Новости и аналитика Аналитические статьи Какие положения не стоит включать в корпоративный договор и чем грозит его нарушение?

Какие положения не стоит включать в корпоративный договор и чем грозит его нарушение?

Какие положения не стоит включать в корпоративный договор и чем грозит его нарушение?
scusi0-9/ Depositphotos.com

Корпоративный договор нацелен на урегулирование возможностей реализации корпоративных прав участников хозяйствующих субъектов исходя из их интересов, в том числе экономических. Заключать подобные соглашения можно было и до нормативного закрепления этого института, руководствуясь принципом свободы договора (п. 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 марта 2010 г. № 135). Участники гражданского оборота пользовались такой возможностью, ведь корпоративный договор является достаточно эффективным инструментом корпоративного управления. Тем не менее появление уже около 10 лет назад соответствующего законодательного регулирования спровоцировало как усиление теоретических дискуссий, например о правовой природе такого договора, не утихающих по сей день, так и обострение вопросов применения корпоративного договора на практике, отдельные из которых рассмотрим подробнее.
 

О сущности корпоративного договора

Участники хозяйственного общества, как все, так и только некоторые из них, вправе заключить между собой корпоративный договор об осуществлении своих корпоративных прав (договор об осуществлении прав участников ООО, акционерное соглашение). Таким договором они могут установить обязанности, например:

  • голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;
  • согласованно осуществлять иные управленческие действия;
  • приобретать или отчуждать доли в уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении тех или иных обстоятельств;
  • воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств (п. 1 ст. 67.2 Гражданского кодекса).

Нормы о корпоративном договоре применяются еще с 2009 года, однако по вопросу о правовой сущности такого договора до сих пор нет единого мнения. На это указал управляющий партнер WhiteStandart, практикующий юрист, лектор корпоративного института ПАО "Газпром", к. ю. н. Алексей Голощапов на состоявшемся конгрессе "Корпоративное управление: правовые аспекты 2018 Осень", организованном агентством "АСЭРГРУПП". Спорят в юридической литературе по поводу того, является ли корпоративный договор самостоятельным институтом корпоративного права как такового или же представляет собой общехозяйственную, "ординарную" обязательственную сделку. Обоснования есть у сторонников обоих подходов, но в любом случае сущность корпоративного договора, как отметил эксперт, раскрывается через его предмет. Алексей Голощапов пояснил, что предметом корпоративного договора является регламентация порядка реализации корпоративных прав участников общества. А к одному из преимуществ корпоративного договора можно отнести как раз широту его предмета: это обеспечивает возможность гибко управлять деятельностью юрлица. В любом случае стоит учитывать, что исходя из положений ст. 67.2, подп. 1 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, а также "гражданско-правовой природы корпоративного договора", как отмечается в судебной практике, к спорам, связанным с корпоративными договорами, применяются общие положения об обязательствах (п. 4 рекомендаций научно-консультативного совета при арбитражном суде Уральского округа от 10 июня 2015 г.).

Напомним, что изначально нормы о корпоративном договоре появились только в п. 3 ст. 8 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее – Закон об ООО) и ст. 32.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее – Закон об АО) и начали действовать с 1 июля и 8 июня 2009 года соответственно. В ГК РФ статья о корпоративном договоре появилась только в 2014 году в рамках реформы корпоративного законодательства (подп. "е" п. 24 ст. 1 Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации").

Важно отметить, что корпоративный договор, по общему правилу, конфиденциален. С уставом общества, например, вправе по требованию ознакомиться участник ООО или акционер, аудитор или любое заинтересованное лицо (п. 3 ст. 12 Закона об ООО, п. 4 ст. 11 Закона об АО). А раскрывать содержание корпоративного договора не требуется, нужно только уведомить общество о факте его заключения (п. 4 ст. 67.2 ГК РФ, п. 3 ст. 8 Закона об ООО, п. 4.1 ст. 32.1 Закона об АО).

Правила о корпоративном договоре применяются также к допускаемым законом соглашениям между участниками общества и третьими лицами, согласно которым участники обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц (п. 9 ст. 67.2 ГК РФ).
 

Какие положения не стоит включать в корпоративный договор?

