Новости и аналитика Аналитические статьи Общие собрания в АО, ООО и НКО онлайн: что мешает перейти на повсеместное использование такой формы?

Общие собрания в АО, ООО и НКО онлайн: что мешает перейти на повсеместное использование такой формы?

Общие собрания в АО, ООО и НКО онлайн: что мешает перейти на повсеместное использование такой формы?
AndreyPopov / Depositphotos.com

Действующее законодательство позволяет использовать информационные и коммуникационные технологии при проведении общих собраний акционеров АО, участников ООО и членов НКО. Однако большинство соответствующих законодательных положений указывает на применение таких технологий при проведении заочного голосования (п. 1 ст. 181.2 Гражданского кодекса, п. 1 ст. 38 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее – закон об ООО), п. 4.1 ст. 29 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (далее – закон об НКО)). Означает ли это невозможность использования электронных технологий для обеспечения участия лиц в очных собраниях органов управления организаций? Цивилисты полагают, что нет, и этот вывод подтверждается судебной практикой.

Так, еще в 2011 году суд отклонил довод истца, участвовавшего в собрании участников ООО в режиме видеоконференции с использованием программы Skype и обжаловавшего впоследствии принятые собранием решения, о том, что проведение собрания с применением видео-конференц-связи (ВКС) не предусмотрено законом об ООО. Суд подчеркнул, что такой способ проведения собраний законом не запрещен и, кроме того, является прогрессивным с учетом развития телекоммуникационных систем связи – решения ВКС существенно расширяют возможности бизнес-коммуникаций, так как проведение собрания с их использованием менее затратно с финансовой точки зрения и более оперативно, что важно в случае возникновения необходимости принятия срочных корпоративных решений (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 октября 2011 г. № Ф05-13210/10 по делу № А40-113202/2009, оставлено в силе Определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 марта 2012 г. № ВАС-1972/12). Такая же позиция изложена в решении по похожему делу другим судом в 2013 году (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 апреля 2013 г. № 15АП-4482/13). Важно подчеркнуть, что в обоих случаях суды выясняли, не повлияла ли такая форма участия в общем собрании – посредством видеоконференции – на возможность выражения воли заявителей и ее фиксации в соответствующих протоколах.

В 2015 году Верховный Суд Российской Федерации указал, что в случае, когда особые требования к форме проведения голосования не установлены ни специальным законодательством, ни участниками гражданско-правового сообщества (то есть порядок проведения собрания не определен, например, в уставе организации), оно может проводиться как в очной, так и в заочной или смешанной (очно-заочной) форме (п. 105 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25). Это крайне важное разъяснение, поскольку законодательство запрещает принимать определенные решения на заочных собраниях. В частности, не позволяется проводить в форме заочного голосования общие собрания акционеров, в повестку которых включены вопросы об избрании совета директоров, ревизионной комиссии общества, утверждении аудитора, утверждении годового отчета, годовой бухгалтерской отчетности общества (п. 2 ст. 50 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах"; далее – закон об АО). Путем заочного голосования не разрешается принимать и решения общего собрания участников ООО по вопросам утверждения годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов (п. 1 ст. 38 закона об ООО), а также решения высшего органа управления НКО по целому ряду вопросов, в частности об определении приоритетных направлений деятельности организации, использовании имущества, изменении устава, определении порядка приема участников, утверждении годового отчета и бухгалтерской отчетности и др. (п. 4.1 ст. 29 закона об НКО).

