Новости и аналитика Аналитические статьи Семь споров, в ходе которых судьям потребовалось чувство юмора

Семь споров, в ходе которых судьям потребовалось чувство юмора

Семь споров, в ходе которых судьям потребовалось чувство юмора
AllaSerebrina / Depositphotos.com

Юристам, несмотря на традиционность и даже консервативность профессии, нередко может потребоваться чувство юмора – непосредственно в работе или для передачи опыта начинающим коллегам. Более того, иногда без него не могут обойтись и судьи, по крайней мере, в ходе рассмотрения дел, которые касаются шуток, анекдотов и пародий.

В честь Дня смеха ГАРАНТ.РУ сделал подборку судебных решений, в которых юмор "спасал" ситуацию – освобождал граждан и компании от ответственности за свои действия или хотя бы от необходимости компенсировать моральный вред. Однако мы также добавили пару примеров, иллюстрирующих, что не всегда юмор могут признать таковым, а это уже чревато неприятными для шутника последствиями.

 

Закон и разъяснения судов – о юморе

Для начала быстро разберемся, как к юмору относится законодатель, и поскольку большая часть рассматриваемых споров касается интеллектуальной собственности, а также защиты чести и достоинства, обратимся к Гражданскому кодексу. Напомним, что создание произведения в жанре пародии либо карикатуры, то есть на основе другого произведения, а также их использование допускаются без согласия автора и выплаты ему вознаграждения (п. 4 ст. 1274 ГК РФ). Высшие суды пояснили – это значит, что автор оригинального произведения не вправе запрещать его использование указанными способами. С другой стороны, если пародия или карикатура порочат честь, достоинство или деловую репутацию автора, то он вправе их защищать по правилам ст. 152 ГК РФ (п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"). А именно, можно требовать опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, в судебном порядке (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Однако в то же время суды обращают особое внимание на важный нюанс. Предметом судебной защиты по ст. 152 ГК РФ не являются оценочные суждения, мнения и убеждения, поскольку они по своей сути субъективны и не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц").

 

Дело № 1. О песне про комбайны

Исполнитель Р., автор песни "Комбайнеры", обратился к суд с иском к телеканалу об обязании прекратить нарушение авторских прав – без его согласия песню переработали и исполнили в эфире под названием "Рэп на комбайнах". Истец также просил суд в числе прочего взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.

Сразу оговоримся, что в итоге использование произведения признали нарушением исключительных прав, так как по результатам экспертизы было установлено – песня, исполненная в эфире телеканала, не являлась пародией на оригинал. Причем к такому выводу пришла только апелляция, суд первой инстанции не признал действия ответчика нарушением прав истца.

При каком условии на требование о возмещении морального вреда не распространяется исковая давность? Ответ – в "Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Однако внимания в данном деле заслуживает то, что суд отказал Р. в компенсации морального вреда. Он отметил, ссылаясь на заключение эксперта, что присутствующие в песне "Рэп на комбайнах" элементы юмора и сатиры не направлены непосредственно на авторское произведение Р. Эксперт при этом не обнаружил признаков, однозначно указывающих на желание обсмеять автора и песню. Суд также указал на отсутствие доказательств, какими именно действиями истцу были причинены физические либо нравственные страдания. Более того, суд отказал в удовлетворении требования Р. о принесении извинений за незаконное использование произведения, пояснив, что такой способ защиты чести, достоинства и деловой репутации законодательством не предусмотрен (апелляционное определение Московского городского суда от 8 сентября 2014 г. № 33-23050/14).

 

Дело № 2. О нестрогих жанрах журналистики

ООО обратилось в суд с иском о защите деловой репутации и компенсации морального вреда, просило признать не соответствующими действительности сведения, которые были изложены в статье, опубликованной в газете и на интернет-портале. В ней юрлицо назвали, в частности, "заказчиком информационной "желтухи", а его представителей – "информационными киллерами". В удовлетворении требований истца суд первой инстанции отказал, а апелляция к нему присоединилась.

Судьи сошлись на том, что представленные в статье сведения являются по своей сути оценочными суждениями, они выражают отношение говорящего к сообщаемому ("характеризуются признаками субъективной модальности"), а значит, их невозможно проверить на соответствие действительности. Нельзя предъявить претензии, по мнению судов, и к форме подачи материала, равно как к стилю изложения и художественным приемам, ведь публикация – это результат авторского анализа ситуации.

Более того, апелляционный суд принял объяснения ответчиков, указавших, что опубликованная заметка представляет собой сатирический комментарий, которому присущ иронично-аналитический стиль и язык изложения, близкий к языку фельетона, с элементами сатиры. Следовательно, в таких материалах допустима иная стилистика, чем в более строгих жанрах журналистики, в том числе возможны рискованные сравнения и выражения как прием привлечения внимания читателей (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 июля 2014 г. № 13АП-6316/14).

 

Дело № 3. Об анекдоте в агитационном материале

В агитационном материале одной из политических партий, а именно в газете, в рубрике "И смех и грех" опубликовали анекдот про беседу иностранца и русского о Царе-колоколе, Царе-пушке и Думе. Кроме того, его разместили на сайте партии. Кандидата в депутаты, который хотел принять участие в региональных выборах с таким агитационным материалом, успешно зарегистрировали, однако его соперник (тоже кандидат в депутаты) и региональное отделение другой партии потребовали в судебном порядке отменить решение избирательной комиссии.

Они ссылались на нарушения прав интеллектуальной собственности.

Истцы указали на то, что использованный в газете анекдот уже был опубликован, имеет правообладателя, но имя автора не указано, использовано без его согласия и выплаты ему вознаграждения. Кроме того, они решили, что нарушено право автора на неприкосновенность произведения, так как в публикации слово "Дума" заменили на "Госдуму".

Ответчики же привели контраргумент – опубликованный анекдот относится к произведениям народного творчества, фольклору, то есть не имеет конкретного автора. Суд встал на их сторону и пришел к выводу об отсутствии достоверных доказательств нарушения законодательства об интеллектуальной собственности в связи с публикацией анекдота (решение Ярославского областного суда от 3 сентября 2013 г. по делу № 3-70/2013). Он также сослался на положения, в соответствии с которыми произведения фольклора не являются объектами авторских прав (подп. 3 п. 6 ст. 1259 ГК РФ).

 

Дело № 4. О предвыборной кампании "депутатора"

Еще одно "политическое" дело в нашей подборке – и тоже про нестандартный подход кандидата в депутаты к предвыборной агитации. Гражданин обратился в суд с требованием об отмене регистрации кандидата в депутаты Госдумы в том числе со ссылкой на нарушения законодательства об интеллектуальной собственности в агитационных печатных материалах, а именно авторских прав правообладателей всемирно известных фильмов. Дело в том, что по заказу кандидата в числе прочего изготовили календари и видеоролики с его фамилией и именем, а также со следующими дополнениями: "Миссия выполнима 2016", "Вперед в будущее", "RAMBO I", "Депутатор, да придет спаситель" (апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 17 сентября 2016 г. № 48-АПГ16-14).

Но суды ни первой, ни апелляционной инстанций не нашли в этом нарушения законодательства. Им помогли результаты экспертизы, в соответствии с которыми содержащиеся в календарях и видеороликах пародии не могут нанести коммерческого вреда правообладателям соответствующих фильмов. Также они сослались на уже упомянутое положение ГК РФ, согласно которому без согласия автора или иного обладателя исключительного права можно использовать его произведение и не платить вознаграждение, если созданы карикатура или пародия (п. 4 ст. 1274 ГК РФ).

Соответственно, в удовлетворении иска отказали, правда, в первую очередь из-за того, выборы были назначены на 18 сентября, а решение вынесли накануне. Отмена регистрации кандидата в таком случае прямо запрещена законом (п. 5 ст. 78 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ч. 6 ст. 305 Кодекса административного судопроизводства).

 

Дело № 5. Об интернет-ресурсе с юморической рубрикой

Гражданин обратился в суд с иском об охране изображения к ООО и журналисту, так как на интернет-ресурсе и в личном блоге была размещена негативная информация о нем – с его же точки зрения. Использование его фотографии под заголовком "Поток сознания" в рубрике "Дурдом Тольятти", по мнению гражданина, было нацелено на осмеивание и унижение личности, а изображение использовалось без согласия. Истец потребовал компенсировать ему моральный вред.

Однако суд первой инстанции отказал гражданину в удовлетворении иска, так как пришел к выводу о том, что изображение лица в публичных интересах не требует его согласия (а истец активно участвовал в различных областях общественной жизни). Более того, добавил суд, деятельность публичной фигуры может широко освещаться и подвергаться критике со стороны общественности, поэтому гражданину следовало бы проявлять большую степень терпимости и принятия конфликтных ситуаций, которые касаются обсуждения его деятельности. Кроме того, аналогичное изображение гражданина неоднократно публиковалось и до этого. Напомним, что использование изображения гражданина возможно без его согласия в публичных интересах (подп. 1 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ).

Суд первой инстанции также учел, и это особенно интересно, пояснение, сопровождающее раздел "о дурдоме": "Все события, изложенные в рубрике "Дурдом Тольятти" являются наглой ложью и бессовестным враньем. Все персоналии, упомянутые в "Дурдоме Тольятти" не имеют ничего общего с реальными уважаемыми людьми. Блог не имеет ни малейшего умысла кого-либо оскорбить или унизить, а также заподозрить в отсутствии чувства юмора".

Это уточнение принял во внимание и суд апелляционной инстанции, он же оставил жалобу гражданина без удовлетворения (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 июня 2013 г. по делу № 33-5043).

 

Дело № 6. О написанной в шутку расписке

Суды двух инстанций не восприняли всерьез расписку без даты, согласно которой гражданин Р. обязался вернуть гражданину Л. 200 тыс. руб. "в 2016 г. до мая месяца". Л. же, напротив, посчитал "документ" достаточным основанием для обращения в суд с иском о взыскании долга по договору займа в размере 200 тыс. руб. Он указал на наличие дружеских отношений между сторонами спора и пояснил, что в связи с этим не настаивал на составлении документа, хотя ответчик все же написал в шуточной форме две расписки, причем в суде разбирали вторую.

Оценить перспективы рассмотрения вашего дела поможет аналитическая система "Сутяжник". В результате анализа текста искового заявления или претензии робот-помощник подберет наиболее релевантную судебную практику. 

Воспользоваться

Ответчик же отметил, что денежные средства в обозначенном размере не получал, на момент написания первой расписки находился в состоянии опьянения и на самом деле брал у истца деньги на алкоголь в размере 200 руб. (а не 200 тыс. руб.), которые впоследствии вернул. Он добавил, что первая расписка была написана в бане, в компании других граждан, и затем уничтожена, а вторая – в машине, во время получения указанных 200 руб. По мнению ответчика, Л. обратился в суд из-за того, что Р. ранее сам попытался инициировать возбуждение уголовного дела в связи с кражей из его дома карабина, о нахождении которого знал только истец (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 декабря 2018 г. по делу № 33-55475/2018).

Суды не стали вдаваться в сложности отношений между сторонами спора и ограничились оценкой расписки. Они указали, что конкретном случае договор займа лишь определяет обязательства сторон, но не свидетельствует об их исполнении, и если исходить из буквального толкования слов, содержащихся в расписке, ее нельзя оценить как договор займа или доказательство передачи денежной суммы. Более того, суд первой инстанции обратил внимание на то, что формулировка "обязуюсь вернуть деньги" не подтверждает факт возникновения правоотношений именно по договору займа. С этим согласилась и апелляция.

 

Дело № 7. Об антинаграде для поэтов

Гражданин Е. обратился в суд с иском к СМИ и его главному редактору о возложении обязанности опубликовать его ответ на публикацию. Дело в том, что СМИ учредило антинаграду "Калоша" за неудачные стихотворные произведения. Гражданин, ставший "героем" соответствующей публикации, ссылался на то, что она содержит сведения о низком художественном уровне стихотворений его авторства, а это не соответствует действительности. Также гражданин решил, что статья формирует у читателей негативное мнение по отношению к нему как к поэту. Особенно Е. задели сведения о том, что "антинаграда предназначена для авторов, которые пренебрегают правилами стихосложения, а порой и русского языка, а то и вовсе не задумываются о смысле написанного", и присужденное ему же первое место в номинации "Именем тарабарского короля" (за уверенную ахинею в тексте)".

Однако суды двух инстанций отказали поэту в удовлетворении его требований. Как указала апелляция, изложенные в статье высказывания представляют собой критическое мнение автора статьи о произведении истца. Но при этом, добавил суд, право журналистов высказывать свои суждения закреплено законодательно (ст. 29 Конституции РФ, ч. 9 ст. 47 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-I "О средствах массовой информации").

Более того, как назидательно отмечено в апелляционном определении, лицо, которое публикует свои произведения для широкой аудитории, должно быть готово не только к положительным отзывам, но и к негативным. Суд также решил, что выражения, опосредованно несущие негативную информацию о творчестве Е., не имеют оскорбительного характера, не содержат утверждения о каких-либо фактах, порочащих честь и достоинство истца, в том числе как о поэте (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 12 декабря 2017 г. по делу № 33-8978/2017).

 

Примеры, когда юмор "не оценили"

Однако в то же время суды могут воспринять шутку всерьез – мы нашли два таких кейса, причем, что интересно, они касаются рекламных объявлений. Так, региональное управление ФАС России возбудило дело в отношении ООО в связи с жалобами нескольких граждан на недостоверную рекламу. Компания сообщала о наличии скидки в размере 70% на услуги ОСАГО, реклама была размещена на одном сайте, что важно, 1 апреля (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 мая 2016 г. № Ф03-1176/16 по делу № А04-8213/2015). Юрлицо привлекли к ответственности, однако оно с этим не согласилось и обратилось в суд, ссылаясь на то, что объявление было шуткой по случаю Дня смеха. Но суды трех инстанций не нашли это остроумным: обнаружили в объявлении признаки рекламы, ссылаясь на интерес и ажиотажный спрос, а также обратили внимание на то, что в разделе, где был размещен "скидочный купон", не содержалось ссылки, указывающей на шуточный характер сообщения.

В другом случае тоже региональное управление ФАС России признало ненадлежащей рекламу, размещенную в разделе газеты, который назывался "Первые апрельские новости" (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 апреля 2016 г. № Ф07-1694/16 по делу № А44-8695/2015). В материале с заголовком "Плюс один глоток бесплатно" речь шла о снижении цены на определенную алкогольную продукцию. СМИ попыталось оспорить решение службы, однако суды трех инстанций определили, что размещение сведений о реально существующей продукции с четко различимым наименованием товара, которое сопровождается информацией о снижении цены, отвечает определению рекламы по ст. 3 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ "О рекламе". Ведь оно адресовано неопределенному кругу лиц, направлено на формирование интереса к товару, выделяет вид алкогольной продукции и поддерживает интерес к объекту рекламы путем указания на снижение цены. Ссылку заявителя на первоапрельскую шутку они отклонили, "поскольку заголовок "Первые апрельские новости" не ассоциируется с фактом размещения шутки, а содержание заметки не содержит сведений о статусе информации как шуточной". Суд кассационной инстанции при этом добавил, что даже шуточный характер информации не исключает в данном случае привлечения внимания к алкогольной продукции, а также формирование или поддержание интереса к ней.

Добавим, что с рекламой в целом стоит быть "осторожнее", причем не только 1 апреля, но и в другие дни, в частности, не использовать в рекламных объявлениях ключевые слова, тождественные средствам индивидуализации конкурента или сходные с ними. А от некоторых рекламных идей лучше и вовсе отказаться.

 

***

В целом ряде случаев юмор действительно является причиной, по которой суды не выявляют нарушения законодательства и не считают необходимым удовлетворять требования заявителей, которых обидела та или иная шутка. И такой подход скорее представляется правильным, поскольку в противном случае речь шла бы о чрезмерной и неоправданной строгости закона.

С другой стороны, представленные примеры демонстрируют, что в некоторых сферах, в частности, в рекламной, подход иной. А из этого следует логичный вывод – не стоит шутить с потребителями.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме: