – это вынужденная исключительная мера, никто из них не отрицает, что в перспективе сфера применения элементов дистанционного обучения в вузах будет расширяться, ведь дистант в качестве одной из образовательных технологий позволяет обеспечить доступ студентов к уникальному образовательному контенту множества вузов, грамотно распределять время преподавателей между обучением студентов и научной или инновационной деятельностью и, что особенно важно, обеспечить больше возможностей для реализации индивидуальных образовательных траекторий. Поэтому поставленные пандемией COVID-19 перед системой высшего образования новые задачи могут не только существенно продвинуть ее с точки зрения цифровизации, но и в принципе вывести на качественно новый уровень.

______________________________

1 Текст стенограммы пресс-конференции Президента РФ, состоявшейся 17 декабря 2020 года, размещен на официальном сайте главы государства (kremlin.ru/events/president/news/64671).
2 Стенограмма заседания, состоявшегося 16 сентября 2020 года, размещена на официальном сайте Госдумы (transcript.duma.gov.ru/node/5507/).

Документы по теме:

Читайте также:

Профессуру и студентов медвузов отправляют в госпитали на борьбу с COVID-19

Профессуру и студентов медвузов отправляют в госпитали на борьбу с COVID-19

Причем, для преподавателей установлено обязательное требование об их согласии.

С 2021 года – новые правила оказания платных образовательных услуг

С 2021 года – новые правила оказания платных образовательных услуг

Они обновлены в рамках реализации механизма "регуляторной гильотины".

Бакалавры-выпускники медвузов 2020 года пройдут аккредитацию специалистов в следующем году

Бакалавры-выпускники медвузов 2020 года пройдут аккредитацию специалистов в следующем году

Минздрав России уменьшил количество категорий специалистов, подлежащих аккредитации специалистов в текущем году.

Утвержден комплекс мер по содействию трудоустройству выпускников вузов

Утвержден комплекс мер по содействию трудоустройству выпускников вузов

Подписан совместный приказ Минтруда России и Минобрнауки России.