Стоит отметить, что на данный момент в связи с пандемией соответствующее регулирование временно скорректировано. Для АО установлено, что общее собрание акционеров, на котором должны быть рассмотрены перечисленные выше вопросы, в текущем году может быть проведено в форме заочного голосования по решению совета директоров (ст. 2 Федерального закона от 18 марта 2020 г. № 50-ФЗ, п. 1 ст. 11 Федерального закона от 7 апреля 2020 г. № 115-ФЗ; далее – Закон № 115-ФЗ). Кроме того, изменен крайний срок проведения годового общего собрания акционеров – в этом году оно должно пройти не позднее чем через девять месяцев после окончания отчетного года (п. 1 ч. 4 ст. 12 Закона № 115-ФЗ), то есть до 30 сентября. Банк России призвал АО оценивать текущие обстоятельства при выборе формы собрания, а общества, которые уже приняли решение о проведении в 2020 году общего собрания акционеров (годового или внеочередного) в очной форме, – подумать о смены формы на заочную. Кроме того, регулятор рекомендовал АО обеспечивать акционерам возможность дистанционного участия в годовом собрании путем электронного голосования на сайте самого общества, регистратора или центрального депозитария, а акционерам, имеющим право на участие в общем собрании, проводимого в очной форме, воздержаться от личного присутствия на таком собрании и использовать любую форму дистанционного выражения волеизъявления: направить заполненный бюллетень для голосования, заполнить электронную форму бюллетеня на сайте, направить сообщение о волеизъявлении через депозитарий, осуществляющий учет прав на акции, и т. д. (Письмо Банка России от 3 апреля 2020 г. № ИН-06-28/48).


 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться


В отношении ООО временного снятия запрета на утверждение годового отчета и годового бухгалтерского баланса на общем собрании, проводимом в заочной форме, не предусмотрено – перенесен лишь крайний срок проведения очередного общего собрания участников ООО, на котором утверждаются годовые результаты деятельности общества, – с конца апреля на конец сентября текущего года (п. 3 ст. 11, п. 2 ч. 4 ст. 12 Закона № 115-ФЗ). Поэтому обществам, уже принявшим решение о проведении очередного общего собрания, вероятно, придется либо откладывать его проведение, отменив решение о созыве собрания, либо все-таки проводить его в очной форме, продумав, как сделать это без нарушения введенных в целях борьбы с COVID-19 ограничительных мер.

Регулирование порядка проведения общих собраний членов и заседаний коллегиального высшего органа управления НКО пока не претерпело вообще никаких изменений – законопроект, предусматривающий возможность принятия в 2020 и 2021 году решений высшего органа управления НКО по всем вопросам путем проведения заочного голосования пока не рассмотрен даже в первом чтении.

В связи с такими различиями даже во временных изменениях регулирования порядка проведения общих собраний органов управления организаций в юридическом сообществе началось активное обсуждение вопросов о разграничении очной и заочной форм проведения общих собраний и применении на практике смешанной формы, о которой в своих разъяснениях упоминал ВС РФ. Соответствующая дискуссия, в ходе которой специалисты в сфере гражданского права поделились мнениями о данной проблеме в текущих условиях и сформировали ряд предложений по модернизации законодательства в соответствующей части, развернулась на прошедшем на прошлой неделе круглом столе "Цифровые технологии и корпоративное право", организованном Исследовательским центром частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ при поддержке компании "Гарант".

 

Общее собрание в режиме видеоконференции: как определить, какая форма проведения имеет место в данном случае?

По мнению экспертов, очное участие в общем собрании подразумевает возможность не только сформировать свою волю и выразить ее путем голосования по вопросам повестки дня, например посредством направления бюллетеня, что имеет место при заочном голосовании, но и принять участие в формировании воли других участников собрания – речь, конечно, идет не об оказании давления на них, а о выступлениях в ходе собрания, участии в дискуссии, приведении различных аргументов и т. д. Таким образом, очная форма предполагает не пассивное, а активное участие в собрании. Поэтому в случае, когда лицам, участвующим в собрании с использованием каких-либо программных средств, предоставлена возможность выступить самим, выслушать других участников и, разумеется, проголосовать, можно говорить об очной форме их участия. Но при одном крайне важном условии: достоверной идентификации данных лиц, подчеркнула руководитель Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ Лидия Михеева. Для участников видеоконференции в принципе может быть достаточно того, что они узнают друг друга в лицо и по голосу, а в случае использования для голосования каких-либо программных продуктов идентификатором будут являться уже имя пользователя и пароль соответствующего лица. Поэтому, по мнению Лидии Михеевой, необходимо законодательно определить способы аутентификации личности для конкретных случаев удаленного выражения воли и, что не менее важно, исходить из презумпции использования идентификатора именно тем лицом, которому он принадлежит, и того, что данное лицо несет риски ненадлежащего использования идентификатора (например, помимо воли его владельца или не в его интересах).

Возможность признания проведенного с использованием технологий ВКС собрания очным при условии обеспечения идентификации его участников подтверждает и Минюст России – как сообщила директор по правовым инициативам Фонда развития интернет-инициатив Александра Орехович, соответствующие разъяснения министерство дало по запросу фонда о таком формате проведения собраний в НКО. Председатель правления Фонда "Сколково" Игорь Дроздов в свою очередь подчеркнул, что, поскольку в законе об НКО установлено, что общее собрание членов или заседание коллегиального высшего органа управления организацией правомочно, если на нем присутствует более половины членов НКО, но при этом нет указания на личное или совместное присутствие участников в одном месте, можно толковать данную норму как позволяющую проводить собрания совета директоров и других органов управления НКО в онлайн-формате. Руководствуясь этим, фонд включил в своей устав положение о возможности проведения очных собраний посредством использования видеосвязи и, поскольку устав был зарегистрирован Минюстом России, полагает, что данное положение не противоречит действующему законодательству. При этом случаи, когда большая часть членов НКО присутствует непосредственно в месте проведения собрания, а несколько лиц участвуют дистанционно в режиме видеоконференции, фонд расценивает как очную, а не смешанную очно-заочную форму проведения собрания, так как всем участникам в равной степени обеспечена возможность слышать друг друга, задавать вопросы и голосовать, подчеркнул Игорь Дроздов.

При этом эксперты сходятся во мнении, что при плохом качестве изображения и звука видео, а также в случаях, когда видеотрансляция собрания или заседания прерывалась, вряд ли можно признать действительными решения, принятые на таком собрании/заседании, так как помехи напрямую влияют на возможность выражения воли участников.

 

Что мешает перевести общие собрания органов управления организаций полностью в онлайн-режим?

Даже самое прогрессивное на данный момент с точки зрения допускаемых форматов проведения общих собраний законодательство об акционерных обществах, прямо предусматривающее возможность дистанционного, то есть без присутствия в месте проведения общего собрания акционеров, участия в собрании, обсуждения повестки дня и принятия решений по поставленным на голосование вопросам (п. 11 ст. 49 закона об АО), не позволяет проводить такие собрания полностью в онлайн-формате. В частности, потому, что в нем нет указания на допустимость составления протокола общего собрания в виде электронного документа, отметила корпоративный секретарь ПАО "Интер РАО" Тамара Меребашвили. Протокол общего собрания акционеров, напомним, составляется в течение трех рабочих дней после закрытия собрания в двух экземплярах, которые должны быть подписаны председательствующим на общем собрании и секретарем (ст. 63 закона об АО).

В законе об ООО и вовсе содержится положение, прямо свидетельствующее о необходимости составления и хранения протоколов именно в бумажной форме, – согласно п. 6 ст. 37 закона протоколы всех общих собраний участников общества подшиваются в книгу протоколов, которая должна предоставляться участникам ООО для ознакомления в любое время.

Кроме того, на возможность использования электронных технологий при проведении общих собраний участников ООО в очной форме напрямую влияет способ подтверждения принятых собранием решений. По общему правилу – если иной способ не предусмотрен уставом или единогласным решением общего собрания – принятие общим собранием участников ООО решения посредством очного голосования и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются нотариально (подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ). А удостоверение нотариусами решений общих собраний, принятых в ходе видеоконференции, по действующему законодательству невозможно – они могут выдавать свидетельства об удостоверении факта принятия решения органом управления юридического лица и о составе участников этого органа, присутствовавших при принятии данного решения (ст. 103.10 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I; далее – основы законодательства о нотариате), только в случае личного присутствия на собрании, подчеркнул президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик. При этом он напомнил о вступающих в силу 29 декабря текущего года поправках, позволяющих удостоверять сделки двух и более лиц без их совместного присутствия соответствующим количеством нотариусов (Федеральным законом от 27 декабря 2019 г. № 480-ФЗ основы законодательства о нотариате дополнены соответствующей ст. 53.1). По мнению президента ФНП, аналогичным образом могут заверяться и корпоративные отношения, но для этого необходимо внести в законодательство соответствующие изменения. Целесообразность использования механизма удостоверения нескольким нотариусами в отношении решений общих собраний отметил и заместитель Министра юстиции РФ Денис Новак. Однако стоит обратить внимание на то, что, хотя нормы об удостоверении сделок несколькими нотариусами действительно позволяют сторонам не встречаться друг с другом в определенном месте, они не предусматривают возможности дистанционного взаимодействия сторон со "своими" нотариусами – предполагается, что каждый участник сделки будет подписывать ее (экземпляр в электронной форме и экземпляр на бумажном носителе, который остается в делах нотариальной конторы) в присутствии нотариуса. Так что применение данного механизма при удостоверении решений общих собраний в таком же порядке, который предусмотрен новой ст. 53.1 основ законодательства о нотариате, все-таки тоже не позволит говорить о полностью дистанционном формате проведения собраний. Но если учесть, что уже в этом году – также с 29 декабря – ряд нотариальных действий смогут осуществляться удаленно (ст. 44.3 основ законодательства о нотариате), можно предположить, что в перспективе данная практика может быть расширена. Константин Корсик не исключает вероятности совершения нотариальных действий в будущем с использованием в том числе технологий ВКС, если на законодательном уровне будет определена процедура достоверной идентификации личности заявителя в таких случаях.

В целях устранения обозначенных препятствий проведению общих собраний полностью в онлайн-режиме участники круглого стола предложили:

  • законодательно закрепить возможность составления и хранения протоколов общих собраний в электронном виде, а также предусмотреть новые способы фиксации волеизъявления участников собраний (например, подумать о признании соответствующих видеозаписей документами);
  • определить порядок хранения и представления доказательств проведения собраний и выраженных их участниками волеизъявлений;
  • установить способы достоверной идентификации лиц, участвующих в собрании дистанционно;
  • дополнить закон об ООО положениями о возможности дистанционного участия в общих собраниях по аналогии с нормами, содержащимися в законе об АО.

 

***

Резюмируя изложенное, можно сделать вывод о том, что проведение общих собраний органов управления юридических лиц с применением технологий ВКС возможно и в тех случаях, когда в законодательстве нет прямого указания на их использование. При этом прошедшее, например, в режиме видеоконференции собрание может рассматриваться как проведенное в очной форме вне зависимости от того, предусмотрен ли такой формат учредительными документами организации или нет, при условии, что можно подтвердить несколько фактов: проведения идентификации участвующих в собрании лиц, бесперебойности трансляции и соблюдения интересов всех участников. Однако для того чтобы использование онлайн-формата проведения собраний стало повсеместным, необходимо как минимум предусмотреть возможность фиксации решений таких собраний в электронном виде. 

Тем не менее стоит отметить, что, как показывает опыт зарубежных стран, большинство организаций отдают предпочтение все же смешанной форме собраний, при которой какое-то, хотя бы минимальное количество лиц, например счетная комиссия и нотариус, находятся в месте, определенном в решении о созыве собрания, а остальные участники присутствуют на собрании дистанционно (причем председательствующий на собрании тоже может участвовать в нем удаленно). Судя по тому, что российские акционерные общества сейчас идут примерно по такому же пути, предоставляя акционерам возможность голосовать непосредственно на сайтах организаций или с использованием функционала систем электронного голосования, разрабатываемых регистраторами, гибридная форма проведения собраний является наиболее популярной и в России. Однако, надо полагать, что для экстраординарных случаев, таких как, к примеру, необходимость осуществления деятельности в условиях пандемии, с которой столкнулся сейчас весь мир, законодательство все же должно предусматривать возможность проведения общих собраний в полностью дистанционном режиме. 

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме:

Читайте также:

Банк России дал рекомендации по формированию и обеспечению преемственности совета директоров публичных обществ

Банк России дал рекомендации по формированию и обеспечению преемственности совета директоров публичных обществ

Разработанные рекомендации в первую очередь предназначены для использования публичными АО со "зрелой" системой корпоративного управления.

С 11 мая применяются новые стандарты эмиссии ценных бумаг

С 11 мая применяются новые стандарты эмиссии ценных бумаг

Необходимость в их обновлении обусловлена произошедшими изменениями законодательства в этой сфере.

Банк России напомнил АО об особенностях регулирования корпоративных отношений в 2020 году

Банк России напомнил АО об особенностях регулирования корпоративных отношений в 2020 году

В частности, как мы уже писали ранее, увеличен срок проведения годового общего собрания акционеров – оно должно состояться не позднее 30 сентября.