IT

Новости и аналитика Аналитические статьи Право в эпоху высоких технологий – поддержка или препятствие?

Право в эпоху высоких технологий – поддержка или препятствие?

Право в эпоху высоких технологий – поддержка или препятствие?
Andrey_Popov / Shutterstock.com

Нередко профессиональное сообщество констатирует, что право с трудом успевает за меняющимися общественными отношениями, развивается слишком медленно и не учитывает современные тенденции. Особенно это заметно, когда речь идет о новых технологиях, например, о криптовалютах или введении электронных таможенных систем.

Можно ли "примирить" право и технологии и какими путями это сделать – в ходе VII Международной конференции "Право в цифровую эпоху", которая прошла на этой неделе в НИУ ВШЭ, эксперты высказали свои позиции по данному вопросу.

Консервативное право и современные технологии 

Закон и технологии сочетаются не самым лучшим образом, поскольку юриспруденции присуща стабильность, предсказуемость и определенность, а инновации, напротив, предполагают изменения. Такую позицию представил главный научный сотрудник Международной лаборатории по праву информационных технологий интеллектуальной собственности НИУ ВШЭ Йен Ллойд и сам же назвал ее скептической. Он добавил – основная проблема заключается в том, что право постоянно пытается догнать ту или иную инновацию, и в какой-то степени оно регулирует уже технологии прошлого, а нормы устаревают почти в день их вступления в силу. Например, по его словам, Европейский союз приложил много усилий, чтобы в странах-членах можно было использовать мобильный телефон по домашним тарифам, то есть без роуминга. Но теперь трудно сказать, что это изменение имеет действительно большое значение, поскольку для общения чаще используются мессенджеры и сервисы бесплатных видеозвонков, доступные через сеть 4G или Wi-Fi. Следовательно, по словам Йена Ллойда, закон получился не таким инновационным, каким его видели разработчики.

С этим мнением отчасти согласилась заведующая Международной лабораторией по праву информационных технологий интеллектуальной собственности НИУ ВШЭ, профессор, д.ю.н. Ирина Богдановская. По ее словам, ряд отраслей права все еще придерживается консервативного подхода и не ориентируется на регулирование новых технологий. Но в то же время единообразия среди различных отраслей права в подходе нет, так как некоторые из них более активно пытаются найти место инновациям в правовом поле. Не исключено, впрочем, что такая неопределенность – лишь временное явление. Эксперт обратила внимание, что право – сложное явление, в основе которого лежат социальные интересы. Они должны сформироваться и дать толчок к развитию права, а пока находятся лишь на стадии формирования, считает Богдановская. Потребность в изменениях при этом нарастает.

Административные барьеры и цифровая экономика

В отдельных аспектах право не только не поспевает за современными тенденциями, но и препятствует их распространению. Административные барьеры мешают, например, входу на рынок в условиях распространения цифровой экономики. Причем, как отметила заместитель заведующего отделом административного законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Людмила Терещенко, такие барьеры препятствует входу на рынок либо субъекту, либо продукции.

Так, потенциальный участник рынка может столкнуться с необходимостью зарегистрироваться в качестве ИП или юрлица, получить специальное разрешение или лицензию. Вдобавок свои требования могут выдвинуть саморегулируемые организации, причем, по наблюдению эксперта, даже более жесткие, чем предъявляет государство. Товар также не может свободно выйти на рынок, так как существуют требования к его безопасности, а значит, необходимо, к примеру, получить сертификат или обеспечить соответствие установленному стандарту.

Однако в данном случае речь скорее идет о неизбежных и необходимых ограничениях, даже в условиях построения цифровой экономики. По оценке Людмилы Терещенко, сегодня есть тенденция сокращения административных барьеров, но полностью обойтись без них нельзя. Ведь если исчезнут все ограничения и требования, потребители получат некачественную и небезопасную продукцию.

Действующие нормы и технологии будущего

Если все же исходить из того, что правовое регулирование новых технологий неизбежно, даже с присущими ему ограничениями, возникает вопрос – каким именно оно должно быть. Однозначный ответ на этот вопрос вряд ли найдется, скорее возможно три подхода:

  • существующие нормы уже вполне применимы к новым технологиям;
  • действующие нормы нужно доработать под современные тенденции;
  • право должно быть принципиально новым.