Прежде всего корпоративный договор в силу прямого указания закона не может под риском ничтожности обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию. Но в корпоративном договоре можно установить обязанность его сторон проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если законом допускается изменение структуры и компетенции этих органов (п. 2 ст. 67.2 ГК РФ). Речь идет о послаблениях для участников непубличных обществ. Они могут единогласно включить в устав положения, например, о передаче на рассмотрение коллегиального органа управления общества или коллегиального исполнительного органа некоторых вопросов, отнесенных законом к компетенции общего собрания, об отказе от создания коллегиального исполнительного органа, если его функции осуществляются коллегиальным органом управления, о передаче единоличному исполнительному органу общества функций коллегиального исполнительного органа, об отсутствии в обществе ревизионной комиссии и некоторые другие (п. 3 ст. 66.3 ГК РФ). Если все участники общества являются сторонами корпоративного договора, то они могут в нем закрепить положения, обозначенные в п. 3 ст. 66.3 ГК РФ, при условии необязательности их определения в уставе согласно закону (п. 4 ст. 66.3 ГК РФ).

Отдельные положения корпоративных договоров могут признаваться недействительными судами. Так, младший юрисконсульт ООО "Центр корпоративного права" Ирина Карева обратила внимание на то, что недействительными на практике признаются, в частности, условия корпоративных договоров:

  • изменяющие установленный законом порядок голосования (кворум) для принятия решений общим собранием участников общества (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2014 г. № 09АП-640/14 по делу № А40-97313/2013). Кроме того, суд указал, что предусмотренный договором между участниками ООО порядок распределения прибыли не соответствовал ни уставу, ни закону, а именно ст. 28 Закона об ООО, что создавало риск причинения ущерба самому обществу. Между тем положения корпоративного договора, заметил суд, должны затрагивать только права и обязанности самих участников и не могут причинять вред обществу или третьим лицам;
  • чрезмерно ограничивающие возможности распоряжения долями (постановление арбитражного суда Дальневосточного округа от 14 августа 2015 г. № Ф03-2872/15 по делу № А24-4503/2014). В указанном деле корпоративный договор устанавливал обязанность участников не распоряжаться своими долями (продажа, дарение, мена, залог и т. п.), в том числе в случае поступления адресной или публичной оферты, без предварительного согласования со всеми участниками договора. Суд решил, что такой запрет устанавливаться не может, так как не содержит указания на обстоятельства, до наступления которых стороны приняли на себя обязательства не распоряжаться своими долями без согласования с участниками общества. Иными словами, подчеркнула эксперт, суды негативно относятся к безусловному по длительности ограничению права на распоряжение долями.

Интересно, что в отношении реализации права на выход из общества посредством отчуждения ему доли в практике существует позиция, допускающая установление корпоративным договором запрета на выход из состава участников общества (постановление арбитражного суда Уральского округа от 11 декабря 2015 г. № Ф09-8712/15 по делу № А60-12804/2015). В этом деле суд сослался на принцип свободы договора и установил, что истец не был ограничен в возможности повлиять на содержание договора, добровольно подписал все согласованные условия. Истец указывал на нарушение ст. 26 Закона об ООО, полагая, что право на выход участника из общества может быть разрешено только одним корпоративным документом – уставом и не может регулироваться иными соглашениями участников общества. Суд, однако, счел, что самостоятельное принятие на себя участниками общества ограничений, оговоренных в совместном соглашении и прямо допускаемых законом, не может само по себе служить основанием для признания такого соглашения недействительным. А в п. 1 ст. 26 Закона об ООО закрепляется, что участник вправе выйти из общества путем отчуждения ему доли независимо от согласия других участников или общества, если это предусмотрено уставом. Устав общества, о котором в деле шла речь, устанавливал запрет на выход участников из общества путем отчуждения доли организации, что, согласно позиции суда, соответствует закону и может быть, следовательно, определено и корпоративным договором.


Ответственность за нарушение корпоративного договора: неустойка и понуждение к исполнению в натуре

Последствия нарушения условий корпоративного договора стороны могут определить прежде всего самим договором, в частности, в виде неустойки. Алексей Голощапов указал на то, что с неустойкой связан риск возможности ее снижения судом на основании ст. 333 ГК РФ, но особенно актуально это было до 2015 года – пока в ГК РФ не внесли поправки о необходимости наличия заявления должника. Сейчас неустойку суд может снизить, если должником является субъект предпринимательской деятельности, только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика и только в исключительных случаях при наличии соответствующей мотивировки, что значительно уменьшает риски необоснованного снижения (п. 1-2 ст. 333 ГК РФ, п. 71, п. 77 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств"). Ирина Карева подчеркнула, что суды при отсутствии явной несоразмерности неустойки часто отклоняют доводы о снижении ее размера, согласованного в корпоративном договоре, в соответствии со ст. 333 ГК РФ (постановление арбитражного суда Московского округа от 4 апреля 2017 г. № Ф05-7372/13 по делу № А40-65834/11, постановление арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 июня 2016 г. № Ф04-2554/2016 по делу № А45-12277/2015).
 

Может ли условиями корпоративного договора быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из участников? Узнайте ответ в "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Эксперт также обратила внимание на то, что несмотря на отсутствие в гражданском законодательстве прямого указания на возможность понуждения к исполнению корпоративного договора в натуре, в судебной практике существует подход, согласно которому к такому договору применяются соответствующие общие правила гражданского законодательства (ст. 396 ГК РФ). Так, арбитражный суд Ставропольского края решением от 19 января 2015 г. по делу № А63-9751/2014 удовлетворил требования истца о понуждении ответчика – участника корпоративного соглашения к исполнению обязательств по корпоративному договору в натуре, а именно об обязании ответчика выкупить акции истца ввиду наступления определенных обстоятельств (недостижение определенных договором ключевых показателей по проекту). Еще в одном деле, например, соглашением об осуществлении прав участников ООО предусматривалось, что "головная компания" (истец) наделяется правом преимущественной покупки долей "основателей", одним из которых являлся ответчик. Договор устанавливал, как именно должен был осуществляться акцепт оферты о выкупе доли: путем подписания договора купли-продажи в определенной нотариальной конторе в присутствии нотариуса. Ответчик отказался от заключения договора, на назначенную встречу не явился. Суд первой инстанции, решение которого поддержали апелляционный и кассационный суды, обязал ответчика заключить с истцом договор купли-продажи доли во исполнение корпоративного договора (решение Арбитражного суда г. Москвы от 22 февраля 2018 г. по делу № А40-217225/2016).
 

Перспективы законодательного регулирования

Алексей Голощапов напомнил, что в законодательство могут внести изменения, направленные на обеспечение прав участников корпоративных договоров в части оспаривания сделок, заключенных другой(ими) стороной(ами) договора в его нарушение. С этой целью предлагается закрепить механизм внесения в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юрлиц, ИП и иных субъектов экономической деятельности (ЕФРС) информации об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором. Законопроект, содержащий соответствующие положения, Госдума приняла в первом чтении еще в апреле текущего года.

Поправки планируется внести в ст. 7.1 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Правом на внесение в ЕФРС сведений об ограничениях, связанных с корпоративным договором, будут наделены, в случае принятия законопроекта, участники такого договора. В пояснительной записке к документу отмечается, что в настоящее время защита прав участников корпоративного договора путем признания сделок, заключенных в нарушение корпоративного договора, недействительными, фактически заблокирована, поскольку в соответствии с п. 4 ст. 67.2 ГК РФ раскрытие содержания корпоративного договора не требуется, а в случае заключения корпоративного договора участниками непубличного общества его содержание является конфиденциальным. Предлагаемый законопроектом механизм, по замыслу инициаторов, позволит эту ситуацию исправить. Сейчас сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором (п. 6 ст. 67.2 ГК РФ). Алексей Голощапов пояснил, что внесение сведений об ограничениях по договору в реестр, по общему правилу, будет формировать презумпцию осведомленности о них третьих лиц. Следовательно, оспаривать сделки станет проще.

Добавим, однако, что в обозначенном законопроекте преимущественно речь идет о другом, а именно об урегулировании упрощенной процедуры банкротства граждан, о чем ГАРАНТ.РУ писал ранее.
 

***

Таким образом, несмотря на высказываемые в юридической литературе различные суждения о правовой природе корпоративного договора, практика показывает, что к нему применяются общие положения об обязательствах. Так, договором можно устанавливать неустойку, требовать понуждения к исполнению договора в натуре. Вместе с тем, в корпоративный договор, учитывая те же общие положения гражданского законодательства, например, п. 2 ст. 9 ГК РФ, некоторые положения включать не стоит. Речь идет, в частности, об условиях, чрезмерно ограничивающих возможности распоряжения долями (акциями) и изменяющих установленный законом порядок принятия решений общим собранием участников общества.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме: