Новости и аналитика Аналитические статьи Смарт-контракты – сигнал к цифровизации бизнес-среды

Смарт-контракты – сигнал к цифровизации бизнес-среды

Смарт-контракты – сигнал к цифровизации бизнес-среды
stori / Depositphotos.com

Нацпроект "Цифровая экономика" включает в себя шесть блоков развития: нормативное регулирование, информационная инфраструктура, кадры, информационная безопасность, цифровые технологии и цифровое госуправление. Заместитель Директора Департамента развития цифрового государства Минкомсвязи России Игорь Судец сообщил на тематическом круглом столе в МТПП, что в рамках реализации указанного нацпроекта разработано 17 законопроектов, а планируется подготовить еще около 60 проектов НПА. Однако он также отметил, что темпы работы над некоторыми документами не укладываются в определенные национальной программой сроки. Так, пока остается не разрешенным вопрос о легализации криптовалюты.

 

"Сквозные" технологии

Так называемыми сквозными технологиями являются, по словам представителя Минкомсвязи России, блокчейн, большие данные (Big Data), искусственный интеллект, виртуальная и дополненная реальность, беспроводные технологии, робототехника и сенсорика, интернет вещей (речь идет о предметах, оснащенных технологиями, позволяющими этим предметам взаимодействовать между собой – например, холодильник может быть оснащен технологиями по заказу продуктов питания с учетом доходов владельца), квантовые и новые производственные технологии. Именно такой перечень был определен ныне утратившей силу программой "Цифровая экономика", на смену которой принята действующая нацпрограмма, не содержащая при этом такого перечня. "Сквозная" цифровая технология определяется как часть технологического процесса производства товаров, оказания услуг и выполнения работ, представляющая собой совокупность процессов и методов поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления и распространения информации, обеспечивающих в ходе хозяйственной деятельности по производству (поставке) товаров, оказанию услуг и выполнению работ:

  • рост результативности, точности или иных значимых характеристик технологического процесса;
  • повышение качества или иных значимых характеристик производимых (поставляемых) товаров, оказываемых услуг и выполняемых работ, в том числе за счет сокращения брака;
  • снижение издержек при производстве (поставке) товаров, оказании услуг и выполнении работ (п. 2 Правил предоставления субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку программ деятельности лидирующих исследовательских центров, реализуемых российскими организациями в целях обеспечения разработки и реализации дорожных карт развития перспективных "сквозных" цифровых технологий).

Значимым шагом на пути к развитию "сквозных" технологий в рамках законодательства стало принятие Федерального закона от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", который вступил в силу с 1 октября текущего года. Напомним, что указанный закон ввел в Гражданский кодекс понятие цифровых прав и ряд положений, касающихся их оборота, а также нормы о совершении юридически значимых действий с помощью электронных или иных технических средств и о "самоисполняемых" сделках – смарт-контрактах.

Цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение другими способами или ограничение распоряжения цифровыми правами возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу (п. 1-2 ст. 141.1 ГК РФ). Цифровые права теперь поименованы в качестве объектов гражданских прав в ст. 128 ГК РФ.

Ст. 309 ГК РФ дополнили положением о том, что условиями сделки может быть предусмотрено исполнение возникающих из нее обязательств сторонами при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки. Речь как раз и идет о так называемых "самоисполняемых" сделках – смарт-контрактах.

 

Основные характеристики смарт-контрактов и пути их внедрения в практику

Игорь Судец подчеркнул, что появление в ГК РФ нормы о смарт-контрактах – скорее политический сигнал о необходимости развития и внедрения в практику цифровых технологий, поскольку с юридической точки зрения и до внесения обозначенных поправок сделки можно было заключать таким образом.

Смарт-контракты, как пояснил эксперт, – это программный код, направленный на автоматическое или полуавтоматическое исполнение заложенных в нем условий. Такие условия в свою очередь могут быть договорными. Ключевым вопросом в рамках использования такого рода контрактов является, как заметил Игорь Судец, вопрос веры пользователей, сторон контракта в неизменность кода. Именно в связи с этим наиболее популярной технологией, применяемой в смарт-контрактах, стал блокчейн, поскольку он является так называемой доверенной средой из-за того, что базируется на использовании распределенного реестра данных.

Генеральный директор DDC Ltd., автор программы РЭУ имени Г. В. Плеханова "Блокчейн-программирование" Илья Михеев подчеркнул, что под смарт-контрактами в зависимости от контекста могут пониматься и юридически обязательные к исполнению соглашения в электонной форме, и фрагмент кода, запрограммированный для осуществления определенных задач в случае выполнения некого предопределенного условия, и автономная компьютерная программа, размещенная на определенном адресе в блокчейне, которая может быть перезапущена бесконечное количество раз и запрограммирована под самые разнообразные нужды бизнес-сообщества. Между тем в ГК РФ речь идет именно о сделках, исполняемых автоматически с помощью информационных технологий (программы) согласно запрограммированным и согласованным сторонами контракта условиям.

К обязательным элементам смарт-контрактов относятся, как отметил эксперт, цифровая идентификация (с помощью цифровых подписей), приватная децентрализованная среда для записи смарт-контрактов (кода), предмет договора и наличие необходимых для его исполнения инструментов, например, криптовалютных расчетных счетов, зафиксированные четко условия автоматического исполнения.

Достоинствами смарт-контрактов Илья Михеев считает свойство их самоисполняемости, прозрачность применения, неизменяемость, скорость исполнения и стоимость. А к недостаткам он относит прежде всего сложность внедрения новой технологии в бизнес-процессы, связанную с необходимостью наличия (желательно в штате организации) опытного сотрудника-программиста, способного составить смарт-контракт сообразно потребностям компании. Кроме того, нужно учитывать, по словам эксперта, человеческий фактор, то есть возможность допущения ошибки в коде, а также правовые риски, касающиеся правовой неопределенности, например, при использовании в рамках смарт-контрактов криптовалюты.

Существует два основных пути интеграции смарт-контрактов в практику – обособленная и гибридная модели. Первая, как объяснил эксперт, предполагает что привычные правовые договоры в форме документов продолжат существовать в неизменном виде, но при этом часть их условий будет дополнительно, то есть наряду с закреплением в "классическом" договоре, заноситься в смарт-контракт. А согласно гибридной модели интеграции предполагается, что большая часть договора останется в привычной форме, но при этом определенные его условия, поддающиеся автоматизации, будут записаны на одном из языков программирования.

 

Перспективы применения смарт-контрактов

"Когда 95% граждан настроят автоплатежи за различные услуги, тогда можно будет переходить к более сложным технологиям и внедрять смарт-контракты", – полагает вице-президент МТПП Артем Далевич. Что касается межкорпоративных отношений, то в первую очередь, по мнению эксперта, необходимо наладить электронный документооборот, а потом уже переходить на следующий уровень. Кроме того, Артем Далевич подчеркнул, что для обеспечения исполнения сделок могут успешно использоваться и существующие механизмы, например, счета эскроу (ст. 860.7 ГК РФ).


Какие правила гражданского законодательства применяются к отношениям, когда имущество передается на депонирование нотариусу на основании совместного заявления сторон обязательства или заявления должника, основанного на нотариально удостоверенной сделке? Узнайте ответ в "Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!


Смарт-контракты, однако, являются перспективным направлением для дальнейшего развития. Так, по словам Ильи Михеева, Росреестр планирует внедрение решений, которые позволили бы на основании смарт-контрактов вносить изменения в ЕГРН об объекте недвижимости, зарегистрированном праве и правообладателе в Москве с помощью распределенной сети, доступной для внешнего аудита и контроля. Планируется также, как указал эксперт, создание системы взаимодействия основных участников процесса регистрации договоров долевого участия в строительстве.

Востребованными смарт-контракты могут стать в финансовом секторе. В России, как подчеркнул эксперт, уже была проведена сделка с ценными бумагами с использованием смарт-контрактов на основе технологии блокчейн. Кроме того, несколько банков совместно с авиакомпанией осуществили перевод денежных средств с использование смарт-контрактов. Использовались сразу два таких контракта – для открытия и закрытия аккредитива.

В зарубежной практике также существуют примеры использования смарт-контрактов, например в сфере страхования – для автоматизации страховых выплат в случае природных катастроф. Применение смарт-контрактов актуально, как заметил Илья Михеев, среди прочего и для сфер защиты авторских прав, патентного права, здравоохранения, бухучета.

 

***

Норма в ГК РФ о смарт-контрактах вступила в силу с 1 октября текущего года, однако и до этого их использование не запрещалось. Возможно, такой шаг законодателя должен стать побудительным для бизнеса к развитию цифровых технологий. На данный момент еще не приходится говорить о массовом применении "самоисполняемых" сделок, но многие сферы, включая, например, финансовый сектор, являются перспективными с точки зрения внедрения в них смарт-контрактов.

Документы по теме:

Читайте также:

Роспатент ускорил экспертизу заявок на изобретения и полезные модели в системе патентного поиска за счет использования методов искусственного интеллекта и блокчейна

Роспатент ускорил экспертизу заявок на изобретения и полезные модели в системе патентного поиска за счет использования методов искусственного интеллекта и блокчейна

Однако после получения патента разработки не внедряются в производство из-за низкой заинтересованности со стороны правообладателей.

Цифровое государство: совершенствование управления – сначала, внедрение технологий – потом

Цифровое государство: совершенствование управления – сначала, внедрение технологий – потом

Эксперты рассказали, какие проблемы надо решить для "оцифровки" сферы госуправления.

Изменения в ГК РФ с 1 октября: цифровые права, смарт-контракты и другие поправки

Изменения в ГК РФ с 1 октября: цифровые права, смарт-контракты и другие поправки

Так, в кодексе появится ряд базовых положений, касающихся оборота цифровых прав.

О развитии законодательства в целях предупреждения преступлений, связанных с использованием электронной подписи

О развитии законодательства в целях предупреждения преступлений, связанных с использованием электронной подписи

Физические и юридические лица обладают правами, несут обязанности, могут их создавать, прекращать или изменять. Волеизъявление в отношении прав и обязанностей лица оформляется путем подписания соответствующих решений или актов. Подпись подтверждает, что правами или обязанностями распоряжается именно то лицо, которое указано в документе. Проблема подделывания собственноручной подписи в целях преступной имитации чужого волеизъявления имеет многовековую историю. Вопросы применения электронной подписи в современных условиях не вызывали общественного резонанса, пока широкую известность не получили случаи мошенничества с недвижимостью, где была использована чужая электронная подпись. Какие пробелы существуют в правовом регулировании? Как предупредить преступления в сфере электронной подписи и обеспечить ответственность за ее незаконный оборот? Ответы на эти вопросы в колонке нашего эксперта.