При этом нельзя сказать, что законодателю необходимо выбрать только один из трех вариантов и придерживаться его в дальнейшем. Вполне применимы все три подхода – в зависимости от отрасли и стадии ее развития.

Так, например, на начальном этапе регулирования новых финансовых технологий юрист проектов Некоммерческого фонда "Аналитический центр "Форум" Татьяна Комарова считает необходимым описывать новые явления при помощи действующих правовых категорий. Под финансовыми технологиями подразумеваются, в частности, big data, ICO (выпуск и продажа криптовалюты для привлечения средств в проекты и стартапы), криптовалюты, мобильные платежи и т. д., а к традиционным правовым институтам, применимым к ним, юрист отнесла договор, платежное средство, имущество и ряд других.

Однако в дальнейшем, отметила Татьяна Комарова, необходимо трансформировать действующие правовые институты, например, сделкоспособность, вину, правоотношение, и разрабатывать новые конструкции. К тенденциям правового регулирования новых финансовых технологий она в числе прочего отнесла отказ от дефинитивных норм или их сокращение и переход к "функциональным нормам", которые бы описывали сферу применения тех или иных институтов. Кроме того, отдельные правовые институты и инструменты, по мнению юриста, нужно заменить технологическими, а также внедрить новые технологии в процесс принятия решений.

С тем, что существующие нормы нужно корректировать под современные технологии, согласен и младший научный сотрудник Международной лаборатории по праву информационных технологий и интеллектуальной собственности НИУ ВШЭ Михаил Журавлев. По его мнению, недавно принятый Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 242-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья" (далее – закон о телемедицине) в полной мере не оправдал ожиданий по легализации телемедицинских услуг. В первую очередь эксперт связал это с тем, что дистанционная постановка первичного диагноза и назначение лечения данным законом запрещаются. В то же время, напомним, на стадии разработки документа экспертный совет при Правительстве РФ предлагал предусмотреть возможность лечения и диагностики пациента посредством телемедицины.

Кроме того, по оценке Михаила Журавлева, существующий правовой режим персональных данных недостаточно гибок и не сможет адаптироваться под потребности телемедицины. Он пояснил, что действующие специальные нормы о персональных данных имеют привязку к субъектам, которые персонально занимаются медицинской деятельностью и обязаны соблюдать врачебную тайну, в то время как субъектами телемедицинской деятельности являются не только профессиональные субъекты, но и другие лица. Это могут быть производители устройств, которые обрабатывают данные пациентов, администраторы интернет-сервисов, а также владельцы сайтов, которые специализируются на оказании телемедицинских услуг. И даже если они будут обрабатывать персональные данные пациента с его письменного согласия, остается неясным вопрос, распространится ли на них обязанность соблюдать врачебную тайну. Эксперт назвал эту ситуацию неопределенной, так как законом она не урегулирована. Он добавил, что также чрезмерными являются требования о персональных данных – даже для использования фитнес-трекера, который измеряет пульс, для целей телемедицины придется заполнять письменное согласие на обработку персональных данных.

А принципиально новые подходы скорее необходимы при регулировании Интернета правовыми методами. По мнению исполнительного вице-президента по взаимодействию с органами государственной власти ПАО "ВымпелКоМ" Михаила Якушева, осмысления требует целый ряд новых теоретических проблем. Поскольку возникли новые субъекты права, в частности, администраторы сетевых ресурсов и операторы сетевых сервисов, новые объекты регулирования – сайты, домены, блоги, блокчейн и т. п., а также новый способ реализации прав и исполнения обязательств – алгоритмизация правоотношений. Эксперт не исключил, что в перспективе данный вопрос будет решаться на наднациональном уровне, путем принятия международного акта в сфере управления Интернетом в целях защиты информационных и иных прав человека, борьбы с киберпреступностью и недопущения причинения трансграничного вреда.

Право и технологии: перспективы регулирования

Очевидно, что законодателю все же придется подстроиться под новые тенденции – эксперты уже наметили несколько направлений для развития. Одно из них – так называемые "умные" города. Имеется в виду градостроительная концепция, которая позволяет объединить физические, цифровые и человеческие системы в искусственно созданную среду для улучшения качества жизни горожан. Она, к примеру, позволяет городской власти следить за развитием города и собирать данные от жителей и устройств, чтобы определить дальнейшие перспективы развития.

В российском праве понятие "умный город" пока не закреплено, а регулирование данного вопроса в целом, по оценке директора проектов Продуктового офиса "Умный город" ПАО "Ростелеком" Надежды Кострюковой, находится на начальной стадии. При этом процесс создания соответствующих технологических решений, по данным эксперта, идет в стране больше 10 лет.

Что интересно, раздел, посвященный "умным" городам, мог войти в Программу "Цифровая экономика Российской Федерации" – так предполагалось в проекте данного документа. В итоговый вариант программы он не вошел, но, по словам Надежды Кострюковой, программа в будущем может быть дополнена специальным разделом и дорожной картой. В этих условиях, как отметила эксперт, сегодня "умные" города реализуются практически по инициативе региональных и муниципальных властей, причем представители различных регионов и муниципалитетов понимают под ними что-то свое. Иными словами, пока существует неопределенность – и в правовом регулировании, и в отношениях между регионом и муниципалитетом. К городам, которые можно считать "умными" на сегодняшний день, специалист отнесла Москву, Казань и Санкт-Петербург.

По мнению экспертов, при создании умных городов в дальнейшем нужно ориентироваться на международные стандарты – благо уже наработан значительный зарубежный опыт, и его можно взять за основу. Кроме того, определенные позитивные процессы они видят и в российском законотворчестве1, а комплексно реализовать проекты умных городов представляется возможным посредством государственно-частного и муниципально-частного партнерства.

Существенные изменения эксперты ожидают и в работе юристов. Директор по связям с законодательной и исполнительной властью ПАО "МегаФон" Дмитрий Петров, основываясь на проведенном опросе, рассказал, что сами юристы хотели бы автоматизировать как можно больше рабочих процессов к 2020 году. Например, работу судов – чтобы в автоматическом режиме проходило движение документов в рамках судебного процесса, включая исполнительные листы. Другая возможная перспектива – активное использование типовых решений и договоров, причем формирование таких конструкторов происходило бы на базе нейронных сетей. В целом, считает эксперт, роботизированные решения – ближайшее будущее юридической практики. Он также предположил, что "роботизированные" юристы появятся через 10 лет и могут вытеснить с рынка многих специалистов. Отметим, что в последнее время такая вероятность обсуждается часто, но представители профессионального сообщества, рассуждая о перспективах профессии юриста, приходят к выводу – роботы не смогут полностью заменить юристов.

***

Учитывая стремительное развитие технологий, например, таких, как внедрение "умных" городов, и высокие ожидания относительно профессии юриста, в частности, активное внедрение автоматизации, можно предположить, что в будущем изменится и характер правового регулирования. Если право сможет подстроиться под современные тенденции, ему придется стать более функциональным и гибким, чем сегодня. По крайней мере, на это рассчитывают представители профессионального сообщества.

Документы по теме:

Читайте также:

Законодательное регулирование криптовалюты: каким оно может быть?

Законодательное регулирование криптовалюты: каким оно может быть?

Мнения экспертов разделились: одни предлагают вносить изменения в существующие нормативные акты, другие – не торопиться с ужесточением законодательства, которое может привести к оттоку малого и среднего бизнеса из страны.

Минздрав России разработал порядок оказания телемедицинской помощи

Минздрав России разработал порядок оказания телемедицинской помощи

В частности, предусмотрена возможность получения пациентами анонимных платных телемедицинских консультаций.

В России может появиться информационная система учета заявлений о преступлениях и правонарушениях

В России может появиться информационная система учета заявлений о преступлениях и правонарушениях

С предложением о создании автоматизированной системы электронного учета выступили общественники.

______________________________

1 С текстом законопроекта № 157778-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части признания информационных систем объектами соглашения)" и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.